ПартНовости Жуао де Алмейда ДИАШ ("Observador", Португалия) inosmi.ru

Коммунисты в Европе: Компартия Португалии оказалась самой стойкой

Что сталось с наиболее традиционными коммунистическими партиями Европы? Кто из них вступил в союз с другими левыми, а кто все еще сопротивляется в одиночку? Приводим здесь их основные тезисы, альянсы и результаты выборов.

Коммунисты в Европе: Компартия Португалии оказалась самой стойкой.

Прежде чем говорить о коммунистических партиях других стран, важно отметить следующую информацию о Португальской коммунистической партии (PCP): во всей зоне евро именно партия, возглавляемая Жерониму Соуза (Jeronimo Sousa), имеет наибольшее число голосов по сравнению со своими коллегами в других странах. Такое положение дел сохраняется на протяжении уже нескольких лет, однако парламентские выборы 4 октября вновь подтвердили его: РСР удалось набрать 8,25% и получить 17 мест — самый высокий показатель с 1999 года.

В Европе, после PCP, второй партией коммунистов с наибольшим количеством голосов является греческая KKE с 5,6%. Менее всего пользуется популярностью Коммунистическая партия Британии: на майских выборах за нее проголосовали немногим более тысячи избирателей во всей Великобритании. По соседству с Португалией, в Испании, с 1986 года коммунистическая партия выступает на выборах в коалиции с Объединенными левыми — как и в случае РСР, которая с 1987 года участвует в выборах вместе с «зелеными» — в Коалиции демократического единства (CDU). Познакомимся по порядку с некоторыми из товарищей PCP в Европе.

Греция. Теряет голоса, но не сдается

Кроме PCP, среди тех европейских коммунистических партий, которые все еще сохраняют идеологическую матрицу марксизма-ленинизма, именно греческая KKE демонстрирует наибольший электоральный успех. На последних парламентских выборах 20 сентября, подтвердивших победу СИРИЗА, одержанную ею еще в январе этого года, KKE оказалась пятой партией по числу набранных голосов — 5,6%.

Коммунистическая партия Греции функционировала подпольно до 1974 года, когда греческой ультраправой диктатуре пришел конец. С тех пор эта партия существует на законных основаниях и никогда не теряла своего представительства в греческом парламенте. Лучший результат ее был зафиксирован в июне 1989 года — 13,1%, когда она выступила на выборах в коалиции с левой Synapismos — которая позднее стала одной из политических сил, сформировавших СИРИЗА.

Времена коалиций для KKE, как кажется, прошли после коллапса Советского Союза — именно тогда, после этого поворотного исторического момента, греческие коммунисты потеряли голоса. С тех пор результаты голосования стабилизировались на 5-6% — хотя в мае 2012 года под руководством Алеки Папариги (Aleka Papariga), первой женщины, вставшей во главе партии, достигли пика в 8,5%. В настоящее время генеральным секретарем KKE является Димитрис Куцумбас (Dimitris Koutsoumpas). KKE выступает за выход Греции из евро и Европейского Союза, равно как и из НАТО.

На сайте партии, доступном на нескольких языках, можно прочесть пассаж, хорошо иллюстрирующий восторженную риторику KKE:

«Не преуменьшая последствий изменения баланса власти, мы должны быть более требовательны прежде всего к самим себе. Нам следует проявлять больше строгости, чтобы не только консолидировать и закрепить то, чего мы уже достигли, но также чтобы перейти к более динамичной фазе контратаки и укрепления сил. Мы не сгибаемся под бременем трудностей и не игнорируем их. Мы объективно принимаем наши обязанности, без каких-либо прикрас или нигилизма».

KKE имеет одного представителя в Брюсселе, в группе «Объединенных Европейских левых» — там же состоят PCP и португальский Левый блок.

Франция. Вместе на Левом фронте

Французская коммунистическая партия (PCF), хотя и продолжает свою автономную деятельность, в последнее время участвует в выборах под маркой Левого фронта (Front de Gauche). В коалиции PCF заведомо самая крупная партия (в 2011 году, по данным L’Express, она насчитывала 138 тысяч активистов), однако на переднем плане коалиции появляется не кто иной как лидер второй по величине политической силы, Левой партии (9 тысяч членов). Речь идет о Жан-Люке Меланшоне (Jean-Luc Mélénchon), бывшем преподавателе троцкисте и министре профессионального образования в правительстве Лионеля Жоспена (Lionel Jospin), который в 2008 году решил покинуть Социалистическую партию Франции, чтобы основать Левую партию. На президентских выборах 2012 года Меланшон стал четвертым, набрав 11,1% голосов. Одним из его обещаний было обложить 75-процентным налогом тех, чей годичный заработок превышает 1 млн евро.

До 1994 года PCF состояла владельцем ежедневной газеты «Юманите» (L’Humanité), которая с тех пор является формально независимым изданием, между тем предоставляющим доступ на свои страницы всем идеологически близким партии направлениям. Как и в Португалии, во Франции коммунисты традиционно проводят праздник с концертами, дискуссиями и митингами, название которого отсылает к газете. Праздник «Юманите» (Fête de L’Humanité).

Левый фронт представлен в Европарламенте четырьмя депутатами в группе «Объединенные Европейские левые».

