Мнение Дмитрий Москвин e1.ru

«Мне очень жалко своих бывших коллег»: экс-преподаватель уральского вуза — о зарплатах ученых

Дмитрий Москвин рассказал, что на воду, еду и подготовку к занятиям тратил больше, чем зарабатывал.

Бывший преподаватель уральского вуза рассказал о зарплатах

На этой неделе история о зарплатах новосибирских ученых прошумела на всю Россию. Старший научный сотрудник Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН пожаловалась Путину, что ее оклад составляет всего 25 тысяч рублей. Президент удивился, а правоохранительные органы инициировали ряд проверок по поводу низкой зарплаты ученых.

Екатеринбургский общественник Дмитрий Москвин написал колонку о том, как он работал в главном уральском вузе. И рассказал, сколько там зарабатывал.


Зарплата преподавателя в университете — это уже классический несмешной анекдот. Но мораль из него извлекается тем, кто платит.

Вот смотрите. Я официально преподавал с 2004 по 2016 годы. Первые три года мой оклад в УрГУ был 1672 рубля 18 копеек. И нет, я не пропустил ни нолика, ни какой-либо другой цифры.

За эти деньги я с нуля разрабатывал несколько новых курсов, читал в неделю по пять лекций, вел семинары, проводил внеаудиторные занятия. Затем к этому добавились издание журнала и организация по тем временам крупных научных тусовок.

Однажды я взбрыкнул и пришел в ректорат с ворохом чеков за разные проекты, которые я делал со студентами. И квитками по зарплатам...

«Проректор всплеснул ручонками и сказал: "Ой, надо же что-то делать. Я не знал, что бывают такие зарплаты"»

В итоге я защитился, меня сделали замдекана и матответственным на факультете. Это добавило денег, но и нагрузки: то еще удовольствие ходить на склад за бумагой и ручками для деканата. Выше 20 тысяч к 2010 году зарплаты не было.

В январе 2010 года новый декан Анатолий Васильевич Меренков прошамкал: «Что-то мы много вам платим». И на этом я прервал всякие отношения с факультетом и его шамкающим руководством.

В середине 2010-х я оказался втянут в работу департамента международных отношений. Две лекции в неделю, шесть семинаров, письменные работы, экзамены. Плюс бумажки, плюс полный развал в УрФУ в вопросе организации образовательного пространства. И всё это за десять тысяч.
«Естественно, на обед, воду и подготовку к занятиям я тратил больше, чем зарабатывал»

Так вот какую мораль извлекает из всего этого работодатель? Элементарно: люди работают в вузе не ради денег, а из-за каких-то внутренних мотивов. И раз они массово не увольняются, не бунтуют, революцию не готовят, значит, всё хорошо.

На самом деле мне очень жалко своих бывших коллег: одним не хватает смелости поверить в себя и найти оплачиваемую работу вне вуза, а другим хочется пожелать не прятаться от реальности и смело бороться за свои права в том, что они выбрали в качестве призвания.

Естественно, я не рассматриваю вариант преподавания в вузе как возможное трудоустройство. Хотя мне это интересно, нравится и, кажется, даже получалось.

 

Опубликовано: 13 февраля 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}