Мошкович Вадим Николаевич. Биография.

Мошкович Вадим Николаевич фото

Представитель в Совете Федерации ФС РФ от законодательного органа государственной власти Белгородской области (с мая 2006 г.).
•Родился 6 апреля 1967 года в Москве.
•В 1992 г. окончил Московский институт радиоэлектроники и автоматики по специальности "Радиотехника".
•В 1991-1992 гг. работал на Московской товарно-сырьевой бирже.
•В 1992 г. основал строительную компанию "Авгур Эстейт".
•В 1994-1995 гг. - руководитель компании "Белый Орел".
•В 1995 г. учредил компанию "Шугар Трейдинг".
•В 1997 г. - руководитель ЗАО "Шугаримпэкс трэйдинг компани".
•В 1999 г. основал компанию "Русагро".
•В 2001 г. - член Совета директоров АБ "Собинбанк".
•По 2006 г. - генеральный директор ООО "Группа компаний "Русагро".
•В октябре 2010 г. избран депутатом Белгородской областной Думы.
•Член Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств и Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и туризму.

Увлекается спортом - хоккей, шахматы, теннис, охотой, рыбалкой. Женат, имеет дочь и сына.

О компании: В группу компаний Русагро входит ЗАО Шугар Трейдинг Компани, в активе которой пять сахарных заводов в Белгородской, Тамбовской областях и Краснодарском крае и 14 торговых филиалов в разных городах России. С сентября 2001 г. компания участвует в управлении трех заводов компании Русский сахар. В ГК входит также ЗАО Курант Зерно, владеющее двумя элеваторами - в Краснодарском крае и на Алтае, Аннинским МЭЗ в Воронежской области и Краснодарским МЖК, и ЗАО Русагро-Инвест. Годовой оборот компании в 2001 г. составил $500 млн. Стратегические планы Русагро на ближайшие три года - занять 25 - 30% рынка сахара, 10% рынка зерна и 10% рынка масла.

Бизнес по-мошковски
Сладкие истоки жирных миллионов (материал от 2004 г.)

Когда в России начал формироваться свободный рынок, государство приветствовало создание крупных российских компаний. Через несколько лет олигархические группы фактически установили контроль над всеми природными ресурсами государства. Причём само государство, как выясняется, оказалось у них в роли сироты казанской, ежегодно недополучая от них миллиарды долларов. Сколько именно, сейчас выясняют правоохранительные органы.

Но вот урок, что пускать козла в огород надо на коротком поводке, из них, похоже, не извлечён. И сегодня отдельно взятые представители «чисто
русского бизнеса» в борьбе за доходные места пытаются доказать, что ни местные власти, ни государственные структуры им не помеха. В третьем раунде
на кон поставлены сельхозперерабатывающие предприятия страны. И активную политику по поглощению этих предприятий проводит группа компаний
«Русагро», возглавляемая 37-летним бизнесменом Вадимом Мошковичем.

В 1991 году он появляется на Московской товарно-сырьевой бирже; Но тут молодой бизнесмен долго не задерживается — в 1992 году он основывает некую строительную компанию. Однако вскоре его привлекает более простой способ заработать деньги. Водка «Белый орёл», импортируемая возглавляемой им компанией, позволила Вадиму Мошковичу если и не взлететь на вершины русского бизнеса, то по крайней мере к ним приблизиться.
Чтобы удовлетворить честолюбие, понятно, нужны деньги. В середине 90-х одним из наиболее прибыльных видов бизнеса становится поставка в Россию сахара. Недолго думая, Мошкович учреждает компанию «Шугар Трейдинг Компани». Импорт сахара на протяжении ряда лет оставался очень доходным делом. Это позволило Мошковичу заложить фундамент для создания группы предприятий «Русагро».

И сахарный бизнес обеспечил Мошковичу сладкую жизнь. Однако России это обходилось недёшево. По оценкам сии в 1995—1998 годах ежегодно переплачивало за сахар $450—500 миллионов. К 2003 году над сахарным раем г-на Мошковича начали собираться тучи. Во-первых, поставки сахара в Россию были поставлены под государственный контроль. Во-вторых, сами участники сахарного бизнеса решили навести в нём элементарный порядок. Так возник конфликт Мошковича с компанией «Русский сахар».

