Мнение Тимофей Бордачёв vz.ru

Россия с печалью смотрит на очередного соседа

Новое скоротечное обострение на линии соприкосновения Армении и Азербайджана совпало по времени с новостью о якобы имевшем место заявлении спикера турецкого парламента, что Анкара и Баку ведут переговоры о создании совместной тюркской армии.

Потом, правда, слова турецкого вельможи опровергли его собственные представители. Но сути дела это не меняет. Для России обе новости представляют интерес только в том смысле, что подтверждают – вопрос о необходимости Это, вне всякого сомнения, очень печально, потому что самой России этого делать совершенно не хочется.

Уже несколько десятилетий Москва с надеждой смотрит на своих соседей и не теряет веры в то, что они научатся вести себя сообразно геополитическому положению и силовым возможностям. Иногда здесь проблескивают лучики надежды и возникают основания думать, что имперский период нашей общей истории удалось закрыть. Но потом случается обострение, и Россия опять с печалью смотрит на очередного соседа, как мать на ребенка, который, стоит отвернуться, тянет в рот всякую гадость. Тем более, что народ нам по соседству, особенно на Южном Кавказе, подобрался темпераментный.

Не Бельгия с Люксембургом, что уж говорить. Тем, например, никогда не надо было по 100 раз объяснять, что соседство с Германией и Францией – это повод для благоразумного поведения вне зависимости от того, платят вам за это или нет. Просто Бельгия понимает – положение рядом с могущественной державой уже само по себе может привести к неприятностям, а уж если делать беспокоящие ее движения, то тем более. Россия пока для своих соседей такую систему ценностей сформировать не смогла, но работа в этом направлении, судя по всему, начинается.

Главное препятствие – это те самые накопленные человеческие и исторические связи, на присутствие которых применительно к Азербайджану и Армении справедливо указал Владимир Путин в октябре прошлого года. Во всех союзных республиках это понимают немного однобоко. За исключением, наверное, Казахстана и Узбекистана. Считается, что обязательства метрополии не применять силу – это нечто само собой разумеющееся, а деятельность на стороне остается на усмотрение собственных столиц. Для России трудно перешагнуть грань между положением старшей сестры и просто самого сильного в Евразии государства.

В принципе, после того, что в 2008 году случилось с Грузией, Баку ведет по отношению к России весьма мудрую политику. И это заслуга президента этой страны. Но военная победа над Арменией в прошлом году не могла не вскружить многим головы.

Сейчас руководство Азербайджана ведет планомерную деятельность по принуждению Армении к тому, чтобы она не была препятствием для долгосрочных экономических планов Баку. Ереван сопротивляется, а Россия смотрит на это с философским спокойствием. Но грань между справедливым и несправедливым поведением очень тонкая. И будучи сегодня полностью правым в своих ожиданиях, уже завтра можно получить хороший удар медвежьей лапы.

Страны Закавказья находятся в сложном положении и потому, что соседствуют с одним из наиболее инициативных государств современной международной политики – Турцией. У Эрдогана нет особых ограничителей – из НАТО его не выгонят. США не позволят себе этого просто потому, что тогда альянс окончательно превратится в коллекцию стран, не имеющих серьезного военного значения. С Европой все в порядке – Берлин и Париж годами платят Турции дань за то, чтобы она не наводнила их территории беженцами.

Россия в случае чего может, конечно, поправить поведение турок, но серьезно разбираться с ними также не собирается – ей незачем загонять такую страну обратно в западное сообщество. В результате турецкая внешняя политика – это набор весьма смелых импровизаций, в часть из которых Анкара хотела бы вовлечь и своих азербайджанских друзей. Которые, кроме всего прочего, по объему накопленных инвестиций в турецкую экономику в три раза опережают аналогичный показатель Турции у себя дома.Судя по оценкам местных экспертов, в Баку больше всего хотели бы спокойно осваивать возвращенные осенью территории и строить страну для будущих поколений. Но пока на раздражитель в виде униженной, но не поверженной Армении, накладывается естественное желание периодически поднимать ставки в разговоре с Россией. Вот и возникают идеи вроде создания «объединенной тюркской армии».

Странно, что спикер турецкого парламента не сообщил, что к участию в этом предприятии также планируется привлечь Туркмению – это было бы здорово с точки зрения будущего афганского вопроса. В Баку, наверное, были бы рады увидеть своих военнослужащих на охране кабульского аэропорта от наступающих талибов (запрещены в России), не правда ли? Или быть втянутыми в решение курдской проблемы. Так что, если дело дойдет до практики, то всё, наверное, ограничится созданием совместного батальона снабжения.

Армения такое развитие событий должна только приветствовать. Если бы интеграция Азербайджана и Турции стала реальностью, у Еревана прибавилось бы аргументов в пользу собственной незаменимости для России в качестве военной базы.

Но скорее всего эта инициатива, как и прочие ГУАМы и «Великие Тураны», закончится разговорами. За последние 30 лет только страны Прибалтики смогли выйти из зоны полного силового доминирования России. Просто потому, что их приняли в НАТО и Европейский союз. Но даже они жить не могут без разговоров о якобы существующей российской угрозе.

Все остальные институты и инициативы на постсоветском пространстве, где Россия не играла бы центральную роль, закончились декларациями и несколькими встречами на разных уровнях. Вряд ли сейчас, когда США и Европе вообще нет до бывшего СССР, как и остального мира, никакого дела, что-то может измениться.

За исключением Украины, опасения по поводу того, что на периметре России возникнет угрожающее ее интересам объединение государств – это продукт исторического опыта, а не военно-политической реальности. Китай попытался что-то делать на постсоветском пространстве, но пока эти усилия почти забросил – рынки здесь маленькие, а народ неспокойный и не всегда работящий.

Отсутствие серьезных угроз не отменят того, что способность соседей вести себя рационально, в данном случае речь идет об Азербайджане и Армении, остается важнейшим сюжетом российской внешней политики. Избавиться и отгородиться от соседей мы не можем – не то геополитическое положение.

Россия за годы, что прошли после распада СССР, смогла миновать развилку между соблазном решить мелкие проблемы, вернув все назад, и интеграцией в мировую экономику и политику. Сейчас Москва смотрит на вещи намного шире, чем этого хотели бы в Вашингтоне и ведущих европейских столицах. Для них идеальным было бы положение, при котором Россия завязнет в управлении соседями, а в другие части мира даже носа не будет совать. У нас на то и другое сил не хватит – с такой амбициозной повесткой не справился даже Советский Союз.

Возвращение к трате ресурсов на удержание территорий вдоль своих границ России совершенно не нужно. Значит, надо набраться терпения, которое вообще свойственно российскому МИД. И планомерно выстраивать с соседями такие отношения, в которых останется мало места для интересных с медийной точки зрения поворотов.

 

Опубликовано: 29 июля 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}