Мнение sibreal.org

"Если ты такой хороший, чего бояться?" Зачем Путину пожизненная неприкосновенность?

В Госдуму внесен законопроект о гарантиях неприкосновенности бывшего президента России. Его авторы – главы комитетов по законодательству в Совете Федерации и Госдуме Андрей Клишас и Павел Крашенинников. Они предлагают наделить бывших президентов России пожизненным иммунитетом от уголовных преследований.

Согласно закону, который действует сейчас, иммунитет распространяется только на период президентства – бывшего главу государства нельзя привлечь ни к уголовной, ни к административной ответственности за деяния, совершенные во время пребывания на посту. Если поправки Клишаса и Крашенинникова будут приняты, то неприкосновенность распространится и на время после президентского срока.

Некоторые наблюдатели предположили, что эта инициатива, а также законопроект, внесенный Владимиром Путиным на днях в Госдуму о пожизненном сенаторстве для бывшего президента, связаны с его намерением оставить свой пост. Корреспонденты Сибирь.Реалии собрали комментарии экспертов и пользователей соцсетей на эту тему.

– Я знаю, есть такая версия, что это Путина готовят к отставке, я в это не верю, – говорит политолог Игорь Эйдман. – Возможно, это для Медведева в значительной степени делается, а не для Путина – может, Медведев возжелал для себя дополнительный иммунитет на тот случай, если с Путиным что-то случится, не бессмертный же он. Вдруг начнут Медведева прессовать по расследованию Навального и другим темам. Это одна из версий. Но Путин, как я понимаю, по своей воле никуда не уйдет и уходить не собирается. Второй вариант – это специальная деза, чтобы усыпить бдительность общества, внушить ему, что Путин собирается уходить. Третий вариант – это холуйский шаг со стороны депутатов, желание депутата Крашенинникова показать свое рвение в отстаивании интересов Путина и Медведева, бывшего президента. Но все разговоры о том, что Путин собирается уходить, я думаю, запускаются самими властями, чтобы дезорганизовать оппозицию, убедить ее в том, что раз он уходит, то уже не является главным противником. Администрация президента могла выработать такую концепцию. Нужно, чтобы к следующим выборам народ расслабился, а потом неожиданный удар под дых: за полгода или за год Путин объявляет, что идет на новый срок, а народ уже с ним попрощался.

– Почему это делается именно во время пандемии, когда у власти вроде бы так много других проблем?

– Это лишнее доказательство того, насколько российская верхушка оторвалась от народа. Они живут, не ощущая, что происходит в стране. В башне из слоновой кости, где-то в кремлевских облаках витают, решают свои частные задачи.

Судя по всему, с пандемией положение действительно ужасающее. Явная фальсификация цифр заболевших и умирающих от коронавируса, их явно занижают.

– С ведома Кремля?

– У нас выстроена жесткая вертикаль, и ничего не делается без ведома Кремля. Если вопрос принципиальный, его решает непосредственно президент Путин. Ему докладывают, что реальная ситуация тяжелая, такое-то количество жертв, но в информационном поле мы, наверное, это давать не будем. И Путин говорит: конечно, не надо, зачем панику поднимать?

У нас в последние годы шла оптимизация системы здравоохранения – закрывались в большом количестве больницы, поликлиники и прочее. И вот мы видим результат плачевный – не хватает ни коек, ни врачей, людей госпитализируют на скамейки на лестницах, творится какой-то ужас. Российская власть и бюрократия очень неповоротлива и громоздка, ориентирована не на удовлетворение нужд людей, а на самоснабжение деньгами, привилегиями и так далее.

– Как вы думаете, возможен в России новый локдаун, как в Европе?

– Они не хотят его вводить, но ситуация может дойти до того, что придется. Например, к зиме поближе. Можно будет совместить с зимними каникулами, сказать, мол, люди, пейте дома.

Политолог Аббас Галлямов тоже не верит в то, что Владимир Путин в ближайшее время захочет оставить свой пост.

– Я думаю, что эти законы принимаются в развитии тех конституционных поправок, которые недавно приняли. Основные идеи были прописаны там – и про Госсовет, и про Совет Федерации, и про Конституционный суд. И параллельно вносится масса приятных и полезных власти вещей, которые идут "прицепом" и облегчают ей жизнь. Например, поправками вносятся изменения, касающиеся Конституционного суда – там основные идеи, а параллельно принимается запрет судьям КС публично выражать особое мнение по рассматриваемым делам. Понятно, что в самой Конституции это не прописывается. То же самое и с президентом – принимается закон о защите от уголовного преследования. Путин точно знает, что не помешает иметь лишние гарантии. Ну, давайте сейчас и внесем – примерно такая логика.