По словам председателя совета директоров «Русского сахара» Михаила Липского, «суть конфликта состоит в том, что взгляды акционеров «Русского сахара» и г-на Мошковича на сахарный рынок принципиально отличаются. Акционеры не согласны с политикой сокрытия прибыли сахарными заводами. Имея акционером г-на Мошковича, мы не могли активно проводить нашу политику в сахарной отрасли. Сегодня мы готовы более активно защищать установление справедливых отношений на рынке».

В итоге Мошкович от управления ЗАО «Русский сахар» был отстранён. Но сдаваться он не собирался. Его компании начали поставлять в Россию так называемый сироп. Сам Мошкович этого не скрывает: «Мы целый год «закрывали» сироп для ухода от высоких пошлин. В 2002—2003 годах сахар-сырец растворяли в воде и ввозили в Россию под видом сиропа». Но таким образом он вёл борьбу не только с конкурентами. Мошкович прямо заявил: «Мы вели борьбу с нашим правительством». Мог бы сказать ещё прямее — с государством.

История с сиропом далеко не единственная в ходе борьбы господина Мошковича с государством. Из материалов следствия по деятельности возглавляемых Мошковичем предприятий следует, что в июне 2000 года Вадим Мошкович, используя свои связи с руководством Госрезерва, добился предоплаты для ООО «Гречишкинская зерновая компания» (Краснодарский край) 325 млн. рублей под поставки зерна в резерв государства. Однако по показаниям генерального директора 000 «Гречишкинская зерновая компаредана коммерческим фирмам ЗАО «Шугар Трейдинг Компани» и ЗАО «Русагро». Часть средств была направлена в некое ООО, зарегистрированное по утерянному паспорту. Средства использовались, естественно, не на закупку зерна для государства, а на приобретение недвижимости, акций, оплату долгов.

По материалам проверки деятельности одной из таких фирм, ООО «Фаворит Продакт», осуществлявшей поставки семян подсолнечника на Краснодарский масложировой комбинат, принадлежащий Мошковичу, прокуратурой г. Краснодара было возбуждено уголовное дело. Во время обысков в офисах фирм, входящих в холдинг Мошковича, работники правоохранительных органов были поражены размахом его «деятельности». Были найдены схемы закупок сельхозпродукции с териалы о сокрытии доходов, наличии «чёрной» кассы. Но после визита господина Мошковича в Краснодар дело было закрыто с такой поспешностью, что многочисленные документы остались неизученными. В том числе о не нашедшем отражения в бухгалтерском учёте переводе в различные регионы России около миллиарда рублей и $3 миллионов.

Потерпев неудачу в борьбе с государством в сахарном бизнесе (убытки предприятий Мошковича в 2003 году составили $10 млн.) и попав под пристальное внимание правоохранительных органов, Вадим Мошкович решил заняться бизнесом в сельском хозяйстве. Правда, очень быстро роль радетеля отечественному АПК ему наскучила. Решив, что «сельским хозяйством сейчас бессмысленно заниматься» и что оно в ближайшей перспективе не принесёт прибыли, Мошкович обратил свой взгляд на предприятия, перерабатывающие сельхозпродукцию. Почему? Ответ очень поост. и дал его сам Мошкович: «Переработка — единственное место, где сегодня можно быть рентабельным». Однако и тут дела у г-на Мошковича как-то не заладились. Показателем его предпринимательских способностей стала деятельность нескольких предприятий в Краснодарском крае.

