Харири Саадеддин Рафик. Биография.

Харири Саадеддин Рафик фото

Избранный премьер-министр Ливана

Влиятельный ливанский предприниматель и политик, в 2009 году ему было поручено сформировать новое правительство Ливана. После гибели в 2005 году своего отца, экс-премьера Ливана Рафика Харири, стал его политическим преемником и возглавил политическое движение "Движение за будущее". После выборов в мае 2005 года возглавил парламентское большинство. Наиболее влиятельный деятель суннитской общины Ливана.

Саадеддин Рафик Харири (Saadeddine Rafik Hariri) родился 18 апреля 1970 года в городе Эр-Рияд в Саудовской Аравии. Саад – второй сын Рафика Харири от его первой супруги – гражданки Ирака.

Изучал управление бизнесом в Джорджтаунском университете в Вашингтоне. Получив в 1992 году степень бакалавра, Саад поступил на работу в принадлежавшую отцу компанию Saudi Oger. Сам Рафик Харири в это время занялся политикой и постепенно отошел от руководства бизнесом. Saudi Oger, основанная в 1978 году и базирующаяся в Эр-Рияде, была (и остается) одной из крупнейших строительных фирм на Ближнем Востоке с оборотом около 2 миллиардов долларов и штатом в 35 тысяч человек. В начале карьеры Саад занимался отношениями с субподрядчиками и работал прорабом на стройках, а в 1996 году отец назначил его генеральным директором Saudi Oger. По другим данным, с 1994 по 1998 год Саад был исполнительным директором компании, а генеральным директором стал в 1998 году.

Новый руководитель компании стремился вести дела по-новому. Позднее, в 2003 году, Саад говорил: "Бизнес сейчас не тот, что был десятилетие назад, когда им руководил мой отец. Иметь партнеров тогда считалось чем-то недопустимым. Люди всегда боялись неизвестного. Но когда я стал руководителем, я понял, что для сохранения конкурентоспособности нам необходимо меняться. И зачем нам брать весь риск на себя?". Компания под руководством Саада стала осваивать новые области, как экономические (в первую очередь, рынок телекоммуникаций), так и географические – Африку, Европу, США.

После гибели Рафика Харири в результате теракта 14 февраля 2005 года Саад стал его политическим преемником. Решение об этом, согласно сообщениям прессы, было принято на семейном совете после того, как старший сын Рафика, Бахаа, предпочел остаться в стороне от политики. По другим данным, выбор пал на Саада, потому что он был более коммуникабелен и харизматичен, нежели Бахаа. При этом, как утверждают журналисты, Саад ранее о политической карьере не помышлял.

Саад возглавил созданное Рафиком Харири антисирийское политическое движение "Тайяр аль-Мустакбаль" ("Движение за будущее"). В своих публичных выступлениях новоявленный лидер ливанских суннитов в большинстве случаев апеллировал к покойному отцу: "Я думаю, пока я всего лишь символ. Мне надо хорошо потрудиться в ближайшие четыре года … чтобы хоть в незначительной степени приблизиться к уровню отца". "Любой политик должен ясно видеть, чего он хочет добиться. У моего отца было такое видение. Теперь мы с вами должны завершить его миссию".

Для расследования обстоятельств гибели Рафика Харири Совет безопасности ООН создал специальную следственную комиссию. Результатом ее работы стали аресты в 2005 году высокопоставленных представителей ливанских служб безопасности. Кроме того, был поднят вопрос о причастности Сирии к организации убийства. Общественное мнение, как в Ливане, так и за его пределами, сразу же после убийства возложило вину за смерть Харири-старшего на сирийцев и их сторонников. Саад Харири главным виновником гибели отца считал президента Ливана (и ставленника Сирии) Эмиля Лахуда.

