Мнение blockpost-dagestan.ru

Ложь, "кокс" и слёзы Максима Шевченко

Уже бывший кандидат на выборах в Госдуму по Дагестану Максим Шевченко объявил республике настоящую информационную войну. Не проходит дня, чтобы скандальный правозащитник не разразился очередным пафосным и оскорбительным «разоблачением» в адрес республиканских властей, жителей и самой республики.

В одном из своих последних постов в соцсетях «друг всех мусульман» еще недавно восторженно отзывавшийся о Дагестане написал: «В Дагестане туберкулёз, чума, холера.  Я живу два с половиной месяца в Махачкале, там горы мусора, крысы.   Источники воды такие, что пить из водопровода не рекомендуется — может быть холера и дизентерия. В море купаться категорически нельзя, а власти все скрывают от народа». Как известно, от любви до ненависти один шаг. Но была ли любовь? И что скрывается за последними заявлениями «православного мусульманина» Шевченко?

Еще недавно Максим Шевченко в эфире «Дождя» и «Эхо Москвы» на всю страну заявлял:  «Абдулатипов — это спасение. Это человек, который не имеет зависимости ни от одного внутридагестанского клана. Это политик, ученый, дипломат федерального уровня». Сегодня Максим Шевченко смешивает дагестанского Главу с грязью, не стесняясь голословно приписывать ему все мыслимые и немыслимые преступления, начиная от коррупции и давления на оппозицию, заканчивая убийствами чабанов и журналистов. На это можно было бы не обращать внимания, если бы эти слова исходили из уст какой-нибудь дамы с неустроенной личной жизнью или диванного революционера, но Шевченко позиционирует себя как серьезный политолог, правозащитник, специалист по Северному Кавказу. Казалось бы, не может адекватный и серьезный человек менять свое мнение и позицию, как флюгер. Но, как показывает жизнь, может. В случае с Шевченко причин для такого легкого поведения несколько.

Причина первая заключается в том, что Максим Шевченко уже давно и крепко сидит на кокаине. Москва – город маленький, здесь об этом пристрастии «Леопардыча», как называют Шевченко в медийной тусовке, знают все. Об этом открыто пишут в соцсетях коллеги и журналисты, которые знают Максима Шевченко. Несколько лет назад Максим Леонардович таким образом пытался вылечиться от алкоголизма. И вылечился. Кокаин оказался более сильным, чем алкоголь катализатором буйства, безумия и политической активности. Все медийные истерики Шевченко  — результат либо принятой дозы, либо кокаиновой ломки. Кокаином Шевченко снабжают обосновавшиеся в Москве чеченские бандиты, которые «держат» в том числе бывшую промзону в районе прилегающем к Павелецкому вокзалу. Именно здесь по адресу Дубининская улица, дом 71,  находится офис Максима Шевченко. Здесь же расположено несколько организаций, которые занимаются, в том числе тем, что отправляют мусульман на обучение к арабским проповедникам в зарубежные страны. Возможно, что именно от них Шевченко и получает деньги на свою «политическую деятельность» на Северном Кавказе.

Вторая причина эмоциональной и психической нестабильности Максима Шевченко более тонкая. Молодящемуся правозащитнику уже пятьдесят лет. Возраст, конечно, не критический. Но Шевченко откровенно засиделся в своей роли шута и кликуши. Уже давно хочется в большую политику, во власть – так чтобы машина с водителем, кабинетец с хорошей мебелью, государственная зарплата и пенсия, чтобы длинноногие секретарши обслуживали. А во власть не берут и даже не зовут. Даже из Общественной палаты выперли. Северный Кавказ был для Шевченко той благодатной и незанятой нишей, которая сулила большие возможности. Но не срослось. Кроме маргиналов Шевченко оказался здесь никому не нужен. В Чечне так и вовсе Шевченко сделали персоной нон-грата. Причем, чеченские власти настолько понятно и недвусмысленно объяснили ему свою позицию, что Максим Леонардович до сих пор упорно молчит о проблемах Чечни. Как будто там нет не только нарушений прав человека, но и самих мусульман. Шевченко просто не трогает Чечню и Рамзана Кадырова, потому что знает, что за это могут больно дать по рукам. Дагестанское руководство в этом смысле проявляет недопустимую мягкость и благородство, позволяя Шевченко вести себя развязано и по-хамски, устраивая скандалы и информационные атаки.

Между тем, подобного рода снисходительность по отношению к явному провокатору вряд ли допустима, учитывая то, какие цели преследует деятельность Шевченко, и кто за ней стоит.

