Страна Р

ИСКУШЕНИЕ СВ. ДИМИТРИЯ

Не успел руководитель "Родины" Д.О. Рогозин с четырьмя верными депутатами приступить к голодовке, требуя увольнения подставивших президента министров-приватизаторов, как тут же его стал искушать враг. В кабинет, где пребывали голодающие, "из вентиляции неожиданно пошел густой запах борща и котлет", но члены "Родины" противостали искушению и законопатили вентиляционное отверстие. Возможно, в искушении Рогозина даже и не было специальной вражьей воли, а просто политик взалкал, отчего у него чрезвычайно обострилось обоняние, и не замечаемые прежде запахи съестного произвели соблазн. Если же вражье искушение все-таки имело место, то, поскольку думским хозяйством ведает управление делами администрации президента РФ, очевидно, ее руководители, боясь, что самоотверженный Д.О. Рогозин сокрушит тех, кто подставил президента, производили соблазн в попытке избегнуть заслуженного возмездия. Враг силен, это, очевидно, не последняя попытка, и лидеру "Родины" следует быть готовым к тому, что коварные администраторы подошлют к нему блудных плясавиц с выпивкой и закуской.

Если Д.О. Рогозин и его верные родинцы успешно побороли соблазн, то председатель думского комитета по регламенту О.Д. Ковалев оказался слабее и не устоял перед искушением сморозить нечто совсем несообразное. Признав, что на сегодняшний день "нет никаких оснований - ни законодательных, ни в думском регламенте - для запрета голодовки", председатель комитета намерен "вносить соответствующие поправки в действующее законодательство, чтобы исключить в будущем подобные вещи".

О.Д. Ковалев не учел, что отсутствие оснований связано не с какими-то частными огрехами законодательной техники, легко устраняемыми путем поправок, но с природой депутатского статуса. Как бы ни относиться к акции лидера "Родины" - видеть в нем героического страдальца за народ или же язвить по поводу Васисуалия Рогозина, обращающегося к администрации президента РФ с гневным "Волчица ты, тебя я презираю", - в любом случае депутат полностью в своем праве. Как неприкосновенный носитель народного суверенитета, не подлежащий ни задержанию, ни выдворению, - тем более что ничего противозаконного он не совершает - он вправе находиться в своем официальном кабинете столько, сколько сочтет нужным, а равно и делать любые публичные заявления - в том числе и о необходимости отставки правительства. Чем в это время питается депутат и питается ли он вообще - также его сугубо личное дело.

Даже заключенному затруднительно запретить голодовку, не прибегая к очень сомнительным юридическим ходам, при том что з/к - человек, пораженный в правах, и это вроде бы должно облегчать запрет. Депутат же - лицо никак не пораженное, но, напротив, неприкосновенное, и что-либо придумать здесь еще труднее. Были, правда, попытки квалифицировать голодовку как дезорганизацию работы исправительно-трудовых учреждений, и, возможно, О.Д. Ковалев по аналогии хотел рассматривать акцию Д.О. Рогозина как дезорганизацию работы исправительно-законодательного учреждения, контингент которого, т.е. депутаты, под угрозой помещения в карцер обязан строго соблюдать правила внутреннего распорядка.

Но нельзя отрицать, что внутренний распорядок в Думе расшатывается. Поревновав Д.О. Рогозину, сделавшемуся львом настоящей минуты, его коллега по фракции А.Н. Крутов также решил прославиться, для чего распространил воззвание к генеральному прокурору под названием "Еврейское счастье, русские слезы", указывающее, что "еврейская религия - антихристианская и человеконенавистническая, доходящая до ритуальных убийств", и требующее "официально возбудить дело о запрете в нашей стране всех религиозных и национальных еврейских объединений как экстремистских".

Более подробное знакомство с воззванием порождает ряд загадок. То, что имена подписавшихся под ним всюду скрыты - во всех списках фигурирует лишь девять имен, а про остальных сказано лишь: "Более 500 подписей, среди них 19 депутатов Государственной думы", еще можно объяснить. Важное место в тексте занимает тема ритуальных убийств, и, очевидно, остальные 19 депутатов скрыли свои имена, опасаясь быть от жидов умученными. Такая предосторожность понятна, но никак не понятна другая текстологическая деталь. Вся доказательная часть воззвания дословно и целыми страницами списана с книги И.Р. Шафаревича "Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России", изданной летом 2002 г., чем и объясняется, что все примеры злохудожности российского еврейства относятся к предшествующему периоду, а более поздних примеров нет. Вообще-то в таких случаях принято указывать источник столь обширного цитирования - но в борьбе всякое бывает.

Тем не менее странно, что столь важная книга (о выходе которой авторы воззвания не могли не знать, ибо одного из них И.Р. Шафаревич особо благодарит в предисловии за деятельную помощь в подготовке печатного труда) два с лишним года пролежала втуне, прежде чем изложенные в ней аргументы было решено сообщить В.В. Устинову. Вероятно, составители текста столь глубоко изучили еврейский вопрос и так им прониклись, что взяли за руководство классический анекдот - "Дорогой Абрам, наконец-то я нашел время и место написать тебе". Тем более что время в самом деле выбрано удачно - сразу вслед за тем, как Госдеп США выразил озабоченность по поводу роста антисемитизма в России и за два дня до мемориальной поездки В.В. Путина в Аушвиц, что ему сейчас особенно кстати. К счастью, составители текста вовремя вспомнили свои собственные слова о том, что "множество антиеврейских акций во всем мире постоянно устраиваются самими евреями с провокационной целью", и, осознав, что они оказались слепым орудием в руках всемирного еврейского заговора, ужаснулись такому коварству и отозвали свое послание.

Тем временем стереотипно продолжалась чеченская борьба за мир. Мужественная журналистка А.С. Политковская сообщила, что вслед за поездкой А. Закаева в Брюссель, где он желал переговариваться с солдатскими матерями, сорвалась и сходная поездка в Хельсинки, причем по той же причине - власти страны не гарантировали Закаеву неприкосновенность. А.С. Политковская в связи с этим спрашивает, кто в Финляндии хозяин, "российские спецслужбы или финское правительство?". Вопрос интересный, но еще интереснее, что столь неодолимо мешает солдатским матерям слетать в Англию и там устроить с Закаевым всеобщее перемирие. В дилемме "Вам ехать или шашечки?" матери однозначно и безусловно предпочитают шашечки, чем объяснить столь твердую привязанность, неведомо никому.

Максим СОКОЛОВ, www.izvestia.ru

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}