Гибель Рафика Харири привела к подъему волны антисирийских настроений в Ливане и массовым демонстрациям, участники которых требовали вывода из страны сирийских войск, находившихся там с 1976 года. Этот общественное движение получило название "кедровой революции" (по аналогии с произошедшей незадолго до этого "оранжевой революцией" на Украине). В результате акций протеста и давления со стороны мирового сообщества Сирия начала вывод войск из Ливана – его окончание наблюдатели ООН засвидетельствовали 26 апреля 2005 года. В ходе "кедровой революции" важнейшим соратником Харири стал Валид Джумблат, глава Прогрессивной социалистической партии и лидер общины друзов Ливана.

В апреле 2005 года Харири сообщил, что еще не принял решение о своем участии в предстоящих парламентских выборах. Он мотивировал это тем, что новое избирательное законодательство все еще не было утверждено. Однако именно Харири и его сторонники в конце концов сыграли решающую роль в сохранении старого законодательства. Дело в том, что в стране действовал закон о выборах, принятый в период сирийского доминирования. Он разделял страну на крупные избирательные округа и вызывал недовольство у представителей христианской общины, которые полагали, что их голоса не будут услышаны в регионах, где доминировало мусульманское население. Противники действующего законодательства настаивали на увеличении числа округов. Однако Харири и его соратник Джумблат, заключив соглашение с шиитскими группировками "Амаль" и "Хизбалла", добились сохранения действующей системы и выдвинули свои кандидатуры в парламент.

Парламентские выборы в Ливане, назначенные на май-июнь 2005 года, впервые за последние 29 лет проводились без прямого вмешательства со стороны Сирии. Аналитики предсказывали, что движение Харири получит в парламенте 35 мест, а сам он считался наиболее вероятным претендентом на пост премьера. Саад Харири возглавил коалиционный список кандидатов имени "мученика Рафика Харири". Важнейшим партнером Харири по коалиции стал Джумблат. В ходе первого тура выборов, проходившего в Бейруте, альянс суннитов с друзами позволил Харири одержать полную победу. Все 19 парламентских мест от Бейрута достались блоку Харири. В девяти случаях выборы прошли на безальтернативной основе, поскольку конкуренты сняли свои кандидатуры в пользу сторонников Харири. На протяжении всех четырех туров выборов таких случаев было девятнадцать.

Противники Харири объясняли самоотводы кандидатов-конкурентов традиционной для Ливана практикой подкупа избирателей: финансовые возможности Харири якобы делали невозможной конкуренцию с его блоком. Представители международной наблюдательной комиссии, присутствовавшей на выборах, засвидетельствовали несколько случаев попыток подкупа избирателей. Сам же Харири объяснял успех на выборах беспрецедентной популярностью своего блока и памятью, сохранившейся у избирателей о его отце: "Люди устали от навязывания им чужой воли, коррупции и политических дрязг. Им нужна стабильность и процветание. Именно этого хотел мой отец, и я завершу его дело".

Второй тур выборов, проходивший в южных районах Ливана, потребовал от Харири пойти на переговоры с традиционно просирийски настроенными силами – шиитскими организациями "Амаль" и "Хизбалла". В результате в объединенный список шиитов были включены сторонники Харири, в том числе сестра покойного Харири-старшего Багия Харири (Bahia Hariri). Хотя об официальном союзе антисирийской оппозиции с шиитами речи не шло, его перспектива, по мнению наблюдателей, уже не выглядела нереальной. Третий тур выборов проходил в восточном Ливане, на традиционной территории влияния христианских партий. Успеху Харири в этом регионе помешал альянс, заключенный Свободным патриотическим движением лидера христиан-маронитов генерала Мишеля Ауна, вернувшегося в Ливан после вывода сирийских войск, с шиитскими партиями: их блок одержал в третьем туре победу.

Решающую роль сыграла для Харири победа в четвертом туре выборов на севере Ливана. Сторонникам Харири и блокировавшейся с ними христианской партии Самира Джааджаа удалось одержать победу над альянсом Ауна и просирийских сил. Блок Харири получил все 28 парламентских мест от северного Ливана. Аун обвинил Харири в попытках подкупа избирателей и игре на религиозных различиях в ходе четвертого тура выборов. Лидер маронитов заявил: "Мы будем в оппозиции. Мы не можем быть вместе с большинством, которое пробралось в парламент посредством коррупции".