Испания. Вдали от Podemos

Как и в случае c Францией, Коммунистическая партия Испании (PCE) с 1986 года участвует в выборах в составе коалиции Объединенные левые (Izquierda Unida). Хотя последняя охватывает и другие политические силы — такие как Республиканские левые или Открытые левые — лидерами Объединенных левых всегда были генеральные секретари PCE, которая, по данным за 2009 год, насчитывала 12558 членов и является крупнейшей партией в коалиции. В настоящее время ее возглавляет Альберто Гарсон (Alberto Garzón).

(Случай PCE во всем идентичен PCP, которая с 1987 года выступает на выборах в коалиции с «зелеными», образуя CDU. Как и у испанских Объединенных левых, в CDU также именно коммунисты имеют львиную долю парламентских мест: 15 депутатов против двух от партии «зеленых»).

Коалиция — да, но не в такой степени, чтобы объединиться с Podemos из европейской политической семьи, к которой принадлежит и португальский Левый блок. После нескольких месяцев, в течение которых казалось, что обе партии шли на сближение в преддверии парламентских выборов, намеченных на 20 декабря 2015 года, неважные результаты Podemos стали причиной охлаждения. Разделение подтвердилось после встречи двух сторон, каждая из которых в конце концов говорила о «народном единстве», несмотря на отсутствие единства между ними самими. «Мы сожалеем, что Podemos закрыла дверь для народного единства», — сказал Гарсон.

«Мы продолжаем нашу работу, направленную на перемены, и сожалеем, что есть те, кто предпочитает не присоединяться (...). Наша цель ясна: построить народное единство», — говорится в заявлении Podemos.

Объединенные левые имеют 4 депутатов в Брюсселе, также в группе «Объединенные Европейские левые».

Великобритания. Подмога Корбину?

Когда две партии путают одну с другой, скорее всего, ни одна из них не отличается особенной силой. Такая ситуация сложилась в Великобритании в отношении двух партий, называемых коммунистическими: Коммунистической партии Британии (Communist Party of Britain) и Коммунистической партии Великобритании (Communist Party of Great Britain).

В июле генеральный секретарь Коммунистической партии Британии — большей из двух, чьей газетой (хотя и неофициально) является Morning Star, Роберт Гриффитс (Robert Griffiths) объявил о своей поддержке Джереми Корбина, еще до того как тот был избран в качестве руководителя Лейбористской партии. «Только Джереми Корбин выступает за налогообложение богачей и капиталистических монополий, за инвестиции в общественные услуги, а не за их приватизацию, за строительство большего количества социального жилья, за возвращение энергетики и железных дорог государству, за отрицание антипрофсоюзных законов и оружия массового уничтожения — дорогого, аморального и бесполезного», — пишет Гриффитс.

Путаница началась, когда другой коммунистической партии (PCGB) были предъявлены обвинения во внедрении ее активистов в ряды лейбористов, чтобы те проголосовали за Корбина на выборах в делегаты. Только вот обвинения эти также распространились на PCB. Гриффитс не замедлил уточнить, что та коммунистическая партия отнюдь не его коммунистическая партия. «Это немного глупо, немного напоминает «Житие Брайана», — сказал он, сравнивая ситуацию с фильмом комик-группы Монти Пайтон.

На парламентских выборах в мае 2015 года PCB получила лишь 1229 голосов. PCGB участия не принимала.

Тем не менее, британские коммунисты существуют не только в этих партиях. Внутри самой лейбористской партии есть марксистская фракция, так называемые Марксисты Лейбористской партии (Labour Party Marxists).

«Наша основная задача заключается в том, чтобы превратить Партию труда в инструмент рабочего класса и международного социализма. С этой целью мы готовы воссоединиться с другими в поисках единства левых как внутри, так и за пределами партии», — читаем в списке главных положений этой группы.

Германия. Возрождение Штази?

Карл Маркс и Фридрих Энгельс были немцами, но даже этого, похоже, не достаточно для того, чтобы германская компартия обрела подлинную значимость для политики страны. В последний раз партия была представлена в Бундестаге в 2008 году, когда Кристель Вегнер (Christel Wegner, член Германской коммунистической партии, но избранная по списку «Левых» (Die Linke) оказалась исключена из партийной фракции после сделанных ею в инnервью призывов к возвращению политической полиции времен ГДР:

«Я думаю, что если бы создавалось новое общество, нам бы вновь потребовалась организация [подобная Штази], дабы защитить страну от реакционных сил, пытающихся разрушить государство изнутри».

Именно в Die Linke сосредоточены основные немецкие левые силы (в общем, название партии говорит само за себя). Партия была сформирована в 2007 году и вобрала в себя различные силы, находящиеся левее второй по величине партии в Германии — Социал-демократической, включая диссидентов последней. Кроме того, в нее вошли старые члены Партии демократического социализма (преемницы Социалистической единой партии Германии, политической силы, на которую опиралась диктатура ГДР).

На последних парламентских выборах в Германии в 2013 году Die Linke получила 8,2% голосов. Партия насчитывает семь депутатов в брюссельском Европарламенте и стала источником вдохновения для португальского Левого Блока, когда тот в 2012 году решил сделать выбор в пользу двух сопредседателей — модели двуглавого руководства.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}