Мнение Леонид Лобанов fontanka.ru

«Мы обсуждаем политическое, а не правовое». Юристы о последствиях признания Цукерберга «экстремистом»

Что ждёт пользователей Facebook* и Instagram** после того, как суд согласился с Генпрокуратурой РФ, что IT-гигант Meta*** — «экстремистская организация».

Российский суд признал компанию Meta, которая владеет Facebook и Instagram, организацией, которая ведет экстремистскую деятельность (ранее она разрешила публиковать призывы к насилию над российскими военными). Из-под удара выводят еще один ресурс корпорации — WhatsApp. Прокуратура в ходе заседания, кажется, ответила на один из самых животрепещущих для пользователей вопросов: не попадут ли они в список экстремистов просто по факту наличия у них аккаунтов в провинившихся соцсетях? Утверждается, что нет. «Фонтанка» напоминает о мнениях — и сомнениях — юристов, которые они высказывали 10 дней назад, когда Генпрокуратура только-только начала поход на Facebook и Instagram (упоминания про WhatsApp в свете новых событий убрали. — Прим. ред.).

Андрей Клишас, сенатор, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству

— Вы ранее сказали коллегам, что пользователи продуктов Meta не будут считаться экстремистами в случае удовлетворения судом известного искового заявления Генпрокуратуры. Можете пояснить, почему законопослушный гражданин, который будет продолжать пользоваться условным мессенджером Facebook после признания его «экстремистской организацией», не совершая при этом действий, которые уже подпадают под нормы статьи 282, останется защищён от уголовного преследования?

— На территории Российской Федерации в случае признания экстремистскими соответствующих ресурсов они могут быть заблокированы по решению суда.

 — Как вы понимаете, для кого наступают правовые последствия в случае удовлетворения судом искового заявления Генпрокуратуры? Для сотрудников и фрилансеров компании Meta, для тех пользователей, кто после запрета создаст в соцсетях Meta новый паблик, тем самым организовав различных пользователей в «группу»? На чей опыт, чью практику будет похоже решение о признании соцсетей Meta «экстремистской организацией»? Где и когда было что-либо схожее?

— В законодательстве, в том числе уголовном, нет ответственности за наличие аккаунтов в социальных сетях. Никакие аналогии в уголовном праве недопустимы.

Обязанность блокировки соответствующих ресурсов лежит на органах государственной власти, наделенных полномочиями в данной сфере (Роскомнадзор. — Прим. ред.).

— Насколько возможное решение будет соотноситься с базовыми нормами и правами граждан, которые закреплены в Конституции РФ (текст Основного закона на сайте Госдумы)? Например, со статьёй 23 или со статьёй 29?

— Целью указанных действий Генпрокуратуры является защита прав граждан и блокировка экстремистских ресурсов, а не уголовная репрессия в отношении российских граждан.

Наталья Шатихина, адвокат, кандидат юридических наук, управляющий партнёр CLC

— Я могу полностью согласиться с Клишасом. Скорее, аудитория российского «Фейсбука», узнавшая об этом, — потенциальные потерпевшие в таком уголовном деле или истцы в различных инстанциях. Эта ситуация является беспрецедентным актом идиотской русофобии, оправдания которому не может быть. В моих рассуждениях нет никакого ура-патриотизма. Я затрудняюсь припомнить такую этническую юридическую сегрегацию в цивилизованных странах даже в обозримой исторической ретроспективе. Нормы о запрете любой формы дискриминации являются фундаментальной основой современного правопорядка, гораздо более весомой, чем любая территориальная целостность. К сожалению, мы видим это и по выходу брендов с рынка. Компания Нugo Boss, одевавшая в такую нарядную форму Третий рейх, как и многие другие бренды, прекрасно работавшие — причём совсем недавно — с самыми кровавыми диктатурами, не говоря уже о наркокартелях, вдруг «вспомнила» о высоком.

Тумас Мисакян, юрист Центра защиты прав СМИ (признан в России НКО-иноагентом), адвокат журналистки Светланы Прокопьевой, которая была осуждена по статье о «публичном оправдании терроризма»

— Точно ответить на вопрос, коснётся ли признание Meta «экстремистской организацией» пользователей продуктов компании, пока нельзя. Такой практики в России еще не было. Facebook самостоятельно не распространяет информацию, а является площадкой для общения и распространения информации. В нашем УК есть статья 282.2 УК РФ, часть 2 которой устанавливает наказание за участие в деятельности экстремистской организации. При этом понятие, указанное в законе как «участие в деятельности», не является достаточно четким, и это может способствовать непредсказуемому правоприменению. Например, статью начнут применять и к тем, у кого останутся аккаунты, и к тем, кто продолжит общение в Facebook.