О деятельности ООО «Гречишкинская зерновая компания» уже упоминалось. Не лучшим образом обстоят дела и на Краснодарском масложировом комбинате. А после скандальной истории приобретения Мошковичем Кропоткинского маслоэкстракционного завода практически весь инженерно-технический персонал вынужден был покинуть предприятие. Убытки завода только за первые месяцы 2004 года превысили 4 млн. рублей. Но останавливаться на достигнутых «успехах» Мошкович, по-видимому, не собирается. Судя по некоторым публикациям в местных СМИ, сейчас на очереди — успешно развивающийся Лабинский маслоэкстракционный завод. Это предприятие является на сегодняшний день одним из лидеров отрасли. За последние годы на нём была произведена модернизация оборудования, значительно увеличены объёмы производства, успешно реализуются социальные программы. Зарплата у рабочих значительно выше, чем в среднем по городу. При этом предприятие исправно платит налоги в бюджеты всех уровней.
Естественно, оно стало привлекательным для Мошковича. Но где гарантии, что при переделе собственности его не постигнет участь завода в Кропоткине? Что рабочие не окажутся за воротами, а само предприятие не «уведут» в Москву, где оно и будет платить налоги? Если вообще будет-их платить... Проблема уже вышла за рамки деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, так как напрямую затрагивает интересы экономики края, развития сельхозперерабатывающих предприятий, сельского хозяйства, продовольственной безопасности страны.

Краевые власти пока не заняли чёткой позиции по этому вопросу. Но времени для раздумий остаётся не так уж много — бурная деятельность и эксперименты господина Мошковича и ему подобных, как показывает опыт, могут слишком дорого обойтись и краю, и государству. Насколько дорого — свидетельствуют последние данные журнала "Форбс", опубликовавшего список 100 богатейших бизнесменов России. В нём г-н Мошкович занимает 78-е место с $320 миллионами.

Бизнес по-мошковски - 2
Как зарабатывают миллионы на отраве (материал от 2004 г.)

Результат деятельности бизнесмена Мошковича особенно остро ощутили на Кубани. Кропоткинский и краевой бюджеты лишились значительных налоговых поступлений. И это при том, что право собственности на Кропоткинский маслоэкстракционный завод (КМЭЗ) ещё оспаривается в Арбитражном суде! С приходом в Кропоткин бригады Мошковича КМЭЗ покинули ведущие специалисты, высококлассные профессионалы. Ушёл каждый четвёртый сотрудник. Вдобавок Кропоткинский завод резко сократил объёмы производства.

Лишь недавно Краснодарскому масложировому комбинату (МЖК), тоже в своё время завоёванному Мошковичем, позволили возобновить производство масла Natura. Причина запрета— низкое качество продукции масложирового комбината. После экспертизы, проведённой санкт-петербургской финансово-торговой корпорацией «Поликор», Вадим Мошкович получил предупреждение о том, что выпуск в Краснодаре масла Natura чреват для него гражданской и административной ответственностью. При этом совершенно никому не известно, кто будет отвечать за жизнь и здоровье людей, которые купят
некачественную продукцию.

Некоторые высказывания бывшего радиотехника, ныне дорвавшегося до «заводов, газет, пароходов», вызывают сомнения в том, что господина Мошковича сильно волнуют проблемы отечественного сельскохозяйственного производства.
Вот фрагменты его интервью газете «Ведомости», датированного октябрeм 2002 года.

— Как поменялась стратегия компании на следующий год? - интересуется у Мошковича корреспондент.

— Никак.

— Что, так и будете работать себе в убыток?

— Да.

— Тогда, может, вы скажете, какая сейчас средняя рентабельность аграрного бизнеса?

— Понятия не имею.

На какое бы предприятие ни приходил Мошкович, результаты для производства и работающих там специалистов оказывались примерно одинаковыми.

О методах управления и маркетинга, которые привнёс Мошкович на Краснодарский масложировой комбинат, после того как ему удалось
«консолидировать» контрольный пакет этого предприятия, рассказал бывший вице-президент Альфа-банка Дмитрий Руденко. Некоторое время ему
довелось поработать под началом Мошковича. Однажды Мошкович вызвал Дмитрия к себе в кабинет. «Он спросил, почему мы продаём маргарин дешевле
всех? — рассказывает Руденко. — Я ему объяснил, что наша продукция хуже конкурирующей. Сказал, что она не будет продаваться по другим ценам. Но
Вадим не поверил. Он сам позвонил директору завода и потребовал поднять цены».