По результатам выборов антисирийская оппозиция во главе с Харири получила 72 из 128 мест в парламенте. Шиитские группировки "Хизбалла" и "Амаль" вместе получили 35 мест, блоку Ауна досталось 21 место. Вопреки надеждам Харири, его сторонникам не удалось завоевать двух третей парламентских мест, что не позволяло ему сместить президента Лахуда. Лахуд, со своей стороны, блокировал продвижение Харири на пост премьер-министра. В июне 2005 года президент назначил главой правительства выдвинутого блоком Харири Фуада Синиору.

В октябре 2005 года Харири осудил предложенный Францией, США и Великобританией план, предусматривающий применение ООН санкций против Сирии в случае, если в стране не будут арестованы все лица, подозреваемые в причастности к покушению на Харири старшего. Ранее, сразу после завершения парламентских выборов, Харири подчеркивал, что победа одержана не антисирийскими, а проливанскими силами, и отношения с соседней страной будут строиться на принципах добрососедства. "Нам с сирийцами предстоит жить рядом тысячу лет, и нам необходимо установить нормальные упорядоченные отношения с Сирией", - говорил он.

По соображениям безопасности большую часть 2005 года Харири провел в Эр-Рияде. 14 февраля 2006 года он прибыл в Бейрут для участия в траурной манифестации, посвященной годовщине гибели Рафика Харири и собравшей около 250 тысяч ливанцев. Саад призвал сограждан продолжить дело Харири-отца и бороться за свободу и демократию. В одном из интервью Харири заявил: "Я верю, что сегодня все ливанцы соберутся вместе, чтобы почтить память человека, который отдал жизнь за независимость и свободу Ливана. Кроме того, мы никогда не должны забывать, что это - день рождения нового Ливана. Если бы не было этого убийства, то Ливан не стал бы свободной и суверенной страной. Это цена, которую страна заплатила за демократию".

В марте 2006 года начались консультации между представителями религиозных общин Ливана, направленных на стабилизацию обстановки в стране и нормализацию отношений с другими государствами. Харири играл ключевую роль в этом процессе, который закончился заключением ряда важных соглашений.

В мае 2006 года Харири прибыл в Россию, где встретился с президентом страны Владимиром Путиным. По мнению наблюдателей, цель визита Харири заключалась в привлечении Москвы к более активному участию в урегулировании ливанско-сирийских отношений. Помимо официальных лиц, Харири встречался с наиболее влиятельными религиозными деятелями России.

В июле 2006 года, после начала израильского вторжения на территорию Ливана, Харири заявил, что бомбардировки должны быть прекращены, а ливанское правительство должно взять под свой контроль ситуацию в стране. Когда ливанские лидеры призвали свой народ к единению перед лицом израильской агрессии, к призыву присоединился и Харири: "Мы все едины. Мы не признаем слово "беженец", и ливанец, покидающий свой дом, войдет в дом своего брата или сестры".

Харири неоднократно заявлял, что нельзя возлагать ответственность за действия "Хизбаллы" на правительство Ливана, и осуждал силовую акцию Израиля. С другой стороны, Харири выступал и против тех сил в регионе, которые, по его мнению, стимулировали эскалацию насилия: "У Ирана и Сирии имеются интересы в регионе. Я говорю как ливанец: ливанцы не хотели этой войны и требуют глобального решения проблем региона и неурегулированных споров с Израилем. Если кто-то хочет сражаться с Израилем, то пусть делает это открыто, не привлекая тех, кому не нужна война".

В ходе ливано-израильского конфликта Харири обращался за поддержкой к руководству зарубежных стран. В августе он снова посетил Москву и призвал Россию оказать давление на Израиль для скорейшего мирного урегулирования кризиса. В ходе поездки он заявил, что ливанское правительство готово к размещению в зоне конфликта миротворческих сил ООН: "Полномочия этих сил, их количество и качество вооружения - все это еще будет обсуждаться Советом Безопасности ООН и правительством Ливана. Для начала надо сформировать эти силы, а потом уже определять, какими полномочиями они будут наделены". Харири также сообщил, что члены движения "Хизбалла", как и все ливанцы, хотят мира, но при этом подчеркнул, что "в Ливане оружие должно остаться только у армии". Харири осудил Иран за неиспользование имеющихся у этой страны рычагов влияния на "Хизбаллу" для мирного разрешения кризиса и крайне негативно отозвался о роли Сирии в конфликте. В частности, Харири заявил, что Сирия занималась отправкой в Ливан боевиков террористической группировки "Аль-Каеда". Подобные обвинения в адрес Сирии лидер парламентского большинства в Ливане выдвигал и раньше, к примеру, в феврале 2006 года.