После того как ЦИК РФ подтвердил законность снятия Шевченко с выборов в Дагестане, Шевченко использует любую возможность для того чтобы взорвать ситуацию в республике и отомстить за свое «поражение». Не встретив поддержки у здоровой части общества в Дагестане Шевченко начал заигрывать с всевозможными сепаратистами. В том числе с лезгинскими националистическими организациями. В первую очередь речь идет о лезгинской националистической организации «Садвал», с лидерами которой Шевченко недавно встречался. Для понимания и к сведению. «Садвал» это не просто кружок по интересам или клуб по сохранению культурных традиций. Например, в  Азербайджане «Садвал» признан террористической организацией. И тому есть причины. Все его члены этой националистической группировки, в том числе Альберт Эседов, были повинны во многих преступлениях, например, в нападениях на северные пограничные заставы Азербайджана и повсеместное разжигание межнациональной вражды. Более того, «Садвал» в 1994 году устроил два террористических акта на станциях Бакинского метрополитена, убив 27 и ранив 107 жителей города.

В то же самое время Шевченко начал «партию» с двумя другими представителями этнических группировок. В частности, с кумыком Джамалом Касумовым, который находится в розыске по обвинению в избиении полицейского. Джамал Касумов и Сажид Сажидов – другой дагестанский «политик», которого Шевченко решил использовать в своих политических играх, являются близкой связью Сагида Муртазалиева, и по неофициальной информации, именно Муртазалиев двигает двух эти спортсменов в дагестанскую политику.

Сам Муртазалиев уже второй год находится в международном розыске и отсиживается в Объединенных Арабских Эмиратах.  Несмотря на то, что в биографии Сагида Муртазалиева имеется несколько эпизодов откровенно криминального характера (его обвиняли в организации нескольких заказных убийств, в  2015 году, когда в СМИ появились сообщения о том, что Сагид Муртазалиев обвиняется в финансировании терроризма), молодой брутальный спортсмен, чемпион, завоевавший золото на олимпиаде в Сиднее – личность в Дагестане культовая и популярная. А что самое главное Муртазалиев близок к чеченскому истеблишменту. Демонстрируя свою симпатию и поддержку креатурам Муртазалиева, Максим Шевченко в очередной раз пытается завоевать не только расположение местных, но и продемонстрировать лояльность Чечне. Но искренностью здесь и не пахнет.

Не так давно Максим Шевченко уже показал свое истинное отношение к дагестанцам и их проблемам. История о том, как Шевченко обманным путем проник в семью Тайгимовых, уже обсуждается в республиканских и федеральных СМИ. Вкратце история такова. Желая в очередной раз дискредитировать республику, Шевченко выдал себя за чиновника администрации Главы Дагестана, пришел в дом Тагимовых, где растет тяжело больной ребенок, и привел туда российских правозащитниц. Шевченко собирался поведать миру о том, что власти Дагестана отказывают в лечении ребенку на том основании, что его старший брат воюет на стороне ИГИЛ. Однако, всё оказалось с точностью до наоборот. Семья мальчика ни в чем не нуждается и получает всю возможную поддержку и помощь от властей республики.

Другой потенциально взрывной темой, которую пытается раскачать Шевченко,  является убийство двух молодых парней в Шамильском районе.  По версии Шевченко, который устроил из похорон убитых парней настоящее шоу с видео-трансляцией своих заявлений на похоронах в соцсетях, это убийство лежит на совести дагестанских властей.  В том, что это политическое убийство не приходится сомневаться. Только Шевченко в очередной раз передергивает факты и пытается спровоцировать в республике народный бунт.  Дагестанские власти меньше чем кто бы то ни было заинтересованы в том, чтобы были убиты два ни в чем не виновных парня.  И Глава Дагестана был первым из политиков, кто выразил соболезнования семьям погибших и пообещал найти виновных.Это убийство,  в котором присутствует множество странностей и нестыковок, на руку прежде всего  тем, кто хочет ввергнуть Северный Кавказ в хаос и войну. То есть, это, прежде всего, в интересах тех структур и людей, на чьи деньги работает господин  Шевченко.

Репутация господина Шевченко в Москве известна. В Дагестане публика  менее искушенная, поэтому многие продолжают верить и скандальным «разоблачениям» и «крокодиловым слезам» правозащитника Шевченко. Ошибка дагестанцев и дагестанских властей в том, что наркоман и провокатор имеет возможность делать в республике, всё, что придет в его затуманенную кокаином и нездоровыми амбициями голову. Но если направить его на принудительное лечение невозможно, то было бы целесообразно хотя бы отвечать на явную клевету и ложь: подавать в суды всякий раз, когда г-н Шевченко вбрасывает в информационное поле очередную «утку» и провокацию.

 

Опубликовано: 15 сентября 2016 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}