Мнение rtvi.com

«Туда попали какие-то непонятные персонажи». Ева Меркачева — о новом составе ОНК

Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Ева Меркачева рассказала RTVI о том, кого можно встретить в рядах ОНК в регионах, почему в новый состав местных комиссий не вошли известные правозащитники и на кого остается рассчитывать заключенным в российских исправительных учреждениях.

В Общественные наблюдательные комиссии входят самые разные люди. Есть среди членов ОНК представители вроде бы мирных профессий, но которые очень сильно аффилированы с этой системой.

Прежний председатель ОНК Кировской области, например, священник. Правда, у меня возникли вопросы, что он за священник. Потому что когда мы с ним проверяли пыточные учреждения, при нас осужденные жаловались на то, как их окунали головой в фекалии, как их били, насиловали и так далее. И я видела, как этот председатель ОНК, отец Владимир, пишет в своих отчетах, что «жалобы не подтвердились», либо «жалоб не поступало, нарушений прав человека не выявлено».

Это была просто фантастика, потому что я поверить не могла, что этот батюшка с огромным крестом может такое писать.

Что люди ему плачутся, рассказывают ему, что им помощь медицинская не оказывается, а он может взять и так написать. Это как раз про то, что человек может быть кем угодно по профессии, но он по своей природе точно не может быть правозащитником.

Многие из людей в ОНК, я пыталась их тоже «пробить» в интернете, вообще непонятно, кто такие. А мы же настаивали, чтобы перед голосованием как можно больше информации вывешивалось на сайте Общественной палаты, чтобы люди видели, кто это. Общество делегирует им такую функцию, они должны быть сильные духом и смелые люди, мотивированные. А чем мотивированы те, кто туда сейчас прошел? Почему не взяли в новый состав ОНК директора Московской Хельсинкской группы Светлану Астраханцеву? МХГ — это детище великой правозащитницы, которая любила президента, Людмилы Алексеевой, она уже ушла из жизни. Так вот директор МХГ не прошла, ей сказали, что она не подходит.

Не прошло туда огромное количество людей, например, Игорь Каляпин — член СПЧ, создатель «Комитета против пыток» (который, правда, признан иноагентом, сейчас у них «Команда против пыток»). Так вот Каляпин не прошел, его не пустили. Никто из «Команды против пыток» не прошел. Эти люди каждый день занимаются тем, что отрабатывают заявления о пытках.

Они же умеют вычислять, какие сведения ложные, какие правдивые, кого правда побили, кого не побили. Это профессионалы. Никто из них не прошел.

И вместо них попали какие-то вообще непонятные персонажи.

А есть ли вообще тогда какая-нибудь альтернатива у ОНК, куда могут обратиться заключенные?

Вообще существуют три института: это был институт ОНК, институт уполномоченного по правам человека в регионе и прокуратура. Ну, с прокуратурой по-разному, есть в некоторых регионах такие прокуроры, которые точно будут лучше, чем нынешний состав ОНК. Есть уполномоченные сильные. Но мы же понимаем, что раз пошла такая зачистка, то, возможно, следующий уполномоченный по правам человека в регионе будет не таким активным, как предыдущий.

А я знаю примеры того, как слишком активных, заступающихся за людей, в том числе за решеткой, потом гнобили, возбуждали против них уголовные дела и т.д. Пример — Севастьянов, уполномоченный по правам человека, который был в свое время, по-моему, в Челябинской области. Ему потом вменили совершенно глупое дело о том, что он якобы подал грант на сельское хозяйство и закупил коров, хотя он их на самом деле на тот момент не закупил. Но он гранта даже не получал, а дело уголовное было возбуждено, его мучили… Он никаких денег не видел, ничего не было. Это была месть.

Затем уполномоченный по правам человека в Саратове, помните, где шваброй пытали человека… Так вот бывшего уполномоченного, когда он выступил с критикой этих явлений, лишили звания «Почетный гражданин города Саратов», он до сих пор судится.

Понимаете, всё, что мы сейчас наблюдаем, — это про то, как система всех вычищает. Зачем она это делает? А самое главное, что все равно закон кармы в данном случае работает, и все те, кто так делал, в итоге потом оказываются за решеткой. И зачастую члены ОНК, нормальные члены ОНК, могли бы быть единственным связующим звеном этих людей с внешним миром, единственной возможностью сообщить о том, что их там бьют, мучают или что-то с ними еще там происходит.

Опубликовано: 28.09.202

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}