Мнение tsargrad.tv

Пандемия дурости: Дегенерация науки оставила Россию без иммунитета

В мире – пандемия. В России – карантин. В двух странах – в КНДР и Туркмении – коронавируса и его жертв нет вообще. Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов предложил лечиться старым народным средством – дымом гармалы и устроил массовый велопробег.

Правда, непонятно, от чего лечиться гармалой: во-первых, в Туркмении нет заболеваемости, а во-вторых, нет коронавируса как такового (как сообщают в российских СМИ, употребление этого слова в туркменских СМИ и в официальных документах Минздрава запрещено, а люди, которые носят маски на улице, могут быть арестованы).

Белорусский лидер Александр Лукашенко вместо велопробега проводит чемпионат по футболу (и его радостно смотрит вся оставшаяся без зрелищ футбольная Европа). Совсем ещё недавно Лукашенко говорил об эпидемии психоза, о всемирном заговоре против белорусской промышленности и рекомендовал лечиться чаем с лимоном. Правда, на днях резко сменил риторику и в своей обычной манере шантажиста потребовал помощи от России и от Запада. Но в наших соцсетях Лукашенко предлагают избрать "президентом мира", потому что он единственный настоящий мужик на планете, которого не удалось запугать.

А дальше… Коронавируса нет, это "обычный грипп". От коронавируса помогают имбирь и куркума (после "вирусного" ролика в интернете, размещённого околомедицинским жуликом, цена на имбирь по всей стране за два-три дня повысилась в 20 раз). Путин хочет отвлечь народ от поправок к Конституции. Путин хочет под прикрытием карантина принять поправки к Конституции. Путин с помощью карантина и мощной промышленности воспользуется слабостью США и победит их. США воспользуются слабостью России и отожмут Крым. QR-коды вводятся для того, чтобы навечно поставить под контроль всех и каждого. Собянин вводит драконовские меры и нарушает права человека. Собянин, введи войска, а то мы все умрём! Продолжать можно, не останавливаясь, главное не заразиться. Потому что от пандемии дурости никакая маска не поможет. Карантин запер по домам нас, но выпустил на волю наше коллективное безумное.

Ликвидация грамотности

За 29 постсоветских лет в России удалось преодолеть "пагубные" последствия ликбеза. Наследовавшая советской номенклатуре номенклатура либеральная осознала, чем ей грозит всеобщая грамотность и наличие в стране интеллектуального большинства. А такое большинство в СССР было – и состояло оно не только из научной и творческой интеллигенции, врачей и учителей, не только из многочисленной и влиятельной соцгруппы ИТР, но и из значительной части той же номенклатуры, руководителей разного уровня, офицеров и высококвалифицированных рабочих. По некоторым оценкам, к началу девяностых таких – культурных и образованных – в стране было не менее 60 процентов.

И объединены они были советской школой. Не только "школой высоких достижений" (ФМШ и "языковые" спецшколы). Средние школы очень среднего уровня обеспечивали такое образование, что в среднем подавляющее большинство выпускников знали – пусть и по верхам – классическую литературу, имели представление о классической музыке, примерно представляли себе, как устроена история. Как студент, стажировавшийся в те времена в Институте космических исследований АН СССР у Якова Зельдовича (один из "отцов" атомной бомбы и великий астрофизик), я был вынужден вместе с молодыми коллегами готовить ответы на бредовые "письма трудящихся" (не отвечать было нельзя – за этим следил партком). Какой же бред! – возмущались мы тогда.

И действительно. Малограмотные люди без высшего образования, знающие физику в объёме школьного учебника, опровергают теорию относительности! А сейчас я дёргаю себя за волосы с мыслью – а мне это не приснилось? Реально простым людям, из глубинки, было дело до теории относительности! Они знали, в самых общих чертах, что это такое! Они знали имена академиков-физиков, имевших массовую (!) популярность! Они формулы писали!