Итогом менеджмента по Мошкови-чу стало то, что в декабре 2002 года Краснодарский МЖК продал маргарина в три с половиной раза меньше, чем в
сентябре: 1000 тонн вместо З600 тонн. И это при том, что в масложировом производстве на декабрь приходится сезонный всплеск спроса. В январе 2003-го
завод отгрузил и того меньше — всего 600 тонн маргарина. Однако это только видимая часть айсберга. Снижение объёмов отгрузки и производства
подразумевает сокращение закупок у сельхозпроизводителей. Спрашивается: чем виноваты кубанские земледельцы, что из выращенных ими семян и
зёрен стали производить некачественную продукцию? И почему пенсионеры должны платить за пачку маргарина, который к тому же ухудшился в
качестве, заведомо завышенную цену?

Впрочем, от того, что показатели производства, оказавшегося в руках Мошковича, ухудшались, его кошелёк, похоже, только распухал.

Вот что сообщает об источниках финансового благополучия г-на Мошковича официальный орган Федерального собрания Российской Федерации
«Парламентская газета»: «В офисах его компаний прошли обыски, выемки документов, на основании которых, как утверждают информированные
источники, можно говорить о хитрых схемах закупок сельхозпродукции с использованием фиктивных фирм, зарегистрированных по утерянным паспортам,
о различных схемах уклонения от налогообложения, о существовании «чёрной» кассы, двух «чёрных» мультивалютных счетов, не контролируемых
бухгалтерией, и т.д.»

По мнению некоторых информированных лиц, Вадим Мошкович мог сознательно стремиться к тому, чтобы сделать свои перерабатывающие заводы
убыточными. Для него, главного кредитора этих предприятий, их банкротство, по сути, ничего не меняет: заводы в любом случае останутся в его руках, но
уже очищенные от бремени бюджетных и прочих долгов.

При желании можно припомнить и такой интригующий факт: по сообщению СМИ, свой стартовый капитал Мошкович заработал на торговле водкой «Белый
орёл», которую для него производила одна американская корпорация.

«Водочное» происхождение первых миллионов Мошковича подтверждает и информация агентства федеральных расследований Freelance Bureau.
Сотрудники агентства изучали деятельность возглавляемого Мошковичем ТОО «Мэлла Лимитед», расцвет которого пришёлся на период «дикого»
капитализма начала девяностых. По данным агентства, Мошкович Вадим Николаевич, 1967 года рождения, уроженец г. Москвы, был не только
генеральным директором, но и одним из учредителей «Мэллы». Валютный баланс фирмы на 01.01.95 г. составлял 829 238 000 рублей, прибыль по итогам
года — 7 006 100 рублей. Товарооборот составил 184 249 000 рублей.

Такой размах стал возможен благодаря контракту, подписанному в июле 1994 года американской компанией «Рей Трейдинг Интернейшнл» и
Национальным фондом спорта России, о поставке в нашу страну алкогольных и табачных изделий на общую сумму $145 600 000. При чём здесь Мошкович?
А при том, что получателем водки «Белый орёл» по договору выступало ТОО «Мэлла». Самое интересное: согласно указанию Государственного
таможенного комитета РФ № 01-12/105 от 27.01.95 продукция, отгружаемая фирме Мошковича, не подлежала обложению импортной таможенной пошлиной,
акцизом, НДС, специальным налогом.

Вот и получается, что, пока в стране закрывались шахты и заводы, некоторые граждане делали свои состояния на торговле некачественным американским
спиртным.

Сейчас Мошкович пытается заставить страну употреблять масло сомнительного качества. Ещё одно свидетельство тому — служебная записка сегодняшнего
«директора» Кропоткинского МЭЗа Сидорова, к слову, ставленника Мошковича: «Качество маслосемян подсолнечника, поступающих на ЗАО «МЭЗ
«Кропоткинский», не соответствует указанному в качественных удостоверениях. Расхождения по качественным показателям превышают норму
допустимых отклонений». Что, для защиты потребителей опять необходимо вызывать экспертов из Санкт-Петербурга? Или запускать масло от Мошковича в
продажу, авось никто не помрёт?