– В соцсетях многие восприняли эту новость как подтверждение каких-то тайных прегрешений…

– Почти нет сомнений, что прегрешений более чем достаточно. Но даже если Путин считает, что он ничего плохого не делал, ведь как он себя ведет? Он использует государственные институты в собственных политических интересах для сведения счетов со своими противниками. Когда он принял решение посадить Ходорковского, его же не интересовало, есть ли там объективно вина или нет. В основе всего лежала его политическая воля. Право превращено в инструмент в руках правителя. Помните спор Шарапова и Жеглова в "Место встречи изменить нельзя"? Там Шарапов говорит, что если злоупотреблять законом, он превращается в кистень. Это и произошло в случае с Путиным. А ведь свои действия мы всегда экстраполируем на других, то есть раз он так себя ведет, то думает, что и по отношению к нему будут себя вести точно так же. Неважно, есть вина или нет, он знает, что закон будет использоваться против него. Поэтому он и готовится. Во всяком случае, я это не воспринял как прямое указание на то, что он уходит.

– Как отреагируют люди на то, что вопросы собственного благополучия власти решают во время пандемии?

– Очевидно, им это не понравится. Даже если бы сейчас не было пандемии, правитель, который забоится о себе, о своей безопасности, о будущем статусе, а не о народе – людям такие вещи не нравятся. Они считают, что политик должен заботиться о них, а не о себе. Пандемия только усилит это восприятие. В разгар пандемии он вот чем занимается – вместо того, чтобы наши проблемы решать, свое будущее устраивает. Но никаких иллюзий в этом смысле давно нет, люди об этом знали или, по крайней мере, догадывались. Так что сенсации, всплеска возмущения не будет. Люди давно махнули рукой на эту власть и не ждут от нее ничего особенно хорошего, пытаются выжить каждый сам по себе.

– Во многих европейских странах сейчас объявляют локдаун, а у нас объявят?

– Для этого надо, чтобы в экономике накопился жирок. Чтобы у граждан были сбережения, у бизнеса – оборотные средства. Чтобы можно было пережить временную остановку экономической активности. В случае с Израилем и богатыми странами Европы такая возможность есть. В России граждане вынуждены перебиваться займами, живут от зарплаты до зарплаты, бизнес, если мы говорим не о "Газпроме", тоже не шикует. Их остановить – практически обречь на голодную смерть или обнищание. Им надо платить, а государство этого делать не хочет, у него на такие вещи денег не предусмотрено. Я думаю, ситуация будет ухудшаться, смертность будет расти. По всей видимости, рассчитывают на вакцину, что месяц-два-три перебьемся, а потом вакцинируем граждан.

Инициатива по предоставлению бывшему президенту России пожизненной неприкосновенности может являться лишь проявлением лояльности к действующей власти, считает доцент ВШЭ Александр Кынев.

– На мой взгляд, эти инициативы выглядят как соревнование, кто больше любит нашего дорогого начальника. Потому что никакого другого смысла, кроме как выражения бесконечной лояльности и преданности, я не вижу. С практической точки зрения это повторение одного и того же в разных видах, пожизненный статус сенатора всегда предполагает депутатский иммунитет. А что касается пожизненных гарантий для президента, в законе можно написать все, что угодно. Мы же понимаем, что гарантии – это не то, что написано в законе, а вопрос политической реальности. Если вы утратили власть, то где гарантии, что ваш сменщик полностью не изменит дизайн, не примет новую конституцию и новые правила? Только очень наивный человек может считать, что, если он что-то написал, это будет стоять до скончания веков. Путин это понимает лучше, чем все остальные, иначе бы он давно ушел.

– Почему инициировать предоставление пожизненного статуса сенатора и пожизненной неприкосновенности решили именно сейчас?

– Я не вижу никакого объяснения. Им, видимо, скучно, делать особо нечего. Мне кажется, что это довольно бессмысленное бумаготворчество, которое ничего абсолютно не меняет и в политической судьбе ни страны, ни самого Путина не решает почти ничего. С точки зрения мировой практики, пожизненной неприкосновенности не бывает. Обычно это решают через сенаторство, как это было с Пиночетом, либо был случай с Польшей, когда в ходе соглашения "круглого стола" в 1989 году приняли норму, которая действовала в отношении президента, но не пожизненно, а в течение 10 лет после ухода с должности. Пожизненного иммунитета у президентов нет, это глупость, такого не бывает. В любом случае, они переоценивают свою способность управлять реальностью после своего ухода. Видимо, им кажется, что они управляют временем, реальностью, и, наверное, им кажется, что они даже бессмертны. Я думаю, они сильно ошибаются.

