Мнение Антон ТРОФИМОВ, Светлана ГОМЗИКОВА ng.ru

ЕГОРА ГАЙДАРА ВТЯНУЛИ В ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ

Дублинское ЧП самым неприятным образом продолжило цепочку трагедий с представителями оппозиции.

Избегавший в последнее время публичности Егор Гайдар не по своей воле вновь оказался в центре повышенного внимания. Фото Артема Житенева (НГ-фото).

Второе за последнее время громкое ЧП на Британских островах, затронувшее заметную фигуру российской политики, невольно наводит на мысль о неприятном совпадении – как минимум. Отравление (такова пока официальная версия) на форуме в Дублине директора Института экономики переходного периода Егора Гайдара по многим пунктам похоже на трагический поворот в судьбе экс-контрразведчика Александра Литвиненко. Неудивительно, что на таком фоне судьба бывшего российского премьера вызывает обостренное внимание не только его родных и друзей, но и политически активных россиян – и, естественно, взбудораженный лондонской трагедией Запад.

Совпадение двух ЧП по месту и времени настолько заметно, что один из сподвижников Егора Гайдара – глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс – вчера публично обратил на него внимание. По его мнению, «недомогание экс-главы правительства РФ вряд ли могло быть вызвано естественными причинами». А «то, что чудом не завершившаяся смертельная конструкция Политковская–Литвиненко–Гайдар была бы крайне привлекательна для сторонников неконституционных силовых вариантов смены власти в России, – для меня бесспорно», – цитирует слова Анатолия Чубайса Интерфакс.

Примечательно, что Чубайс не стал расшифровывать это утверждение – и трактовать его можно двояко.

С одной стороны, можно усмотреть в нем намек на действия нынешних российских политэмигрантов. Судя по всему, именно так воспринял слова главы РАО «ЕЭС России» руководитель Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб, который назвал заявление главы РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса в связи с болезнью Егора Гайдара «политической спекуляцией». С другой стороны, как заявил корреспонденту «НГ» заместитель директора Фонда эффективной политики Алексей Макаркин, слова Анатолия Чубайса можно трактовать «с учетом очень сложных отношений наших либералов и силовиков, которые восходят еще к 1996 году, – и аналогия в этом случае очевидна».

Аналогия, о которой идет речь, – это знаменитая история с коробкой из-под ксерокса, которая стала причиной внутриполитического кризиса накануне президентских выборов 1996 года. По одной из версий, все случившееся было, как говорит председатель креативного совета «Союза правых сил» Леонид Гозман, «открытой провокацией», целью которой было «сорвать выборы, заставить действовавшего тогда президента совершить переворот и остаться у власти без выборов».

Контекст понятен. И хотя на вопрос корреспондента «НГ», кого имел в виду Анатолий Чубайс, говоря о «сторонниках неконституционных силовых вариантов смены власти», Леонид Гозман ответил: «угадывайте сами», допустимых вариантов остается не так много. Активизировавшаяся в последнее время дискуссия о третьем сроке Владимира Путина (поводом для нее стала инициатива чеченских парламентариев, о которой теперь в Думе говорят как о возможно проходном предложении) разделила его окружение на два лагеря – условно говоря, «преемников» и «третьесрочников». Резоны последних понятны: поддержание существующего статус-кво рассматривается теми, кто получил преференции от власти в последние шесть лет, как гарантия их сохранения. Нетрудно и вычислить, какая из кремлевских группировок – «питерские», «силовики» и немногочисленные «семейные» – более других заинтересована в этом.

Однако у «третьесрочников» возникает серьезная проблема: президент неоднократно публично высказывал негативное отношение к идее сохранить пост после 2008 года. Каковы истинные причины столь негативной реакции, можно только гадать. Но трудно сомневаться в том, что конституционный уход с должности по истечении двух сроков позволит Владимиру Путину сохранить положительный имидж в глазах западных политиков. А свое стремление войти в клуб сильных мира сего президент России демонстрировал не раз.

Вот в этом контексте события последнего времени, собранные Анатолием Чубайсом в одну цепочку, выглядят весьма специфически. По словам Леонида Гозмана, «три события – убийство Политковской, убийство Литвиненко и покушение на Гайдара – привели к резкому осложнению положения для реально действующих властей. Прежде всего за рубежом – внутренние последствия куда слабее. Это огромный ущерб имиджу страны, а поскольку власть у нас персонифицирована – огромный ущерб имиджу президента».

Примечательно, что представители действующей власти – думцы Владимир Жириновский и Александр Хинштейн – трактуют случившееся с Егором Гайдаром как действия внешних сил. По мнению вице-спикера Думы, которое приводит РИА Новости, «это дела внешних сил из Лондона и других европейских столиц, чтобы создать обстановку нервозности в стране, дестабилизировать ситуацию или создать фон подозрения, что это делается в самой России». А по словам известного борца с коррупцией (их цитирует Интерфакс), он не исключает «некоего системного плана, разработанного на Западе, по масштабной дискредитации российского руководства и спецслужб, а также президента Путина путем демонстративных попыток ликвидации представителей и идеологов либерального крыла российской политики».

Столь полярные мнения совпадают лишь по двум пунктам: наличие злой воли и дискредитация России. Кем и как она будет использована, можно только гадать. Но допустимо предположение о том, что окончательно испорченный в глазах Запада имидж нашей страны может быть использован в качестве примерно такого аргумента: «Если все уже так плохо – стоит ли делать еще хуже? Или стоит потратить еще несколько лет на то, чтобы все исправить?»

Так это или нет – покажет время. Прежде всего надо понять, что же случилось с Егором Гайдаром, поскольку, по словам Леонида Гозмана, «врачи до сих пор не могут поставить диагноз – они говорят, что не знают такой болезни». А пока нет ответа на этот вопрос – возникают любые трактовки причин ЧП. В том числе и такие резкие, как «теракт». Именно это слово использовал в беседе с корреспондентом «НГ» научный руководитель Государственного университета «Высшая школа экономики» Евгений Ясин. Он заявил: «Я подозреваю, что это – теракт. Как мне кажется, это событие доказывает, что в ряду покушений и убийств лидеров либерально-демократического движения в России неповинны администрация президента, сам президент и правительство. Другое дело – что за силы стоят за ними и как они реагируют на политику властей».

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}