Бизнес по-мошковски - 3
«Холдинг «Русагро» и группа «Сигма» могут открыть список неблагонадёжных партнёров, который составляет комиссия по корпоративной этике РСПП (материал от 2004 г.)

Мы уже писали о «тяжёлом» трудовом пути руководителя группы компаний «Русагро» Вадима Мошковича, отмеченном и поставками в Россию водки «Белый орёл», и провозом через границу больших партий сахара под видом сиропа, и попытками заняться сначала сельским хозяйством, а потом перерабатывающей промышленностью. Феномен Мошковича состоит в том, что, несмотря на сокращение производства и прибыли на предприятиях, попадающих под его управление, личное благосостояние молодого бизнесмена неуклонно растёт. По данным журнала Forbes, оно уже достигло $320 млн. В списке богатейших и успешных бизнесменов России он занимает почётное 78-е место. Какими способами молодому бизнесмену удалось скопить такое состояние, журнал не упоминает.

Ни для кого не секрет, что в начале и середине 90-х уклонение от налогов, ведение двойной бухгалтерии, минимизация прибыли были для многих
бизнесменов единственным способом сохранить производство в условиях постоянно меняющегося законодательства и налоговой политики. Но за последние годы государство сделало немало шагов навстречу российским предпринимателям, дав им возможность вести и развивать свой бизнес открыто. Эти шаги стали своеобразным приглашением к взаимному сотрудничеству в наиважнейшем для страны деле — развитии экономики. И многие это приглашение приняли. «Выход из тени» оказался невыгоден лишь тем бизнесменам, кто привык выкачивать из предприятий в свой личный карман максимальную прибыль в минимальные сроки. До сих пор подобная деятельность продолжает наносить серьёзный ущерб государству.

Вадим Мошкович сам не скрывает, что 2 года вёл «борьбу с правительством», уклоняясь от уплаты пошлин на поставляемый в Россию сахар, которые, по его мнению, были завышены. Этакий Робин Гуд. Вот только сахар для россиян от этого не стал дешевле: по оценкам экспертов, население переплачивало за него $400—500 млн. ежегодно. Сам же Мошкович в одном интервью пожаловался, что убытки его компаний в этом бизнесе составили $10 млн. Это кажется невозможным, но если взглянуть не на официальную финансовую отчётность компаний, а на личную прибыль, то всё встаёт на свои места. Не показывать доходы компаний выгодно: меньше отдашь государству — больше положишь в карман. Это правило Мошкович усвоил, видимо, ещё на поставках водки «Белый орёл», которая не облагалась импортной таможенной пошлиной, акцизом, НДС и специальным налогом.

Но даже несмотря на всё это, фигура Мошковича так и осталась бы малоизвестной широкой публике, если бы он не решил сменить кредо. Для смены имиджа появилась возглавляемая Мошковичем группа компаний «Русагро» — удачный PR-проект, позволивший нашему герою войти в деловые круги уже не торговцем американской водкой, а радетелем отечественному сельхозпроизводству. Именно с этого момента цветочки сменились на ягодки.
Вскоре после своего создания «Русагро» привлекла к себе внимание правоохранительных органов. Мы уже кратко писали об афере с поставкой зерна в Госрезерв в материале «Сладкие истоки жирных миллионов». Остановимся на этом деле более подробно.

Следственной группой Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями службы криминальной милиции МВД РФ было установлено, что в июне 2000 года Вадим Мошкович, используя свои связи с руководством Госрезерва, добился предоплаты для контролируемого им ООО «Гречишкинская зерновая компания» (Краснодарский край) 325 млн. рублей под поставки зерна в резерв государства. Согласно объяснениям генерального директора ООО «Гречишкинская зерновая компания», эта сумма по договорам займа была передана коммерческим фирмам ЗАО «Шугар Трейдинг Компани» и ЗАО «Русагро». Часть средств вообще была направлена в некое ООО, зарегистрированное по утерянному паспорту. Полученные от государства деньги тратились, естественно, не на закупку зерна для страны, а на приобретение недвижимости, акций, оплату долгов. Проще говоря — в интересах конкретных юридических и физических лиц.

