Мнение Виталий Тагоров wek.ru

Марат Гельман: во время ответа Путина на вопрос о «дворце» произошел важный момент

«Как мне кажется, во время ответа Путина на вопрос о «дворце» произошел важный момент. Власти поняли, что отмалчиваться, как это делалось прежде, уже нельзя, поэтому перешли в оборону», - заявил Марат Гельман.

Странно было бы предполагать, что после публикации фильма-расследования Алексея Навального о «дворце Путина под Геленджиком», общественность проявила бы равнодушие к тому, каким образом все эти богатства будут объяснять представители власти. Реакция Кремля и лично российского президента Владимира Путина – вот, пожалуй, ключевые моменты, которые представляли наибольший интерес у публики, просмотревшей ролик, набравший уже 90 миллионов просмотров, от начала и до конца. Причем, резонанс у этой истории вышел настолько серьезным, что отмалчиваться было нельзя, а потому реакция из Кремля, пусть и с опозданием, последовала. Правда, оказалась она традиционно вялой, словно окружение главы российского государства всеми силами стараются не придавать произошедшему излишней значимости. По крайней мере так выглядел комментарий главы пресс-службы президента Дмитрия Пескова.

Однако позднее высказаться о расследовании команды Навального пришлось и самому главе государства. Вот только комментарии его показались ряду экспертов немного странными. К примеру, многие отметили, что Путин фактически начал оправдываться, заявляя, что указанный «дворец» ни ему, ни кому-либо из его родственников «не принадлежит и никогда не принадлежал». И именно в попытке откреститься от того, в чем авторы ролика президента не обвиняли изначально, ряд обозревателей и политологов видят своего рода знак. Похожее мнение, к примеру, недавно высказал российский политтехнолог Марат Гельман.

«Нужно, конечно, признать, что Путин на голову выше своих соратников – Золотова, Усманова и других, - которые привыкли говорить на бандитском языке. Владимир Владимирович в свою очередь приводит какие-то аргументы, но проблема в том, что он пытается отвечать на заголовок фильма. Сам фильм получил название «Дворец Путина», но ведь он не про дворец Путина – не о том, что Путин или его родственники юридически являются владельцами этого объекта. По большому счету, это ролик о системе своеобразного «общака», о системе коррупции в стране, просто у него такой заголовок.

Поэтому складывается такое ощущение, словно президент отвечает тем, кто сам фильм вообще не смотрел. Все выглядит так, словно зрители все эти схемы не видели, не видели, кому на самом деле все это принадлежит. И для людей, которые фильм не смотрели, слова Путина выглядели бы действительно убедительно. Но в целом, на фоне своего окружения Путин выглядит на высоте. Но здесь важно, каким образом президент объясняется. Как мне показалось, он даже заслуживает за этой похвалы. Не стоит говорить, что он испуган, нужно продолжать диалог. Допустим, хорошо, дворец – не ваш, но чей он тогда? Как он финансируется? Почему его охраняет ФСО? Как мне кажется, во время ответа Путина на вопрос о «дворце» произошел важный момент. Власти поняли, что отмалчиваться, как это делалось прежде, уже нельзя, поэтому перешли в оборону. И обороняться властям приходится именно по той причине, что масштаб происходящего является крайне впечатляющим, тут позавидуют даже голливудские продюсеры. В будущем все равно придется ответить, кому принадлежит этот дворец. Сейчас они только придумывают, обсуждают разные варианты», - заявил Гельман.

 

Опубликовано: 26 января 2021 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}