– Не означают ли обе инициативы, что Путин готовится уйти?

– Очевидно, что это обсуждается. Но я думаю, такой человек, как Путин, ни в какие гарантии, написанные на бумажке, не верит.

В случае принятия законопроекта о неприкосновенности вопрос преследования бывшего президента будут решать политики, а не силовики, считает политолог, руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

– Хочу сразу оговориться, что это не закон о неприкосновенности как таковой, а изменение порядка, по которому могут лишить неприкосновенности. Если раньше президент был неприкосновенен, но была лазейка, что его могут обвинить в госизмене или делах, которые он совершал до президентства, и дело мог возбудить Следственный комитет. Теперь это будет решением Совета Федерации и Госдумы, причем при инициативе не менее одной трети от общего числа депутатов. И рассматривать все это будут в течение трех месяцев.

– Как расцениваете эту инициативу?

– У нас сейчас по сути один бывший президент – Медведев, поэтому все действие этого закона распространяется только на него. Вторым может стать Владимир Путин. Если это произойдет, то следующий президент, который будет являться прямым руководителем Следственного комитета, смог бы с легкостью против Путина или Медведева выдвигать какие-то обвинения. Соответственно, чтобы попыток таких спекуляций не было, принимается политический закон. Политический в том плане, что судьбу будущего бывшего президента теперь решают политики, а не следователи. Совет Федерации и Государственная дума – целых два "предохранителя", плюс надо собирать треть, а это очень много. Даже если предположить, что придут какие-то другие политические силы, то им будет сложно возбудить какое-то дело против, например, Медведева. Я думаю, это нормальный подход, потому что Следственный комитет не должен рассматривать по сути исторические дела. Потому что каждый бывший президент – это уже история. Например, госизмена. Но это понятие тоже может меняться, какое государство, такая и измена. Вот, например, бывший президент СССР Горбачев. Сколько народу хотело бы ему "впаять" госизмену за развал Советского Союза. Если в 90-х это бы показалось дикостью, то сейчас – вполне в духе мейнстрима, и даже удивительно, что на фоне риторики про развал Союза никто не решил пока посудиться с бывшим президентом.

– Есть ли объяснение тому, что инициатива по пожизненному сенаторству и неприкосновенности появилась именно сейчас?

– Как Путин сказал, когда-нибудь все это закончится. Видимо, все идет к этому. Имеется в виду его президентство. Пока мы мыслим 2024 годом, это чуть более трех лет, но время быстро летит. Я думаю, что Путин просматривает себе место в системе на будущее. Пожизненное сенаторство актуально и для Медведева как ближайшего соратника Путина. А для Путина это возможность занять место в политической системе, не выпасть из политической жизни. Например, Ельцин после ухода с поста сразу пропал из виду, и потом, когда возникали какие-то вопросы, он был вынужден выступать в роли какого-то просителя. Чтобы такого не было, и у бывшего президента был свой ресурс влияния, существует пожизненное сенаторство. Вообще, такая практика есть в Италии, где очень классовое общество, и это такая "уважуха" бывшему президенту или премьеру.

– Означают ли эти инициативы, что Путин готовится уйти?

– Может, но, с другой стороны, это, наоборот, может быть обманным шагом. Путин же никогда не говорит, что собирается пожизненно править. Наоборот, он говорит, что когда-нибудь это кончится. Но каждый раз мы видим обратное. Сначала он принял решение, что переизберётся, потом – что обнуление сроков нужно. Что мешает Путину пробыть до 2036 года? Да ничего. Просто теперь он может уйти в любой момент, ему не надо готовить никаких запасных аэродромов, они уже будут.

Пожизненные гарантии бывшим президентам применяются во многих странах и не являются новацией в международном праве, заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. The Insider выяснил, что упомянутая им "международная практика" распространения экс-президентского иммунитета на любые действия в любой момент жизни существует в Экваториальной Гвинее, Руанде, Казахстане и Таджикистане.

Активно комментируют законопроект в соцсетях.

 

Опубликовано: 6 ноября 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}