Мнение gazeta.ru

Дети «совка»

Когда в любой стране начинают переписывать Конституцию, неизбежно всплывает главный вопрос: «кто мы и откуда? Что это вообще за государство?» Для россиян, которые живут уже в третьем государстве всего за сто лет, это особенно больной вопрос.

В предельно резком виде его недавно сформулировал не какой-нибудь пламенный либерал-карбонарий, а судья давно безропотно послушного исполнительной власти Конституционного суда Константин Арановский.

В особом мнении относительно одного дела, которое он, к слову, рассудил так же, как остальные судьи КС, Арановский прямо назвал Советский Союз «незаконно созданным государством» и заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемником «репрессивно-террористических деяний» советской власти.

«Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях и замещать собою государство победоносного и павшего затем социализма,— написал судья.— Это невозможно уже потому, что его вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти Учредительного собрания, безмерна и в буквальном смысле невыносима».

С безмерной невыносимой виной конкретных людей и дикого античеловеческого советского государственного строя сложно спорить. Миллионы сломанных судеб государственной машиной репрессий и служившей ей — по убеждениям, ради выживания или из страха — армией палачей, не починишь. Есть оценки, по которым из-за революции, сталинских репрессий и военных потерь СССР в ХХ веке к концу своего существования не досчитался 90-100 миллионов человек. Это больше, чем все население нынешней Германии, полторы Великобритании, полторы Франции.

Пафос судьи Арановского по-человечески мне близок и понятен. Я не считаю распад СССР «величайшей геополитической катастрофой». Я считаю величайшей катастрофой существование СССР.

Эх, если бы все было так просто: признать не существовавшей страну, которая существовала на месте твоей нынешней семь десятков лет, где тебя учили, что она будет жить вечно. Вычеркнуть миллионы невинно убитых той страной людей. Начать историю «честной, доброй, милосердной, уважающей права человека» России с чистого листа. Но так не бывает.

Мы—дети «совка» со всеми его достоинствами, пороками и преступлениями.

Судья Арановский родился в 1964 году в городе Корсаков на Дальнем Востоке. В «незаконно созданной» стране под названием СССР. Он жил в ней до 27 лет по «незаконным» советским законам. По этим «незаконным» советским законам получил высшее образование, которое затем позволило ему стать тем, кем он стал. Он вроде как не был диссидентом. Не протестовал публично против советских порядков и советской власти.

Кроме судьи Арановского, в этой стране жило еще чуть больше 286 миллионов человек —именно столько составляло население СССР на момент его распада. Подавляющее большинство этих людей не было причастно к очевидным преступлениям советских режимов разных лет. Миллионы этих людей вообще стали невинными жертвами.

И вот тут наступает очевидная моральная развилка. Что значит «не навлекать на государственную личность России вину в репрессиях», как призывает судья Арановский? Как раз наоборот, для начало надо хотя бы проговорить эту вину. Чтобы эти репрессии не повторились, необходимо официально, на государственном уровне признать ответственность конкретных людей и советского режима в целом за эти злодеяния. Например, ввести уголовную ответственность за пропаганду сталинизма. Составить списки сталинских палачей, сотрудников карательных органов, выносивших неправосудные вердикты, гноивших невинных людей в лагерях, приводивших в исполнение расстрельные приговоры.

Готовы ли в нынешней России к такой работе памяти? Пока мы наоборот славим чекистов. Прямые потомки и наследники идеологии сталинских палачей из не сильно изменившихся по сути карательных органов (теперь во всем мире известные по слову «siloviki») прекрасно чувствуют себя в сегодняшней России. В том числе, на разных этажах государственной власти.

Судя Арановский называет советскую власть «незаконными партийно-государственными властеобразованиями», которые нельзя считать «правопредшественниками конституционной государственной власти». Но Россией до сих пор правят люди, состоявшие (причем по убеждениям) в той самой партии, которую судья КС предлагает считать незаконной. Как поступать с этими людьми? Ни бывшие, ни нынешние коммунисты не покаялись за репрессии своих идеологических предков-единомышленников. И вроде как не собираются этого делать.

«На себя вину эта власть не брала и вреда своим жертвам не возмещала, ни в чем сама не каялась, и не ей быть правопредшественницей правовой демократии», пишет судья Арановский. Вот ровно поэтому нынешняя российская власть, чтобы доказать, что она другая, должна покаяться за те преступления и не допускать ничего подобного впредь. Причем, будем откровенны, до развитой «правовой демократии» нынешней России пока далеко.

Нам надо отрекаться не от СССР, а от преступных советских практик. Не повторять советских преступлений, но не забывать, что все наши политические повадки, как и мы сами – родом ровно оттуда, из Советского Союза.

Давно пора реформировать прекрасно дожившую до сегодняшнего дня унизительную и бесчеловечную систему исполнения наказаний—тюрьмы и зоны с варварскими советскими бесчеловечными порядками. Прекратить фабриковать уголовные дела по политическому (как в СССР) и экономическому(это уже печальная практика постсоветской России) заказу. Научиться не пытать подследственных. Не врать в государственных масс-медиа, а в идеале вообще не иметь государственных СМИ, кроме разве что детских и социальных. Ну, уж если мы действительно так хотим не иметь ничего общего с Советским Союзом.