Теоретически также могут признать гиперссылки на Facebook распространением материалов организации, признанной экстремистской и запрещенной на территории Российской Федерации, за что может грозить блокировка сайтов. Также под запретом могут оказаться логотипы соцсетей, входящих в Meta (Facebook, Instagram), и за это могут штрафовать по статье 20.3 КоАП РФ.

Кроме этого оплату рекламы в этих социальных сетях могут признать финансированием экстремистской деятельности. Это статья 282.3 УК РФ. Также для сотрудников компании Meta и связанных с ней структур, программистов-фрилансеров, которые работают с компанией, и пользователей, кто после запрета создаст в соцсетях Meta новый паблик, это может быть расценено как участие в деятельности экстремистской организации (ч. 2 ст. 282.2 УК).

Признание Meta экстремистской организацией является явно чрезмерной мерой, необоснованно ограничивающей право на свободу выражения и распространения информации, поскольку миллионы пользователей в России лишатся возможности получать и распространять любую, в том числе и общественно значимую, информацию в соцсетях (ст. 29 Конституции и ст. 10 ЕКПЧ).

Александр Глушенков, эксперт по интернет-праву

— Мнения юристов разделились. Одни считают, что для пользователей это ничем не грозит. Но другая точка зрения в том, что любые пользователи могут быть приравнены к членам «экстремистской организации», с последствиями, которые коснутся их лично. Я думаю, что на самом деле, даже если требование Генпрокуратуры удовлетворят, признают Meta экстремистской организацией, то самим пользователям не должно ничего грозить. Но дальше нужно смотреть на решение суда, которое мы получим на выходе по иску Генпрокуратуры.

Будет ли Цукерберг экстремистом? Штатные сотрудники компании — да. Те, кто занят управлением организацией, поддержанием её технического состояния. То есть Марк рискует. Те лица, которые занимались рекламой, покупали её на этих площадках, могут попасть в категорию спонсоров экстремистской организации. На что это похоже? Честно говоря, ничего такого не могу вспомнить, привести аналоги или примеры. Нет подобных случаев. Ситуация исключительная. Понятие «нежелательных» или «экстремистских» организаций есть в разных странах и миропорядках. Это практика существующая. Но чтобы соцсеть признавали экстремистской — такого не было.

Мы скорее сейчас обсуждаем политическое, нежели правовое. Ситуация сложная. Боюсь, что мы оказываемся в новой правовой реальности, даже не обсуждая политику. Например, сегодня все юристы страны обсуждают дело, которое рассматривалось в Арбитражном суде Кировской области, где правообладателю отказали в требовании защиты прав на товарный знак. А товарный знак на «Свинку Пеппу». Отказали на том основании, что компания-правообладатель зарегистрирована в Великобритании. А Великобритания среди недружественных государств. Это теперь основание для суда. То есть дальше можно не удивляться ничему. И Цукерберг станет экстремистом запросто.

Павел Чиков, правозащитник, юрист, экс-член СПЧ при президенте (цитата по его Telegram—каналу)

— Прямо сейчас бежать и удалять аккаунты, посты и переписку из Facebook и Instagram не нужно. Заявление Генпрокуратуры поступит в Верховный суд РФ, у Facebook есть представители в России, они получат возможность участвовать в слушаниях и потом обжаловать решение. В экстремистский список организацию включат только после вступления в силу решения Верховного суда РФ. Если это произойдет, тогда могут быть последствия. Прежде всего я бы не доверял заверениям чиновников, что простым пользователям бояться нечего. Поэтому по пунктам:

1. Вопрос об уголовной ответственности за участие в деятельности (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ) для простых пользователей остаётся открытым. Требование удалять аккаунты и прекращать пользоваться прямо не прописаны, но даже приложения могут быть сочтены экстремистскими материалами, а их использование может быть квалифицировано как участие в деятельности.

2. Запрет логотипов Facebook, FB Messenger, Instagram под угрозой ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ.

3. Обязательная маркировка при упоминании под угрозой ч. 2 ст. 13.15 КоАП РФ (злоупотребление свободой массовой информации).

4. Запрет любых денежных транзакций в адрес компаний, подконтрольных Meta.

5. Не просто блокировка Facebook, FB Messenger, Instagram, но и требование властей удалить приложения из магазинов Apple и Google.

Таким образом, в настоящий момент использование продуктов компании Meta не нарушает закон.

Отдельно стоит теперь упомянуть требование сотрудников правоохранительных органов разблокировать мобильные устройства. Статья 51 Конституции РФ позволяет вам игнорировать такое требование. Ответственность за отказ разблокировать телефон, планшет или ноутбук, так же, как и за отказ свидетельствовать против себя, не предусмотрена законом.

