Мнение Сергей Шелин rosbalt.ru

От дефолта до дефолта

Экономическую стратегию, которую проводили после 1998-го, перечеркнуло 24 февраля. Все, что считалось дальновидным, одним махом стало ошибочным.

Международные рейтинговые агентства с разной степенью уверенности обещают России дефолт (неспособность расплатиться по внешним долгам) уже в апреле.

Начальница ЦБ Эльвира Набиуллина, по слухам, попросилась в отставку. Ее вроде бы не отпустили, хотя, рассуждая формально, и в самом деле должны были уволить. Ведь именно Центробанк и Минфин, с незапамятных времен руководимые бывшими системными либералами, выглядят виновниками потери без малого $400 млрд, накопленных за последние два десятилетия в казенных международных резервах, а сейчас заблокированных. В распоряжении российских властей остались только золото и юани.

Именно бывшие сислибы столько лет складывали валютные сокровища в кубышку, объясняя, что это полезно для экономики в целом и для стабильности курса рубля в частности, и что резервы очень пригодятся в тяжелые времена. Но вот настало 24 февраля — и лучшую часть содержимого этой кубышки (доллары, евро и т. п.) просто изъяли.

Получается, что именно лишенные чутья экс-либералы роковым образом подвели высшее начальство, которое доверчиво положилось на их научную вроде бы рецептуру.

Однако посмотрим на историю вопроса более внимательно.

Так ли уж, собственно, плох дефолт? Ведь те, кому не отдали одолженные ими деньги, войну из-за своих обид не объявят. По сегодняшним нашим политическим обычаям, ничто не мешает еще и посмеяться над их простотой.

Но после августовского дефолта 1998-го у нас рассуждали иначе. Ведь неспособность страны обслуживать свои долги лишает ее доверия, а это значит, что не будет больше иностранных займов, не придут внешние инвесторы, а национальная экономика станет киснуть в изоляции. И то, и другое, и третье считалось тогда чем-то нежелательным.

Поэтому с внешним миром постарались поладить, и довольно скоро выплаты возобновились. К тому же российская экономика тогда стремительно росла. Поэтому доверие восстановилось быстро. В страну валом валили иностранные компании (те, что сейчас разом вскочили и ушли), а уровень жизни сограждан в 1999-м — 2013-м вырос больше, чем за любой другой такой же отрезок времени во всей российской истории. Рецепты сислибов выглядели тогда не такими уж глупыми.

В эти же годы нефть очень подорожала, резко увеличился приток нефтедолларов и надо было решить, что с ними делать. Те же сислибы предложили откладывать значительную долю в резервы. Таким способом создавался запас на случай, если нефть станет дешевой. А рубль, благодаря изъятию долларовых излишков, не становился слишком тяжелым, и это повышало мировую конкурентоспособность российской экономики.

Владимиру Путину чем дальше, тем больше нравилось накапливать резервы, и в десятых годах он сделал борьбу за их рост одним из главных принципов своей политики. В гигантских валютных запасах он видел финансовую опору своего режима и гарантию от любых неожиданностей.

Даже на пиках ковидной эпидемии, когда миллионы потерявших доходы людей нуждались в помощи, резервы не тронули. Многие тогда дивились: зачем такая прижимистость? Ведь раздача десятка-другого миллиардов долларов многим облегчила бы жизнь, а кубышку уж точно не опустошила бы. Но вот решили не распечатывать. Думали о будущих приключениях.

Финансисты-сислибы по своим соображениям поддерживали этот курс и проводили его в жизнь. Однако первоначальную свою установку на открытость экономики им, по указаниям вождя, пришлось пересмотреть. Сислибы стали бывшими сислибами. Начиная с 2014-го, культ иностранных инвестиций и свободной конкуренции на мировых рынках сменился культом импортозамещения. Один остряк расшифровал эту новую стратегию как замещение импорта с Запада импортом из Китая. Так или иначе, экономика России с тех пор почти не росла, а реальные доходы россиян шли зигзагами и чаще снижались, чем увеличивались.

Но общая вера в полезность огромных международных резервов в целом сохранялось. Хотя первые сомнения в их надежности уже появились. В 2018-м резко уменьшили долю в них долларов и увеличили — юаней. Но даже и в начале нынешнего года на финансовых учениях, отрабатывая различные варианты потенциальных санкций, экс-сислибы исходили из того, что тяжесть получаемых экономических ударов будет средней и на резервы враги не покусятся. Вождь не сказал им, насколько широки его планы. Какая же спецоперация без конспирации? Вот они и оказались без вины виноватыми — их просто не предупредили, что все, считавшееся грамотным и дальновидным, в одночасье станет странным и ошибочным.

Поэтому увольнять экс-сислибов, по сути, не за что. Наоборот, их профессиональные навыки сейчас особенно нужны. Умелыми руками бывших либералов надо оперативно построить «экономику сопротивления» (есть такой иранский термин). Ведь необязательно становиться именно Северной Кореей. Есть несколько держав, которые хоть и живут в изоляции под санкциями, но обладают чем-то вроде рыночного хозяйства. Например, Мьянма. Или тот же Иран.

И у таких экономик тоже есть свои радости. В частности, они не боятся дефолтов. Поскольку в долг за границей им давать все равно не будут. И товары их с внешних рынков в любом случае станут выдавливать. И зарубежные инвесторы, даже если дефолта не случится, к ним не придут. Разве что китайские. Но это старшие братья, а не партнеры.

Поэтому в 2022-м никто из российского начальства особых страхов перед дефолтом не испытывает. Будет так будет. Обойдется так обойдется. Не то что 24 года назад. Сегодня у вождей совсем другие хлопоты.

Опубликовано: 11\03\2022

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке и размещении материалов о специальной операции на Украине все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», «войной» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

** Компания Meta и принадлежащие ей соцсети Facebook и Instagram признаны экстремистскими, их деятельность запрещена в России.

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}