Что уж говорить о самом читающем в мире "интеллектуальном большинстве", которое в 1988 году, после отмены "лимита" на толстые литературные журналы (лимиты устанавливались, потому что спрос был слишком высок), обеспечило этим журналам – "Новому миру", "Знамени", "Иностранной литературе" и др. – многомиллионные тиражи. Которое не требовало подсказок, чтобы распознавать официозное враньё. Которое можно было ввести в эйфорию "борьбы", но которым нельзя было нагло и глупо манипулировать. Это как мина многоразового действия: советскую власть грохнула – но она же и новую, либеральную, грохнет, когда разберётся! Значит, надо разминировать.

…Тема "реформы образования" была одной из любимых тем "грамотного большинства" в конце 80-х – начале 90-х годов. Риторика "реформаторов" была густо замешана на красивых вещах: на "вариативности образования" (о возможности выбора для детей, о приоритетах творчества), на "переходе от культуры полезности к культуре достоинства" и, разумеется, на "обеспечении социальной мобильности" – то есть чтобы хорошее и лучшее образование могли получать талантливые дети из любой социальной среды. Но в результате "курс реформ" свёлся к совершенно другим ценностям. К "оптимизации" и "повышению эффективности" "сферы образовательных услуг". То есть к предательству основ русской педагогики. К преодолению последствий ликбеза – и к ликвидации грамотности.

Мотивировали введение ЕГЭ "социальной мобильностью" – получили гнилую, мутную и коррупциоёмкую систему, начисто разрушив при этом привычные и (при всех недостатках) действенные традиции выпускных и приёмных экзаменов. Мотивировали объединение школ и детсадов "оптимизацией" (снизить расходы на неэффективные школы и дать дополнительный шанс детям "на районе" поучиться у хороших учителей) – ударили в сердцевину живых, десятилетиями выращиваемых школьных организмов.

Объясняли форс-мажорную "реформу" РАН соображениями эффективности и результативности (мол, пусть великие учёные работают свою науку, а мы поставим им под начало эффективных менеджеров, чтобы помогали им тратить деньги без потерь) – создали систему рэкета, при которой первое и последнее слово в планировании науки и управлении исследованиями принадлежит "эффективным менеджерам" и околонаучным жуликам-карьеристам – а настоящие учёные мирового уровня, представители великих научных школ должны выклянчивать у этой сволочи каждую копейку.

Основа мировосприятия и образа жизни, основа фундаментальной науки, производства и творчества, классическая русская школа – с её "избыточными" знаниями, с её ориентацией не только на "рынок труда", но и на воспитание самостоятельного, мотивированного грамотного человека – стала главным, причём личным врагом оптимизаторов-ликвидаторов грамотности и их духовных отцов (Герман Греф и другие гуру либерализма).

И результат налицо. Особенно в момент острого и всеобщего кризиса. Народ оказался беззащитен перед валом вранья, фейковых новостей и подлых манипуляций. Люди до такой степени мало знают и понимают, что готовы паниковать или, наоборот, игнорировать опасность – потому что им не на что опереться: они попросту безграмотны. Людей легко сбить с толку и невозможно убедить: авторитетными, после долгих усилий, у нас остались, в основном, телевизионные уроды (в том числе поп-звёздные уроды). "На самом деле" теперь означает не "на самом деле" – это теперь название самой поганой в истории отечественного телевидения инсценированной пропаганды низости и пошлости.

Ключевой показатель показухи

Мы тут упомянули про реформу РАН. Остановлюсь подробнее. Вернусь снова в далёкие восьмидесятые и в ИКИ АН СССР. Знакомясь с последними достижениями теоретической астрофизики, мы по необходимости погружались в зарубежные научные журналы: Physical Review Letters, The Astrophysical Journal и др. И были совершенно поражены, когда в статье, посвящённой сугубо теоретической (не имеющей никакого конкретного применения в жизни) задаче в сфере релятивистской астрофизики, обнаружили благодарность авторов за поддержку фонду фундаментальных исследований ВМФ США. Потом в таких же благодарственных примечаниях мы встретили и НАТО, и НАСА, и армию США. Объяснение было простым: американские военные понимают, что только высочайший уровень фундаментальной науки позволяет поддерживать высокий уровень прикладной науки, инженерии, изобретательства и т.д.