По материалам проверки деятельности одной из таких фирм, ООО «Фаворит Продакт», в декабре 2001 года прокуратурой Краснодара было возбуждено уголовное дело № 20355. Во время обысков в офисах фирм, входящих в холдинг Мошковича, работники правоохранительных органов нашли массу увлекательных документов, в которых бизнес этих фирм предстаёт в совсем ином свете, чем любит описывать сам Мошкович в многочисленных интервью. Были обнаружены аналитические справки, отчёты, черновые записи, схемы закупок сельхозпродукции с использованием фиктивных фирм, их печати, факсимиле. А также документы, указывающие на существование «чёрной» кассы, о ведении двойного бухгалтерского учёта, об использовании неучтённых по бухгалтерии наличных денежных средств, в том числе и бюджетных, и индивидуальных предприятий, для снижения платежей по налогам, и электронные носители информации, свидетельствующие о сокрытии доходов от налогообложения.

Как были исследованы эти документы и почему они не стали основой для обвинения, неизвестно. Но можно представить, насколько был обеспокоен этим
фактом Мошкович и каковы были его объяснения… Что в конечном итоге возымело действие, неизвестно, но дело, находившееся под контролем ГУБЭП СКМ МВД РФ, было прекращено. Причём с явной поспешностью…

Вот цитаты из некоторых документов: «Документы, обнаруженные во время обыска в офисах фирм ЗАО «Шугар Трейдинг Компани» и ООО «Курант зерно», также входящих в холдинг «Русагро», свидетельствуют о том, что работниками ООО «Курант-Воронеж» в 2000—2001 годах были получены наличные деньги в сумме около 40 млн. рублей, которые не нашли отражения в бухгалтерском учёте. Отправка денег осуществлялась фиктивными фирмами ООО «Броден-оптим» и ООО «Иорла», зарегистрированными в Москве по утерянным паспортам». Или ещё: «По имеющейся информации, коммерческие фирмы, входящие в структуру холдинга, в своей деятельности используют различные схемы уклонения от налогообложения… Для удовлетворения потребностей бизнеса в наличных платежах используется «чёрная» касса, куда поступает выручка от «теневой» реализации. В холдинге существует два «чёрных» мультивалютных счёта, не контролируемых бухгалтерией».

Что «чёрные» кассы, «теневая» реализация и тому подобные трюки в фирмах «Русагро» используются сплошь и рядом, можно судить и по «рабочей инструкции», изъятой при одном из обысков. Этот документ можно даже назвать своеобразным учебником для любителей и профессионалов «серого» бизнеса. Особенно интересна глава под названием «Чёрная касса»:

«Чёрная касса работает на предприятии для… получения выручки от тёмной реализации за наличный расчёт. Основными направлениями расходования наличных денежных средств являются: расходы на заработную плату, расходы на премии и бонусы, откаты и поощрения, выплаты по распоряжению собственника, выплаты на личное потребление… Отчёт за хозяйственные операции, канцтовары, взятки коммунальным службам… ведёт Сергеев. На конец месяца Сергеев проверяется с кассиром, если у него остаётся невыясненная сумма, то он вспоминает, что это было». Интересно было бы узнать, а что бывает с Сергеевым, если он не «вспоминает»? Впрочем, это вопрос риторический, а вот вопрос, на который Генеральной и краевой прокуратуре всё-таки стоит ответить: почему дело в отношении фирм, контролируемых Мошковичем, не доведено до суда? Ведь, судя по этим документам, деятельность таких компаний наносит прямой ущерб государству, причём, учитывая масштабы бизнеса, весьма значительный.

Не менее интересны и схемы ухода от налогов, и множество других документов. На наш взгляд, правоохранительным органам стоит изучить все эти материалы наиболее тщательным образом, если они ещё не возвращены, как было обещано, Мошковичу. И для того, чтобы понять, откуда у молодого бизнесмена появилось $320 млн., и для того, чтобы избавить нашу экономику от вечного пребывания в «сером» состоянии.

