ПартНовости Кирилл СОКОЛОВ globalrus.ru

ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОЙ КОМПАРТИИ

КПРФ готова заполнить пустоту слева от «Единой России».

КПРФ готова заполнить пустоту слева от «Единой России».

Геннадий Зюганов дал интервью «Независимой газете». Интервью поразительно отличается от всех высказываний лидера КПРФ последних двух с лишним лет. Зюганов тепло отзывается о Владимире Путине и его «ленинградской школе», не без гордости сообщает о тесных контактах между руководством КПРФ и администрацией президента («Очень часто – и звонят, и приглашают, и заходят») и о национальных проектах, которых бы, по мнению Зюганова, без КПРФ вообще не было. Единственным объектом критики Зюганова таким образом осталась «Единая Россия» - о ней главный коммунист страны говорит вполне жестко: «Идеологии у них нет – раз, хамства сколько угодно – два, морали никакой нет – три».

Судя по всему, можно говорить о новом курсе КПРФ – радикально новом. С 2003 года, когда в ходе думской предвыборной кампании именно КПРФ была главным оппонентом властей, со всеми вытекающими последствиями (телевизионные разоблачения, создание блока «Родина», всевозможные ппровокации вроде открытия памятника Зюганову в его родном селе), риторика коммунистических лидеров становилась все более и более радикальной. Представители высшего руководства КПРФ Иван Мельников и Владимир Улас охотно проводили совместные митинги с «Яблоком» и НБП, сам Зюганов в своих выступлениях грозил властям революцией – и вдруг «ленинградская школа», «часто звонят» и прочие реверансы. Что произошло?

Эволюция КПРФ в сторону умеренности (эволюция настолько стремительная, что больше напоминает внутрипартийную революцию) объясняется достаточно легко. 2005 год стал переломным для всей российской оппозиции. Всего лишь за год все более-менее заметные оппозиционные партии (прежде всего «Яблоко», СПС, «Родина») вели себя так, будто они участвуют в соревновании – кто более радикален, кто более непримирим. Игнорирование властью их «скандальных заявлений» и «громких инициатив» привело к тому, что все эти партии незаметно для себя оказались за бортом реальной политики (ярче всего это заметно на примере «Родины», которая за несколько месяцев из респектабельной парламентской партии превратилась в подобие НБП – вечно снимаемую с выборов и оттого скандально крикливую группировку). При этом претендентов на звание оппозиции не оставалось вовсе, и получалось, что оппозиция – это и есть те самые маргиналы, которые максимум на что способны – полемизировать с нацистами на молодежном форуме в Перми. Слово «оппозиция» стало синонимом чего-то неприличного и в то же время пустого, почти ругательством. Как следствие – власть оказалась в своеобразном вакууме. Между пресной «Единой Россией» и непримиримыми радикалами возникла неестественная пустота.

Оставаться незаполненной долго эта пустота не могла. Неожиданный успех КПРФ на выборах в Мосгордуму при полном отстутствии какой-либо предвыборной кампании показал, кто является наиболее вероятным претендентом на заполнение этой пустоты – конечно, старая добрая КПРФ. Поиграв год-полтора в «революцию», Зюганов и его партия не сделали ни одного неосторожного шага и оказались вполне в состоянии вернуться в цивилизованное поле. Роль умереннного критика власти для Зюганова привычна, к тому же – в самом деле, а кто сказал, что национальные проекты – это не реакция на соответствующие требования КПРФ? Можно считать и так, если Зюганову очень хочется. Не самая высокая цена для возвращения компартии из «революции».

Судя по всему, с левой оппозицией какая-то ясность наступила. Теперь осталось понять, кто заполнит пустоту на правом фланге. Пока явных претендентов на это нет.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}