Мнение Александр Ципко, главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор философских наук mk.ru

Советские мифы: почему пора отказаться от идеи единства русских и украинцев

Правда об СССР, которую боятся произносить вслух

Политическая элита России до сих пор в шоке от речей Владимира Зеленского во время Пленарного заседания делегаций Польши и Украины (Варшава, 28 января 2020 г.). Никогда так не была сильна антироссийская риторика в речах президента Украины после так называемой «революции достоинства» 2013 года, как в выступлении Зеленского на этом заседании. Владимир Зеленский, с которым связывало так много надежд руководство России, переплюнул в своей антирусскости самого Петра Порошенко. В своей речи на встрече с президентом Польши он дал понять, что, с его точки зрения, одним из виновников развязывания Второй мировой войны является СССР, и что «преступный сговор тоталитарных режимов» — Гитлера и Сталина — «позволил нацистам совершить холокост». И, как говорил Зеленский, выбор для независимой Украины — именно с Польшей «с открытым сердцем идти в будущее».

На мой взгляд, все эти охи и вздохи по поводу уже агрессивной антирусскости Зеленского вызваны прежде всего тем, что, во-первых, политическая элита РФ, появившаяся на свет в 1991 году, до сих пор не осознает подлинные причины распада славянского русского мира, не осознает изначально антирусскую природу независимой Украины. А, во-вторых, в силу того, что она не может решить, правопреемником какого СССР является РФ: или сталинского Советского Союза, или перестроечного антисталинского. Наша нынешняя политическая элита забыла, что система ценностей перестроечного СССР коренным образом отличалась от традиционных советских ценностей. Так и не преодоленным наследством советской эпохи является страх нынешней политической элиты увидеть правду об СССР, о его внешней политике, и страх произнести эту правду вслух.

 
Так и не преодоленные советские мифы стоят за образом Украины, который живет в сознании нашей политической элиты, — о русских и украинцах как о разделенном народе, как о «братьях навек». Еще до революции 1917 года историки, занимающиеся исследованием природы украинского сепаратизма, предупреждали, что если Украина станет автономной, то она очень скоро неизбежно превратится в антирусскую страну. И опыт УНР, первого независимого украинского государства (1918–1920 гг.), особенно внешняя политика Скоропадского, показали, что независимая Украина всегда будет дружить прежде всего с заклятыми врагами России. И совсем не случайно, о чем с удовольствием вспомнили на упомянутой встрече Зеленский и Дуда, армия Петлюры участвовала вместе с армией Пилсудского в войне с большевистской Россией 1920 года. Кстати, историк Николай Ульянов в своей книге, посвященной истории формирования украинского сепаратизма, обратил внимание, что главный идеолог украинскости Тарас Шевченко был откровенно, до мозга костей полонофилом. Так что нет ничего неожиданного в том, что в результате гибридной войны в Донбассе некоторые поляки пошли умирать за независимую Украину, а руководство Украины и Польши заявило о своем неразрывном духовном единстве.

И разве не было очевидно, что «русская весна» 2014 года не только приведет к превращению Украины в откровенного врага России, но и толкнет Украину в объятья Польши как традиционного врага нашей страны. Впрочем, ваш покорный слуга еще в начале 1990-х обращал внимание на очевидное: «нэзалэжная» Украина — это прежде всего Украина, независимая от России, и в основе ее идентичности будут беды, причиненные ей Россией, и что она будет выделять свое украинское из того, что было общим в советские времена. Отсюда ведь этот абсурд о том, что Освенцим освободила не советская армия, а этнические националисты. Разве в 1945 году была независимая Украина и была какая-то иная армия, отличная от армии СССР?

И, на мой взгляд, чем мы раньше откажемся от советских мифов о нерушимом духовном единстве русских и украинцев, тем больше наша внешняя политика будет исходить из реальных интересов бывшей РСФСР, ставшей РФ.