По крайней мере российская бизнес-элита уже дала оценку этому предпринимателю. Как пишет газета «Ведомости»: «Холдинг «Русагро» и
международная консалтинговая группа «Сигма» могут открыть список неблагонадёжных партнёров, который составляет комиссия по корпоративной этике РСПП. Об этом, по словам председателя комиссии Б. Титова, сообщат банкам, кредитным организациям, российским и иностранным компаниям, администрации Краснодарского края.

Преждевременное правосудие
Уголовное дело по обвинению в мошенничестве главы "Русагро" Вадима Мошковича признано преждевременным (материал от 2005 г)

Новую сенсацию под названием "Дело Мошковича" скоро может получить общественность - глава холдинга "Русагро" стал очередным олигархом, оказавшимся под дамокловым мечом правосудия. Как стало известно, некоторое время тому назад ему было предъявлено официальное обвинение в мошенничестве в особо крупном размере.

Обвинение фигуранту нового уголовного дела выдвинули по той же статье УК, что и главе ЮКОСа. Однако представить себя жертвой политических репрессий или борцом за демократию Вадим Мошкович едва ли сможет.

В отличие от предшественников Мошкович - фигура непубличная. Он не позировал перед телекамерами, медиабизнесом не занимался. Все эти годы Мошкович просто делал деньги. Сфера его интересов - перерабатывающие предприятия АПК, которых входит сейчас в холдинг "Русагро" шестнадцать. Правда, сколотив, по мнению журнала "Форбс", 320-миллионное (в долларах, разумеется) состояние, эффективным менеджером наш герой так и не прослыл.

Спустя некоторое время правоохранительные органы обвинили Мошковича в мошенническом присвоении акций завода на общую сумму свыше ста миллионов рублей и использовании для этих целей поддельных документов. Событие, по мнению следствия, имело место в августе 2003 года. Поводом же к означенным действиям, как следовало из постановления о привлечении г-на Мошковича в качестве обвиняемого, послужило якобы выданное Салаватским районным судом в далекой Башкирии решение о переходе завода под контроль аффилированных с "Русагро" коммерческих структур.
Решения суда, говорится в документе, были поддельными.

28 мая прошлого года следователем ГУВД г. Москвы с согласия заместителя прокурора города было возбуждено уголовное дело, а 24 января с.г.
последовало предъявление обвинения по статье 159 УК РФ.

Вообще, надо сказать, не только те, кому лично довелось иметь дело с Вадимом Мошковичем, но и значительная часть бизнессообщества считает его
партнером небезопасным. Он даже удостоился жесткого предупреждения от комиссии по корпоративной этике при РСПП: "Действия Международной
консалтинговой группы "Сигма" и ООО "Группа компаний "Русагро" применительно к ЗАО МЭЗ "Кропоткинский" позволяют квалифицировать их как захват
предприятия. При приобретении ООО "Группа "Русагро" акций ЗАО МЭЗ "Кропоткинский" были нарушены принципы корпоративной и деловой этики" [...]

[...] Остается лишь надеяться, что история с "Кропоткинским" будет доведена до законного завершения. Однако есть ли этому все гарантии? Как
свидетельствуют источники, в правоохранительных органах заговорили о попытках оказания давления. И это, не исключено, лишь начало. Олигарх не тот
человек, чтобы сдаться. Взявшему штурмом не одно успешное предприятие слишком хорошо известно, как поступают с теми, кто сдается. И, как показали
дальнейшие события, подобные опасения, видимо, небеспочвенны. На фоне широкого общественного и журналистского интереса к данной теме громом с
ясного неба прозвучало сообщение Интерфакса, что "постановление... о привлечении Вадима Мошковича в качестве обвиняемого отменено... как
вынесенное преждевременно". То есть сначала постановили - "привлечь", а как только данным делом заинтересовалось журналистское сообщество и оно
получило широкий общественный резонанс, решение признается "преждевременным". Такое совпадение не может не вызывать вопросов. В том числе и о
возможностях, имеющихся в руках руководства аграрной компании.

Стал сенатором
Глава компании "Русагро", обвинявшийся в мошенничестве, подделке документов и хищениях, получил сенаторскую неприкосновенность (материал от 2006 г.)

