Мнение Георгий Бовт gazeta.ru

Накроет ли «голубая волна»?

Георгий Бовт о том, как подготовиться к президентству Джо Байдена и «адским санкциям»

Известный бизнесмен по фамилии Дерипаска предрек, что в случае победы демократов на президентских выборах в Америке России надо готовиться к «санкциям из ада» уже в феврале-марте 2021 года. Уж он-то познал вкус санкций, это тот случай, когда за одного битого двух небитых дают.

По сравнению с «адскими» все нынешние ограничения покажутся сущей ерундой. В этом случае наша страна может быть признана «спонсором международного терроризма», а все отношения с ней Америка низведет до уровня, аналогичного своим отношениям с Северной Кореей, Суданом и Ираном. И будет пытаться заставить низвести нас до такого же уровня все другие страны, грозя им своим санкционным кнутом.

Дерипаска, возможно, выдал бытующие по крайней мере у части элиты представления о конце 2020-начале 2021 года как о некоем времени «Ч», после которого многое в нашей жизни может измениться. Видимо, именно этим объясняется появление Telegram-слухов о том, что некая большая корпорация якобы приняла негласное решение оттягивать оплату большинства контрактов до этого времени. А там, может, форс-мажор придет на помощь.

Возможно, в оценке «санкций из ада» (а законопроект прошел профильный комитет сената США и в принципе может быть принят даже этой осенью) есть элемент преувеличения.

Однако фактом остается то, что администрация Трампа, несмотря на грозные заявления, в течение минимум двух последних лет, если присмотреться, тихо саботировала санкционный режим в отношении России.

Уже принятые ограничения применяются по самому мягкому варианту из возможных, новых секторальных санкций не вводилось, дело ограничивалось отдельными компаниями и физлицами. Новые законопроекты до сих пор успешно тормозились на уровне закулисных усилий в исполнении сенатского республиканского большинства.

Ни один из предписанных конгрессом периодических отчетов о применении санкций и «поведении России», а особенно по «выявлению богатств российского президента» не был исполнен так, как это задумывалось законодателями. Исполнительная власть (тот же Госдеп) подходила к этому без лишнего усердия, «спустя рукава» и для галочки. По сути, с подачи Белого дома, отношения хотя и не улучшились ни на йоту, однако санкционный режим фактически «усушен» — не усиливается.

Если бы Трампу удалось переизбраться, то можно было бы рассчитывать, что такая линия, как минимум, продолжилась бы. А возможно, произошло бы даже небольшое (не надо преувеличивать) потепление отношений. Однако сегодня, за 100 дней до президентских выборов, шансы действующего президента тают на глазах. Хотя они еще остаются и трамповский избиратель, отказывающийся откровенничать с полстерами, вылезет из своего захолустья и, впечатленный разгулом черных и агрессивных «прогрессистов» на улицах, проголосует за «президента порядка и законности».

А вот демократы никак не отойдут от озлобленности, охватившей их после поражения в 2016 году (как они уверены, только из-за вмешательства русских). И они будут мстить. Не стоит преувеличивать в данном случае значения рационализма в политике: мол, у России много ядерных ракет, мол, жесткое эмбарго в отношении ее финансовой системы, а также нефтегазовой отрасли ударит в том числе по западным и даже американским инвесторам. Да. Ударит. Но достаточно посмотреть на разгул тоталитарного «либерал-маккартизма», когда за движением Black Lives Matter, а также за противостоянием между федеральным центром и отдельными городами и штатами явно угадываются манипуляции демократов. Много ли там рационализма? Разве что он в том, чтобы довести страну и экономику «до ручки», посадив в том числе на новый карантин, чтобы снести Трампа. Но это все же довольно недальновидный «рационализм». Не просматривается следующий ход — как эту всю распоясавшуюся гопоту потом загнать обратно.

Согласно практически всем прогнозам, не только Трамп проиграет выборы, но демократы увеличат большинство в палате представителей и возьмут под контроль сенат.

По опросам, действующий президент не просто отстает от Байдена на 8-15% по стране в целом, но пока проигрывает ему и в ряде так называемых «решающих штатов» (battleground states), голоса выборщиков которых в прошлый раз решили исход выборов в его пользу, хотя по общему числу голосов избирателей Трамп проиграл Клинтон несколько миллионов голосов.

Так, Трамп проигрывает пока сильно во Флориде, где в последний момент отменил — из-за пандемии — проведение республиканского предвыборного конвента в городе Джексонвиль. Без того, чтобы выиграть Флориду, Трампу практически нереально выиграть гонку за Белый дом.