Уже 21 марта Павел Чиков высказал еще одно соображение: «Безопасность пользователей Facebook и Instagram в случае признания Meta экстремистской организацией ни прокуратура, ни суд гарантировать не могут! Если пользование запрещенными соцсетями еще можно не криминализировать — разослав соответствующие методички товарищам майорам по стране, то с другими рисками сложнее. Любая публичная демонстрация символики — на сайте, на дверях магазина и кафе, на автомобиле, в соцсетях, на постерах, визитках — будет основанием для привлечения к административной ответственности, вплоть до 15 суток ареста (статья 20.3 КоАП РФ). Заказ рекламы в обеих социальных сетях либо торговля акциями Meta могут квалифицироваться как финансирование экстремистской деятельности — это уголовная ответственность (статья 282.3 УК РФ)».

Галина Арапова, медиаюрист, эксперт в области информационного права (включена в реестр СМИ-иноагентов как физлицо)

— Если Meta признают экстремистской организацией, то те пользователи, которые пользуются Facebook не просто как онлайн-дневником, но и как площадкой для продвижения информации, платят компании за рекламу, рискуют быть привлечёнными по статье 282.3 (финансирование экстремистской деятельности — до 8 лет лишения свободы, с использованием служебного положения — до 10 лет лишения свободы. — Прим. ред.).

Те, кто имеет паблики в Facebook, Instagram, а на их других сайтах есть иконки, гиперссылки со значками соцсетей на эти паблики: с момента признания Meta экстремистской организацией логотипы её продуктов становятся символикой экстремистской организации. Наш воронежский губернатор уже опубликовал призыв всем выпиливаться. Все органы госвласти оттуда уходят. Значки соцсетей с сайтов удалят. Но помимо этого исхода все люди, организации, бизнес, кто использовал для продвижения своих продуктов и услуг тот же Instagram, будут вынуждены удалять эти же значки. Это ведь распространение символики экстремистской организации. Это административная статья про «демонстрацию нацистской символики».

Будет ли проблемой, если условный полицейский на вашем смартфоне на экране увидит значок приложения Facebook или других продуктов Meta? По логике — нет. Должно быть публичное демонстрирование запрещённой символики. Не одному человеку, а публично. Исходя из действующего на данный момент законодательства, иметь у себя на смартфоне мобильное приложение не является нарушением. И если один человек его увидит, это не является публичной демонстрацией. В том числе если случайно в ваш смартфон заглянул полицейский.

Дальше вопрос, можно ли пользоваться. Или хотя бы не удалять свой аккаунт. Вопрос. Есть ст. 282.2, ч. 2, — участие в деятельности экстремистской организации. Сама по себе формулировка очень широкая. Это и руководство организации, если кто участвует как сотрудник, учредитель, попечитель, член совета директоров и так далее. Но ещё не было прецедентов по тем, кто использует платформу как средство распространения информации. Ни в одной стране мира.

Клишас заявил, что пользователи не пострадают. Но я бы несильно ориентировалась на его толкование, потому что «участие в деятельности» по практике очень широко трактуется. Здесь в качестве примера можно вспомнить последователей «свидетелей Иеговы» (запрещённая в России экстремистская организация. — Прим. ред.). Преследуются же не руководители, учредители, а обычные адепты. Доказательства — литература на обысках, коллективные встречи для богослужений. Где гарантия, что запрет Meta не будет применяться точно так же?

Дальше. Из собственного контента у того же Facebook есть только «правила использования», которые мы все кликаем, когда регистрируемся. Это их собственный контент. И это материал экстремистской организации после запрета, распространение которого будет преследоваться. А остальные материалы пользователей на этой площадке что? Facebook этим не владеет. Именно поэтому в международном праве есть устоявшееся понятие «информационный посредник». Это соцсети, мобильные операторы, интернет-провайдер, хостинг-операторы. Без них невозможно распространение. Их техсредства делают охват аудитории колоссальным. Поэтому у них особая защита. А у нас нет в законодательстве статьи, которая бы в чистом виде подходила под это. Ни разу ещё наши законодатели не пытались открыть рот на IT-гигантов. Единственное, что есть, — это статья в законе об информации про приземление иностранных компаний в России. В рамках этих норм и требуется удаление контента, и безумные штрафы, которые в последние месяцы мы наблюдали по Google и другим. И дальше возникает вопрос, будут ли российские правоохранительные органы рассматривать распространение и дальнейшее пользование Facebook как инструмент, через призму участия в деятельности «экстремистской организации». Не исключаю абсолютно, что это может стать реальностью.

Леонид Лобанов, специально для «Фонтанки.ру».

* Деятельность запрещена в России

** Деятельность запрещена в России

*** Организация признана экстремистской и деятельность на территории РФ решением /верского районного суда Москвы 21.03.2022 года запрещена
 
На этом фоне Следственный комитет России возбудил уголовное дело против компании Meta — в связи с «незаконными призывами к насилию в отношении граждан РФ» со стороны ее сотрудников. Роскомнадзор, который заблокировал Facebook ещё 4 марта, начал ограничивать доступ к Instagram.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Опубликовано: 21\03\2022

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}