Вывод израильских войск из Ливана в августе 2006 года был воспринят многими ливанцами как победа "Хизбаллы", что привело к всплеску популярности движения. Однако попытки лидера "Хизбаллы" Хасана Сайеда Насраллы использовать это для усиления власти движения были категорически отвергнуты Харири, который выступил против любых изменений в правительстве. В ноябре 2006 года противостояние "Хизбаллы" и примкнувшего к ней движения "Амаль" с одной стороны и прозападных сторонников Харири привело к тому, что близкие к "Хизбалле" министры отказались участвовать в работе правительства. Харири в свою очередь связал это с попытками просирийских и проиранских сил помешать выполнению одобренного правительством плана ООН по проведению международного трибунала по делу об убийстве Рафика Харири. В декабре "Хизбалла" организовала массовые антиправительственные выступления в Бейруте, но Харири и на этот раз настоял на том, чтобы ливанское правительство их проигнорировало. Тем не менее, после открытых столкновений между сторонниками "Хизбаллы" и сторонниками правительства в январе 2007 года Харири выражал готовность к диалогу с исламистами.

В марте 2007 года Харири провел переговоры о разрешении кризиса с одним из видных деятелей оппозиции, лидером движения "Амаль" и спикером парламента Наби Берри, однако эти переговоры провалились из-за несогласия лидера парламентского большинства на предоставление оппозиции права вето на решения правительства. В мае отношения Харири с оппозицией еще более обострились после того, как Совет безопасности ООН принял окончательное решение об учреждении трибунала по делу об убийстве Рафика Харири. Осенью 2007 года кризис усилился после того, как оппозиция заблокировала в парламенте выборы президента. Это вынудило Харири вновь вести переговоры с ее представителями, которые, впрочем, прошли безуспешно. При этом Харири оставался непреклонен в отказе сотрудничать с Сирией и идти на какие-либо уступки по вопросу о трибунале, а в конце октября 2007 года он даже обвинил Сирию в подготовке покушения на премьер-министра Синиору. В конце ноября 2007 года президент Лахуд покинул свой пост, после чего страна осталась без главы государства.

После отставки Лахуда блок Харири в начале декабря 2007 года предложил избрать в качестве компромисного президента ливанского главнокомандующего Мишеля Сулеймана, но оппозиционные силы вновь начали блокировать выборы, настаивая на том, чтобы им предоставили право вето на решения правительства. В начале 2008 года Харири и бывший президент Ливана Амин Жемайель при посредничестве главы Лиги арабских государств Амра Муссы (Amr Mussa) снова предприняли несколько попыток договориться с оппозицией, проведя переговоры с одним из ее лидеров Мишелем Ауном, но и эти переговоры ни к чему не привели.

В мае 2008 года движение "Хизбалла" организовало в Бейруте массовые беспорядки, в связи с которыми 8 мая Харири выступил с телевизионным обращением, резко отозвавшись о действиях "Хизбаллы" и призвав армию защитить граждан Ливана в случае беспорядков. Вскоре он все же согласился пойти на компромисс с "Хизбаллой", но представители движения отказались проводить переговоры, и 13 мая Харири выступил с резким заявлением о невозможности переговоров с "Хизбаллой" до тех пор, пока она не закончит выступления. В середине месяца в Катаре были проведены переговоры между правительством и "Хизбаллой". Харири, участвовавший в них, оценивал произошедшее крайне негативно, назвав результаты переговоров "глубокими ранами". Тем не менее, уже через несколько дней в парламенте удалось провести президентские выборы, на которых победу одержал поддерживавшийся блоком Харири главнокомандующий Сулейман.