Да, конечно, публикации в перечисленных – и других – журналах были важны для репутации учёных. Но... Одни деятели науки (например, физики-экспериментаторы) публиковались часто, подробно информируя о результатах работы, и это было важно и полезно для их коллег. Другие публиковались раз в год, но это были сокрушительные, великие публикации, от которых становился на уши весь научный мир. И в конечном счёте "ключевым показателем эффективности" в науке была экспертная оценка сообщества, оценка "по гамбургскому счёту". Ну и, конечно, важны были результаты деятельности "научных школ", которые возникали вокруг великих учёных, вокруг академических институтов и давали толчок и изобретениям, и производству, и прикладным результатам военного, инженерного и "бытового" характера.

"Реформа" была навязана Российской академии наук в 2013 году. Злые языки связывали этот проект с личной обидой члена-корреспондента РАН Михаила Ковальчука, которого академики почему-то раз за разом не избирали в академики и в конце концов не утвердили директором Института кристаллографии. Утверждается, что даже оптимизаторы в правительстве – вплоть до министра науки и образования Дмитрия Ливанова – не поставили необходимых виз под проектом из-за его экстремизма. Но к проекту удалось "приделать ноги", и он пошёл в дело, хотя после громких протестов не понимающих своего счастья академиков его немного смягчили. Вместо немедленной фактической ликвидации академию только "обрезали", передав управляющие функции Федеральному агентству научных организаций во главе с 42-летним красноярским финансистом Михаилом Котюковым (впоследствии он стал министром науки и высшего образования).

На это самое ФАНО и была – взамен научного сообщества – возложена ответственность за оценку эффективности научной работы, научных организаций и научных работников. Собственно, от результатов этой оценки теперь зависело всё: от финансирования до помещений и оборудования. И именно эта оценка стала основным инструментом оптимизации науки. То есть сокращения финансирования научных исследований.

Эффективные менеджеры из ФАНО решили, что определить "ключевые показатели эффективности" для науки – это так же просто, как и для их эффективного менеджмента. Главное – что-то чем-то оцифровать, желательно по западным стандартам. Такими КПЭ стали всевозможные индексы, вычисляемые по количеству публикаций и количеству ссылок на эти публикации у других авторов. В мире сейчас популярен индекс Хирша (учитывающий хитрым образом и публикации, и цитирование). ФАНО внедрило РИНЦ (Российский индекс научного цитирования), к которому в научном сообществе имеются серьёзные претензии.

Все эти постреформенные годы РАН пыталась достучаться до эффективных менеджеров и объяснить им, что подобные КПЭ никакой Э (эффективности) не показывают, что они не позволяют достоверно определить качество работы гуманитариев, что из индекса Хирша выпадают выдающиеся математики (публикующиеся, как правило, редко). В общем, что все эти КПЭ на самом деле – это показатели показухи, которые ввергают науку и научный менеджмент в хаос.

Правда, с января 2020 года учёные с удивлением узнали, что могут на что-то надеяться. Новый министр Валерий Фальков вроде бы услышал призыв президента РАН Александра Сергеева, который прозвучал на заседании межведомственной комиссии Совбеза России: "Необходимо существенным образом изменить систему оценки результативности фундаментальных исследований, перейти в основном к экспертной оценке. И в качестве основного параметра учитывать то, в каком объёме достижения, которые нам даёт фундаментальная наука, пришли в производство". Но это ещё когда будет…

Потому что пока все те пугалки, которыми научники запугивали сами себя в 2013 году, теперь уже никого не пугают. Тем более после того как нового директора получил легендарный ИТЭФ (бывший Институт теоретической и экспериментальной физики Госкомитета по атомной энергии СССР, включённый в 2011 г. в состав возглавляемого Михаилом Ковальчуком Национального исследовательского центра "Курчатовский институт").

Среди директоров ИТЭФ – его основатель академик Абрам Алиханов, Герой соцтруда, трижды лауреат Сталинской премии, один из создателей атомной бомбы; профессор Иван Чувило, герой войны; академик Михаил Данилов, который возродил ИТЭФ и был в 2015 году изгнан оттуда с формулировкой "Вакансий, соответствующих вашей квалификации, в настоящее время нет". А вот новым директором стал бывший помощник директора ИТЭФ (в 2019 году внезапно назначенный его первым заместителем) Игорь Божков. Генерал-майор полиции. Службу начал в 1992 году слушателем Белгородской высшей школы милиции. С 2003 года – в оперативных подразделениях МВД. В 2012-2016 годах – начальник УВД на Московском метрополитене.