Для понимания природы нынешней, не только холодной русско-украинской войны важно понять, какая система ценностей ее спровоцировала. Ведь правда состоит в том, что мы сегодня одновременно являемся правопреемниками двух совершенно разных СССР. С одной стороны, правопреемниками идеологии сталинского СССР, более точно, доперестроечного СССР; и правопреемниками уже перестроечного, горбачевского СССР. И мы не видим и не учитываем, что идеологическая легитимность этих двух СССР была совершенно различной. Идеология перестроечного СССР была на самом деле антикоммунистической, и поэтому совсем не случайно, что именно во времена этого перестроечного СССР произошло осуждение пакта Молотова–Риббентропа, секретных протоколов Договора о ненападении между СССР и Германией от августа 1939 года. В самой фразе Зеленского о сталинизме как тоталитарном режиме ничего нового нет. Владимир Путин еще задолго до появления на политической сцене В.Зеленского назвал сталинский режим «тоталитарным». Кстати, В.Путин совсем недавно еще говорил о том, что Катынь является «преступлением тоталитарного режима». Другое дело, что не хочет признавать Запад и о чем почему-то забыл Зеленский, что до договора между Гитлером и Сталиным о разделе Польши был Мюнхен, был договор между демократией Англии и Франции с тоталитарным режимом Гитлера, был раздел Чехословакии. Кстати, в этом разделе в 1938 году участвовала не только Германия, но и Венгрия, и Польша. Польша тогда присоединила к себе от Чехословакии Тешинскую область, где проживало более 200 тысяч человек. В Мюнхен, где решалась судьба Чехословакии, ее руководство не было приглашено, и это говорит об уникальном цинизме той мюнхенской сделки. Зеленский не учитывает, что договор 23 августа 1939 года был договором «О ненападении» между СССР и Германией, а не об участии СССР в войне на стороне Германии. В этом смысле нет никаких оснований говорить, что СССР несет ответственность за холокост. Если уж говорить честно, за холокост несут ответственность все страны Европы, которые «договаривались» с Гитлером и своими договорами подталкивали его к войне.

 Но правда состоит и в том (об этом было сказано в Постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24.09.1989 г. о пакте Молотова–Риббентропа), что в этот обычный договор был включен секретный дополнительный протокол, который, как сказано в Постановлении съезда, «находился с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран». Очень важно учитывать, что Съезд народных депутатов СССР осуждал секретные договоренности между Гитлером и Сталиным не только с правовой точки зрения. В этом постановлении подчеркивалось, что секретные протоколы были «актом личной власти и никак не отражали волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор». И это говорит о том, что уже во времена Горбачева в СССР произошло отделение интересов нашего народа, российской нации, от воли и решений Сталина. Уже тогда, при Горбачеве, появляется концепция, согласно которой народы СССР были такими же жертвами сталинских репрессий, как и народы Восточной Европы, в том числе и народ Польши. Как тогда, в 1990 году, казалось, такое отделение русскости в широком смысле этого слова от советскости давало основание для преодоления неприязни народов Восточной Европы к народам СССР. И, кстати, именно по этим соображениям, т.е. во имя укрепления доверия между народами СССР и Польши, руководство ЦК КПСС приняло решение открыть правду о Катыни, предоставить публичности исследования историков, посвященные этой драме.

Таким образом, на примере 1990-х можно показать, что, беря на вооружение правопреемство с горбачевским СССР, мы брали на вооружение моральный подход к истории, что давало возможность не только снять ответственность с советского народа за преступления Сталина, но и найти человеческую основу для преодоления недоверия между народом той же Польши и русским народом. Но, на мой взгляд, все эти нынешние антирусские страсти и в Украине, и в Польше вызваны тем, что посткрымская Россия смотрит и на себя, и на мир глазами сталинского СССР. Наше нынешнее отношение к правопреемству СССР свелось к соединению русскости со сталинщиной. Вместо продолжения антикоммунистической революции 1991 года мы начали реабилитацию советского строя и преступлений Сталина. И тогда получается, что нет никаких преступлений сталинской эпохи, а есть только военная и политическая целесообразность той эпохи.

Но, на мой взгляд, отрицание правопреемства нынешней России с горбачевским СССР наносит моральный урон не только современной российской нации, а русскому народу вообще. Я думаю, мы никогда не выйдем из нынешней ситуации осажденной крепости, пока мы не осознаем, что правопреемство РФ со сталинским СССР вообще наносит урон не только моральному авторитету нашей страны, но и нашей безопасности. Надо отдавать себе отчет, что Россия, которая жестко соединила себя с внешней и внутренней политикой Сталина, которая считает, что он все делал правильно, неизбежно будет восприниматься нашими соседями из Европы как угроза человечности и человечеству.

Опубликовано: 09.02.2020

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}