В июле 2008 года в Ливане в результате новых переговоров было создано правительство национального единства, которое вновь возглавил Синиора, а представители "Хизбаллы" получили в нем право вето. Как отметил Харири, при формировании кабинета его движению пришлось пойти на значительные уступки. Примечательно, однако, что министром образования в новом правительстве стала Багия Харири, приходившаяся Сааду Харири тетей.

Когда в августе 2008 года ливанский президент Сулейман посетил столицу Сирии Дамаск, Харири приветствовал восстановление ливано-сирийских отношений, хотя и продолжил обвинять Сирию в попытке нарушить суверенитет Ливана.

1 марта 2009 года в Гааге открылся трибунал по делу об убийстве Рафика Харири, что Харири-младший оценил как значительное достижение Ливана. При этом когда в апреле того же года трибунал освободил четырех генералов, обвиняемых в причастности к убийству бывшего премьер-министра, а многие сторонники Харири подвергли решение суда критике, Харири его одобрил, заявив, что оно показывает политическую неангажированность трибунала.

7 июня 2009 года в Ливане прошли очередные парламентские выборы. Уже на следующее утро блок Харири заявил о своей победе. По окончательным результатам выборов, блок Харири получил 71 мандат в 128-местном парламенте Ливана. После выборов Харири, рассматривавшийся в качестве наиболее вероятного главы следующего правительства, объявил о готовности сотрудничать с проигравшей стороной и даже согласился с тем, что разоружение "Хизбаллы", которого на протяжении долгого времени добивался его блок, должно было стать лишь предметом переговоров с исламистами.

После переговоров Харири с лидерами оппозиции, в том числе с лидером "Хизбаллы" Насраллой, президент Ливана Сулейман 27 июня 2009 года поручил Харири сформировать новое правительство национального единства. Однако формирование нового кабинета затянулось, что было связано, с одной стороны, с попытками Саудовской Аравии и Сирии разделить сферы влияния в Ливане, и, с другой стороны, необходимостью согласовать общие принципы разделения министерских постов между разными политическими силами. В конце июля спикер парламента Наби Берри объявил, что эти принципы наконец определены, но в начале августа возглавлявшийся Харири блок неожиданно покинул его главный союзник Джумблат, в результате чего снова встал вопрос о распределении мест в правительстве. Тем не менее спустя несколько дней Джумблат подтвердил свое согласие с предложенными Харири принципами формирования кабинета.

7 сентября 2009 года Харири официально предложил президенту Сулейману кабинет, состоявший из 15 представителей блока Харири и Джумблата и 10 представителей "Хизбаллы" и ее союзников, при этом пять министров должен был назначить президент. Тем не менее лидер "Хизбаллы" Насралла и другие представители оппозиции раскритиковали этот шаг Харири, заявив, что состав правительства с ними согласован не был. После того как предложенный Харири план формирования кабинета был официально отвергнут оппозицией, 10 сентября Харири отказался от поста премьер-министра. Однако уже 16 сентября 73 из 128 парламентариев вновь поддержали кандидатуру Харири на эту должность. В тот же день президент Сулейман подтвердил его избрание и предложил Харири со второй попытки сформировать правительство национального единства.

В 2006 году, по данным журнала Forbes, личное состояние Харири составляло 4,1 миллиарда долларов, однако уже в декабре 2008 года оно оценивалось в 2,6 миллиарда долларов, а в первой половине 2009 года - в 1,4 миллиарда долларов. Его бизнес-империя охватывает, помимо строительства, области телекоммуникаций, банковского дела, торговли недвижимостью, СМИ. Будучи руководителем Saudi Oger, Харири также является главой компании Omnia Holdings, членом правления Oger International, Entreprise de Travaux Internationaux, Saudi Investment Bank, Saudi Research and Marketing Group и Future Television.

Саад Харири женат на Ларе аль-Азем, представительнице влиятельного сирийского рода. У супругов трое детей.

Фото

Еще фото »