Мнение «Газета.Ru» gazeta.ru

НЕ ГОВОРИТЕ МНЕ О НЕМ

Юрия Лужкова пугает слово «преемник».

Юрия Лужкова пугает слово «преемник». Фото: CI.

Самого знаменитого мэра страны, слух о котором прошел не только «по всей Руси великой», но распространился далеко за ее пределами – от Грузии до Украины, далее везде – московского градоначальника Юрия Лужкова совсем не интересует будущее вверенной ему столицы. «После нас хоть потоп», – иначе трудно трактовать отговорку Лужкова на невинный вопрос, кого он видит в качестве своего преемника. Правящий Москвой уже почти полтора десятка лет градоначальник, чей четвертый срок истекает ровно через год, ответил, что «перед собой такой задачи не ставил и не размышлял на эту тему», и вообще сейчас «это вопрос не мэра, а президента».

Поверить в то, что начальник Москвы, имеющий в столице не только общественные, но и личные интересы; глава не просто городского правительства, но целого чиновно-политического клана; человек, без разрешения которого до сих пор в столице нельзя было не то что чиновника назначить, но муниципального советника избрать, не думает о том, кто придет после него, невозможно. Это противоречит и политическому имиджу самого Лужкова, и даже обыденной логике. На самом деле фигура сменщика, возможно, – один из основных, если не самый главный из вопросов, которые тревожат Лужкова. И его нарочитое и явно не искреннее равнодушие к проблеме преемника (Путин, например, не скрывает озабоченности по поводу своего наследника) имеет несколько объяснений.

Версия первая. Кому, как и когда Лужков сдает Москву с высшим руководством страны (с президентом, в первую голову) уже условлено.

Московскому мэру, его близким, сподвижникам и партнерам выданы гарантии личной неприкосновенности, сохранения имущества, возможно, каких-то долей в бизнесе и т.п.

В обмен на это Лужков не просто сдает ключи от города, но и предоставляет подробную инструкцию к их использованию и уводит своих людей из городского хозяйства. Косвенным подтверждением этого может служить неадекватно нервная реакция жены Лужкова Елены Батуриной на усеченную цитату из ее интервью на обложке декабрьского номера русской версии «Форбс»: «Мне гарантирована защита».

О гарантиях такого рода, как правило, не говорят. Потому что ничем иным, как частью сугубо конфиденциального договора, они быть не могут.

Любые утечки о содержании подобных соглашений с большой долей вероятности могут привести к их аннулированию. И тогда, к примеру, той же госпоже Батуриной придется рассчитывать только на общий порядок, тот самый, который она описала в полной цитате «Форбсу»: «Мне, как и любому инвестору, гарантирована защита моих прав». Говорить подобными лозунгами с журналистами можно. Верить в них после дел Гусинского и Ходорковского, после историй с «Юганскнефтегазом» и «Сахалином-2» может только очень наивный человек.

Наивными людьми ни Батурина, ни ее муж, Лужков, безусловно не являются.

Зато мэр – не просто самый крепкий хозяйственник страны, но и один из самых ловких российских политиков. Один из немногих деятелей федерального уровня, кто, войдя в большую политику в начале 90-х, пройдя через всевозможные перипетии, кадровые рокировки и смены курса, сохранил себя на первом плане. В 1999 году один из самых яростных оппонентов новых кремлевских проектов ельцинской «семьи» – Путина и «Единства» – уже через два года Лужков стал опорой нового путинского трона и одним из лидеров «Единой России», в которую слил свою партию «Отечество».

Возможно, и сейчас, учитывая, что срок его мэрских полномочий заканчивается всего тремя месяцами раньше конца второго президентства Путина, Лужков рассчитывает пересидеть и перекрутиться.

А потом решать вопрос о Москве с уже новым хозяином Кремля.

При возможности влиять на Мосгордуму, которая по новому закону формально может рекомендовать президенту свою кандидатуру, при горячей поддержке со стороны горожан он имеет все шансы остаться посидеть еще немного. В худшем случае, пока новый президент не разберется с делами. В пользу этого, второго, варианта говорит и то, что менять популярного начальника столицы на кого-то другого за три месяца до главной схватки за Кремль неразумно.

Возможно, Лужков бы уже и сейчас не только знал имя преемника, но давно отдыхал бы на персональной пенсии.

Но Москва – слишком большой и жирный кусок, чтобы уже почти открыто начавшие враждовать между собой башни Кремля смирились с передачей столичного лена в руки одной из властных группировок.

Владимир Путин чем дальше, тем хуже будет справляться с ролью арбитра, за которым последнее слово. Перед неизбежным, объявленным уходом власть слабеет даже в руках абсолютных монархов. Самодержец всея Москвы Юрий Лужков наверняка это знает. А потому чурается даже намеков на разговоры о жизни после власти. Любопытные журналисты и московские старушки могут успокоиться: занимающиеся конкретикой хозяйственники часто оказываются куда более стойкими, чем раздающие общие указания политики. Правда, иногда всего лишь слова, брошенного главным политиком страны, достаточно, чтобы в одночасье завершить карьерный полет крепкого хозяйственника. Виктор Черномырдин, Михаил Касьянов – всего лишь некоторые из этих примеров.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}