Страна Р Виктор МАРАХОВСКИЙ gazeta.ru

Эффект Шавенковой

Интернет становится все более эффективным инструментом общества в отношениях с властью. Пример тому – мягкий приговор иркутской чиновнице Анне Шавенковой за двух сбитых женщин отменен под давлением «электронной общественности».

Анна Шавенкова. ФОТО: vesti.kz.

Приговор Кировского районного суда Иркутска, вынесенный консультанту аппарата «Единой России» в иркутском заксобрании Анне Шавенковой в августе, был – скажем так – традиционным для дел о «чиновничьих авариях». Её признали виновной в совершении ДТП, в котором погибла одна женщина и была покалечена другая, и приговорили к 3,5 годам в колонии-поселении. Но судебная коллегия тут же выдала Шавенковой, как молодой матери, отсрочку на 14 лет – до 2024 года.

На практике такая отсрочка почти гарантировала, что ни в какую колонию осужденная не попадёт. Ибо в статье 82 Уголовного кодекса России написано: «По достижении ребенком четырнадцатилетнего возраста суд освобождает осужденного от отбывания наказания со снятием судимости либо заменяет оставшуюся часть наказания более мягким видом наказания. Если до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста истек срок, равный сроку наказания, отбывание которого было отсрочено, и орган, осуществляющий контроль за поведением осужденного, пришел к выводу о соблюдении осужденным условий отсрочки и его исправлении, суд может принять решение об освобождении осужденного от отбывания наказания, со снятием судимости».

Таким образом, задолго до 2024 года – если точно, то в 2014-м – консультант Шавенкова могла оказаться очищенной от любых судимостей.

С учетом того что подобную мягкость суд далеко не всегда проявляет к беременным, по логике, Шавенкова должна была убедить коллегию в своем глубоком раскаянии. Но на практике она сделала, кажется, всё, чтобы произвести обратный эффект. Перед покалеченной ею девушкой не извинилась, перед родителями ее погибшей сестры – тоже. Компенсацию не заплатила. И вообще, если смотреть со стороны, проявила удивительную беззаботность в отношении собственного имиджа, ограничившись формальным признанием вины и сожалением о случившемся «для протокола».

Между тем к моменту приговора имя Шавенковой уже было известно далеко за пределами Иркутской области. Ведь инцидент с наездом, совершенным 2 декабря прошлого года, был зафиксирован камерой слежения и оперативно выложен в интернет на видеосервис Youtube. В итоге сотни тысяч граждан увидели, как женщина, только что впечатавшая в крыльцо университета двух прохожих, выходит из машины и, не обращая никакого внимания на лежащие тела, принимается осматривать свою Toyota Corolla на предмет повреждений.

Этого было достаточно, чтобы дело Шавенковой стало общенациональным прецедентом. Общество, уставшее от «чиновничьих аварий», в которых высокопоставленные участники остаются безнаказанными, впервые обнаружило более действенное средство для выражения своего мнения, чем выход на митинг. Им стала блогосфера.

Сообщения о ходе следствия расходились по блогам, обсуждались на форумах и в комментариях к публикациям в СМИ. Общественный интерес рикошетил обратно в масс-медиа, исключая таким образом саму возможность замолчать и замять историю.

Роль интернета как инструмента общественного контроля за властью сильно проявилась после ДТП с участием вице-президента «ЛУКойла», расследование которого было взято под личный контроль президентом России именно «в связи с обсуждением инцидента в интернете».

Фактически в этом году выяснилось, что российская власть, крайне болезненно воспринимающая появление возмущённых толп на площадях, к «электронному» возмущению относится намного лояльнее. Возможно, потому, что, в отличие от уличного протеста, направленного в основном против самой власти, общественные интернет-кампании оказались более адресны и конкретны и были направлены против неправедных действий отдельных персон.

Поэтому, когда дело Шавенковой в Иркутске было проведено «по старинке» – без экспертизы скорости, с формальным раскаянием и с таким же формальным, по сути, приговором – это было явной ошибкой. Вместо кулуарного завершения истории получился новый скандал. Блоги снова взорвались комментариями (Шавенкова упоминалась в интернете за последние два месяца более 50 тысяч раз). Их реакция распространилась по изданиям и органам власти. О своем желании участвовать в деле на стороне потерпевших в сентябре заявил член Общественной палаты РФ адвокат Анатолий Кучерена.

В итоге, во многом под давлением «электронной общественности», областной суд на этой неделе отменил приговор суда первой инстанции. Дело направлено на новое рассмотрение. И кстати, теперь отпустить Шавенкову с миром будет гораздо сложнее. Пока шло следствие, Госдума приняла в третьем чтении закон, отменяющий отсрочку наказания, «если осужденный приговорен к ограничению свободы».

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}