Ликвидация правды

Ситуация анекдотическая – ещё недавно такая информация могла бы быть опубликована исключительно на пародийном сайте Panorama.pub наряду с другими смешными фейками. А теперь это правда.

Потому что результатом ликвидации грамотности стала ликвидация правды – как понятия и как явления.
И на фоне этого меркнут "забавные" истории об ответах студентов вузов на профильных экзаменах по истории (не знают, кто такие Ленин, Гитлер и Наполеон, не знают, когда была Великая Отечественная война) и по русской литературе (не читали ничего вообще). Ликвидирована истина. Стало невозможным оценить любую информацию в терминах "истинно – ложно". Исчезло само по себе "общественное согласие" по вопросу о существовании реальных фактов – теперь есть только мнения, опровергать которые запрещено, потому что это будет покушением на свободу мнений. Правда, на некоторые мнения свобода не распространяется.

Например, что сексуальная норма – это гетеросексуальные отношения (то есть между мужчиной и женщиной). Что пол (их только два!) – это биологический фактор, даже если его отрезать или пришить. Что абсолютно равноправные люди разных полов (даже мне страшно сказать – и разных культур, и разных народов) объективно отличаются друг от друга. Что одно дело – спасение беженцев, а другое – помощь вторжению бешенцев, которые насилуют женщин, убивают людей просто так и взрывают их за "веру". А так – свобода полная!

Американцы на Луну не летали, всё врут, КПСС с США договорилась, они бы оттуда не взлетели, аппарат-то железный и без крыльев. Земля плоская, а фотографии из космоса подделаны. Лихие 90-е были святыми. Никакого коронавируса нет. Я точно знаю. Прививки – это заговор, геноцид, они не нужны, я это точно знаю (плевать, что в США резкий рост заболеваемости корью, в мире – значительное падение количества жизненно важных прививок, но и при пандемии антипрививочники продолжают истерически обвинять медицину в заговоре). Коронавирус не страшен, достаточно пожевать имбиря – я точно знаю, мне по телевизору сказали. Эпидемия коронавируса во всём мире является искусственной, за ней скрывается нечто иное, а карантинные мероприятия являются избыточными. Очень характерно, что последняя бредовая фраза принадлежит политтехнологу Александру Казакову, одному из лидеров новой партии "За Правду".

Справедливости ради: к этому пришли не только мы – а всё человечество. Прежде всего Запад. На Луну-то американцы летали, но уже 48 лет не летают. А на Марс так и не полетели. В 2010 г. этот отказ от Марса Рэй Брэдбери, обещавший (в начале 50-х) высадку на Красную планету в 1999 г., объяснил очень просто и даже грубо: "Потому что люди – идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде iPhone, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру... Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением: пить пиво и смотреть сериалы".

Отказ от Марса был бы невозможен без отказа от истины. От права знать и понимать. От того самого общественного договора о признании объективности истины, без которого никакой человеческой цивилизации не было бы вообще. Придурки становились на пути человечества всегда. Внесение книги Галилея о вращении Земли вокруг Солнца в индекс запрещённых книг, "картофельные бунты", восстания против обязательного оспопрививания, запрет генетики и кибернетики – всё это наносило ущерб, иногда сокрушительный, но всё дальше вытеснялось за скобки человеческой истории. Человечество, казалось бы, сметало невежество на своём пути. Но теперь всё изменилось.

Иммунитет к демоническому невежеству тает с огромной скоростью не только в общероссийских, но и в планетарных масштабах.
А это страшно. Потому что без иммунитета к невежеству и наш народ, и всё человечество бессильны. Разум превращается в безумие. Жизнь превращается в хаос. Любые эпидемии, кризисы и войны приобретают апокалиптический характер.
Коронавирус дурости – это смертельная болезнь, один из всадников Апокалипсиса. А мы стоим перед жизненной необходимостью защищаться от него со всей яростью противочумного карантина. И поскорее изолировать от общества, от наших детей дуростеносителей – оптимизаторов, реформаторов и губителей будущего.

 

Опубликовано: 10 апреля 2020 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}