Белгородская облдума избрала своим представителем в Совете федерации гендиректора группы компаний «Русагро» Вадима Мошковича. По словам спикера Анатолия Зеликова, бизнесмен удостоился такой чести за вклад в развитие АПК области. Однако, по мнению коммунистов, Вадиму Мошковичу понадобилась сенаторская неприкосновенность в связи с возможной причастностью к незаконному захвату МЭЗа в Краснодарском крае.
В повестке заседания Белгородской облдумы, которое состоялось в минувшую среду, вопрос об избрании нового представителя в верхнюю палату российского парламента не значился. Только перед началом заседания депутаты получили «объективку» на Вадима Мошковича, из которой следовало, что спикер Анатолий Зеликов выдвинул гендиректора и владельца группы компаний «Русагро» на вакантный пост представителя облдумы в Совете федерации. Альтернативных кандидатур никто не предложил.

Полномочия прежнего сенатора Сергея Попельнюхова, делегированного в Совет федерации в конце 2003 года и занимавшего пост зампреда комитета по экономической политике, предпринимательству и собственности, истекли в октябре 2005 года в связи с переизбранием облдумы. Но до последнего времени москвич Сергей Попельнюхов, занимающийся строительством (он контролирует компанию «Стройинвестинжиниринг», известную тем, что заключила с Федеральной таможенной службой крупные контракты на сооружение ряда объектов), вполне устраивал белгородских законодателей.
Спикер Анатолий Зеликов представил господина Мошковича как «хорошего руководителя, грамотного инвестора, который вполне успешно сможет защищать интересы области» в Совете федерации. По его словам, Вадим Мошкович «активно участвует» в реализации нацпроекта «Развитие АПК» и областной программы улучшения качества жизни. Областные власти и ранее неоднократно давали положительные оценки деятельности «Русагро». Облправительство и лично губернатор Евгений Савченко представляли агрохолдинг как образцового инвестора. Белгородская область для «Русагро» является базовой по производству зерна. Сельхозпроизводством в группе занимается агрохолдинг «Русагро-Инвест», в состав которого входят 23 хозяйства в семи районах области с общей площадью пашни 140 тыс. га. В регионе расположены, кроме того, два сахарных завода «Русагро». А с 2004 года компания реализует на Белгородчине проект по строительству крупного свинокомплекса по производству мяса в объеме 60 тыс. т ежегодно. Стоимость инвестпроекта – 3,5 млрд рублей.

С резкими возражениями против Вадима Мошковича выступили коммунисты. Депутат Василий Алтухов возмутился тем, что кандидатура сенатора выдвинута без предварительных консультаций с парламентом. Его поддержал первый секретарь обкома КПРФ Сергей Демченко, который подчеркнул, что фракция КПРФ не имела времени, чтобы предложить альтернативного кандидата. Однако выступивший следом облпрокурор Вячеслав Волков пояснил, что спикер по закону имеет право выдвигать кандидатуру сенатора. Тогда господин Демченко поинтересовался гражданством кандидата. Вадим Мошкович заверил, что является гражданином России.

В ходе тайного голосования гендиректора «Русагро» поддержало большинство: 27 из 31 депутата, присутствующего на заседании. Господин Мошкович не стал рассказывать депутатам о своих планах на новом посту и не счел нужным давать комментарии журналистам. Как считает коммунист Сергей Демченко, в качестве сенатора он «будет отстаивать интересы большого бизнеса». «Я не исключаю, что ему нужна неприкосновенность в связи со скандалом в Краснодарском крае», – заявил товарищ Демченко. Речь идет об обвинении в мошенничестве в особо крупном размере, которое предъявляло Вадиму Мошковичу следственное управление при ГУВД Москвы в начале минувшего года. По версии следствия, в августе 2003 года Вадим Мошкович вместе с партнерами организовал незаконный захват ЗАО «Маслоэкстракционный завод Кропоткинский» (Краснодарский край) и совершил хищение акций предприятия в размере 1 млн рублей. Правда, в дальнейшем прокуратура Москвы отменила постановление о привлечении главы «Русагро» в качестве обвиняемого, сочтя его уголовное преследование «преждевременной» мерой.

Фото

Еще фото »