То, как он справляется с коронавирусом, не нравится двум третям населения, а коронавирус в этом году — главный фигурант политики. Эпидемия в Штатах вышла из-под контроля: число смертей достигло 150 тысяч, а число заболевших приближается к 4,5 млн. В том числе это происходит из-за отсутствия должного взаимодействия по части эпидемиологической тактики между федеральным центром и правительствами штатов и отдельных крупных городов, особенно тех, где у власти демократы.

Заливание экономики деньгами не помогает нарастить рейтинг президента, тем более что большая часть денег оказывается на фондовом рынке. Уже скоро потребуется новое вливание (не менее чем на триллион), чтобы продолжить платить повышенное пособие по безработице (федеральный бюджет доплачивает безработным 600 долларов в неделю), но демократы, имея большинство в нижней палате, могут в этом вопросе действовать по принципу «чем хуже — тем лучше» и застопорить принятие нового пакета помощи.

Трамп не раз заявлял, что победа Байдена приведет к краху на фондовом рынке, который сейчас перегрет. Если это произойдет (а говорят о возможном падении на 25% и даже больше, очень многие инвесторы ставят на падение индекса S&P 500 до 2000 или даже ниже, по сравнению с нынешним уровнем в 3200), то неизбежно ударит и по нашему рынку, и по рублю.

Также на американском рынке существует правило: он растет в большей степени тогда, когда конгресс «расколот» (в одной палате большинство у одной партии, в другой — у другой), нежели когда он находится под контролем одной партии, тем более вместе с Белым домом.

Рынки уже готовятся к «голубой волне» (это партийный цвет Демпартии), которая осенью может накрыть Америку.

Вот лишь один красноречивый показатель: топ-менеджеры крупнейших корпораций (так называемые «инсайдеры») практически в массовом порядке продают имеющиеся у них акции и выходят в кэш, как говорят трейдеры, «на хаях».

В июле почти 1000 корпоративных руководителей и должностных лиц продали большие пакеты акций своих компаний, превысив число инсайдеров-покупателей в соотношении 5 к 1. Распродажи «инсайдеров» в таких пропорциях наблюдались лишь дважды за последние 30 лет.

Помимо этого, «экономика президента Байдена» будет существенно отличаться от «экономики президента Трампа». Там во многом будут другие приоритеты. Помимо повышения налогов на корпорации, вполне вероятных «антимонопольных процессов» против IT- и телекоммуникационных гигантов, это еще и акцент на «зеленую энергетику», что тоже спровоцирует усиление давления на российские нефтегазовые проекты.

При этом Байден с гораздо большей вероятностью сможет договориться о торговом (и ином) перемирии с Китаем, чем Трамп. Он будет делать больший упор на «евроатлантическую солидарность». Ни то, ни другое не сулит России ничего хорошего.

На Украину, нашу главную внешнеполитическую болевую точку, Трамп давно и крепко «забил». Он даже не назначил нового спецпредставителя вместо ушедшего на волне скандала с утекшим разговором Трампа с Зеленским Курта Волкера.

Сам украинский президент — и это все более очевидно — выжидает, чем кончатся американские выборы, тянет время и делает вид, что «не понимает», что там написано в Минских соглашениях.

Подключить Америку при Трампе к «нормандскому формату» ему не удалось. Вполне возможно, что при Байдене, плотно «курировавшем» Украину при Обаме, это не только произойдет, но и Минские соглашения на радость Киеву будут окончательно похоронены, а давление на Москву в этом вопросе резко усилится. На фоне улучшения отношений Вашингтона с европейским союзниками там он может найти больше понимания в этом вопросе.

Это, в свою очередь, могло бы породить искушение решить «украинский вопрос», не дожидаясь, пока новая администрация США оправится от предвыборной кампании и пандемии и начнет играть на его решение по своему сценарию.

В конце концов, на мой взгляд, Москве рано или поздно все равно придется выбирать между всего двумя сценариями: присоединение части Донбасса к России либо «замораживание конфликта», чего все равно нельзя делать бесконечно.

Никакое возвращение Донбасса в состав Украины на правах особой суперавтономии, как это прописано в Минских соглашениях, в реальности, по моему мнению, невозможно в обозримом и даже более отдаленном будущем.

Возможно, ситуация в Донбассе именно сейчас приближается к некоей критической или «поворотной» точке. Тем более что перспектив у Минских соглашений в силу упорства Киева, которому потворствует в этом Запад, никаких. Например, Украина собирается проводить местные выборы в октябре без их учета, посему они вообще не будут проводиться на территориях, которые на Украине называют «оккупированными». Вопреки тому, что Зеленский вынужден был обещать сквозь зубы на последнем саммите «нормандской четверки» в Париже.

К этому можно добавить, что именно в феврале 2021 года истекает последнее российско-американское соглашение о контроле за вооружениями — СНВ-3. Перспективы продлить его и тем более перезаключить до этого срока стремятся к нулю, несмотря на вялые переговоры. Максимум, на что можно надеяться, так это на временное продление договора на год-два, но на жестких условиях со стороны Вашингтона по параметрам переговоров. Например, по расширению номенклатуры вооружений, подпадающих под ограничения. Прежде всего, тех, по которым у нас есть преимущество (например, гиперзвуковое оружие). Москва вряд ли пойдет на такое «одностороннее разоружение». Разве что от отчаяния ввиду бедственного экономического и технологического отставания или коллапса, до чего нам еще, мягко говоря, очень далеко.

По мере усиления вероятности «пересменки» в вашингтонском Белом доме со стороны России могут последовать определенные «подготовительные действия». Можно начинать о них думать уже сейчас.

Хотя политики у нас любят повторять, что мы, мол, готовы конструктивно работать с любой американской администрацией, на самом деле, наша внешняя политика на западном направлении живет во многом с ориентацией на четырехлетние избирательные циклы в США и всякий раз решающим образом зависит от личных отношений двух президентов.

Перспективы прихода заведомо враждебной администрации Байдена с пакетом «адских санкций» в кармане может потребовать серию мобилизационных мероприятий в самых разных сферах. Начиная от нефтегазовой (надо уже достроить каким-то образом этот «Северный поток — 2», раз ввязались, тем более что уже одобренный сенатом отдельный законопроект о новых санкциях против него грозит полностью остановить проект уже в ноябре) и финансовой (готовиться к жестким ограничениям, вплоть до отключения от системы платежей SWIFT). И кончая внешнеполитической: проработка конкретных планов действий на европейском, украинском, белорусском направлениях (последнее все в большей мере будет становиться ареной «большой игры» Вашингтона, вне зависимости от исхода президентских выборов 9 августа), а также в отношениях с Китаем, сближению Москвы с которым будут всячески препятствовать.

Усиление противостояния с Америкой исторически всегда вело к укреплению консервативных (скажем так) тенденций в советской и российской внутренней политике. Тем более что со стороны демократов можно ждать куда более активного применения «мягкой силы» во внешней политике, чем от трамповских республиканцев.

Такое противостояние, особенно в случае резкого усиления антироссийских санкций, не может не отразиться на экономической политике. И речь не только об обменном курсе доллара к рублю. Курс на «импортозамещение» и экономическую «самодостаточность», вплоть до частичной автаркии, начатый весной 2014 года, может получить еще большее развитие. На этом фоне можно по-новому оценить и принятые поправки к Конституции, которые укрепляют президентскую власть и дают теоретическую возможность Владимиру Путину править до 2036 года. Тем самым подтверждена приверженность принципу, согласно которому «коней на переправе не меняют», а также явлено осознание того, что сейчас мы именно «на переправе», причем она может стать весьма бурной в силу резкого усиления внешних вызовов.

А ведь именно внешние вызовы исторически служили мощнейшими поводами как для российских модернизаций, так и для еще более решительных перемен.

Кстати, судя по многим признакам, российские власти собираются именно к началу следующего года в корне переломить ситуацию с пресловутым коронавирусом, начав (или уже даже проведя ее большую часть) массовую вакцинацию населения, дабы наш тыл был здоров и бодр, а также готов к новым подвигам и свершениям. А если понадобится, к трудностям.

Речь явно идет о «военном варианте», когда в процессе ускоренной разработки вакцины опускают какие-то промежуточные стадии ее испытаний. Однако, несмотря на стенания противников всяких прививок, а также «ковидиотов» в целом, возможно, что в складывающейся ситуации, когда китайская зараза поставила на колени всю мировую экономику (вне зависимости, верят ли люди в коронавирус или нет, увы), это решение является единственно верным.

Новая «холодная война» вступит в новую фазу. Впрочем, всякая война, как известно, заканчивается. Хотя война холодная временами бывает очень горяча. Но все проходит. И это пройдет. Когда-нибудь. Не сейчас.

Опубликовано: 27/07/2020

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}