Опять же, судья Арановский сам пишет, что сказанное им «не отменяет важные аспекты в частных случаях правопреемства (…) в соглашениях, в признании членства в международных институциях, а также в силу удержания территорий, предметов и комплексов, юрисдикций, доставшихся России от прежних публичных образований ввиду исчерпания их прав на эти объекты или же с их упразднением».

То есть, получается дивно. Терять «советские территории» мы не хотим. Скорее, наоборот, в последние годы пытаемся буквально воплотить в жизнь во внешней политике известную советскую шутку «СССР с кем хочет, с тем и граничит». Считаем победу в Великой Отечественной войне своей (саму эту войну именно в СССР придумали совершенно искусственно, с точки зрения исторической правды, отделять от Второй мировой — и сейчас это разделение в России только усугубляется). Но если мы считаем незаконным наше прошлое государство, спрашивается, каковы законные основания для существования нынешней России? Каким это, интересно, боком, мы прямые наследники Российской империи или Московского царства? У нас разве есть монарх?

Если Россия не имеет и не должна иметь никакого отношения к СССР, как мы можем присваивать себе советские победы?

На самом деле Россия имеет самое прямое отношение как к преступлениям, так и к достижениям советской цивилизации. Нам тем более важно сохранить преемственность СССР, чтобы наконец на уровне власти и общества осознать очевидную вещь: история любого государства имеет славные и позорные страницы, триумфы и поражения. Она не состоит сплошь из великих подвигов, как нас пытается убедить нынешняя власть. Государство бывает неправо, совершает ошибки, иногда и преступления. Сила любого государства — не в отрицании неприглядных исторических фактов своей истории, а в их признании, раскаянии, анализе, извлечении уроков. В нашей истории было и есть много позорного. Но позор никогда и нигде не отменяет ни подвигов людей, ни военных или технологических побед.

Опять же, нельзя признавать себя преемницей прошлой страны «частично». Если мы — дети великой победы, то и дети сталинского террора. Если мы — дети первого полета человека в космос, то и дети советской оккупации Прибалтики или бессмысленной войны в Афганистане. Более того, мы не можем взять и сказать: «никакого СССР не было». На том простом основании, что он был. Нам гораздо полезнее, важнее и честнее признать необратимую гибель СССР, не пытаться восстанавливать его территориально или политически, чем отречься от советской империи как от не существовавшей или никак не связанной с нынешней Россией.

Катастрофы российской государственности случались именно тогда, когда новые политические элиты при молчаливом согласии или горячей поддержке народных масс хотели в одночасье перечеркнуть всю историю. Из-за насильственного прерывания национальной исторической памяти. Именно с этого начинала и советская власть. Большевики после Октябрьского переворота решили: «история начинается с нас». А до этого, мол, «ничего, кроме грязи и крови, не было». Поэтому нашу страну и кидает из крайности в крайность. От поголовной веры к поголовному атеизму и назад, к слепой или зачастую показной вере. От пещерного коммунизма к пещерному антикоммунизму. От борьбы с материальными благами как пережитками мещанства к безудержному тупому потреблению.

Судья Арановский написал, что Российская Федерация должна обладать конституционным статусом государства, «непричастного к тоталитарным преступлениям ни «лично», ни в правопреемстве». По его мнению, «российское государство учреждено не в продолжение коммунистической власти, а в реконструкции суверенной государственности с ее возрождением на конституционных началах; оно воссоздано против тоталитарного режима и вместо него».

Мне тоже очень хотелось бы, чтобы Россия стала государством, «воссозданным» против тоталитарного режима. Но пока как-то не очень получается. Все эти стикеры «можем повторить», все эти явные попытки российской власти мешать досоветское варварство с варварством советским в причудливый политический коктейль новой архаики и мракобесия, скорее свидетельствуют о том, что худшие проявления «совка» в нас по-прежнему живы.

Если считать, что Россия «воссоздана» (именно такое слово употребляет Арановский) против тоталитарного режима, то следует разобраться: а была ли наша страна когда-нибудь светской демократической республикой --то есть тем, чем является по ныне действующей Конституции и останется даже после ее нынешней правки в пожарном режиме? Мы не можем воссоздать то, чего в России никогда не было. Мы должны создавать цивилизованную демократическую светскую государственность практически с нуля на руинах советской империи, которую так резко и справедливо критикует судья Арановский».

Нынешняя Россия одержима идеей политического реванша за крах СССР. Желанием «переиграть заново» историю. Попытками построить новую государственность на фантазиях относительно своего далекого и недалекого прошлого. Чего далеко за примерами ходить — у нас даже гимн советский. Отрекаться от прошлого не надо. Но не надо его и фетишизировать или использовать как реальный подручный материал для нового государственного строительства.

России пора наконец окончательно похоронить СССР в себе, в национальном менталитете. Но не считать, что мы не причастны к своему советскому прошлому и к этому государству. Не ругать десоветизацию и декоммунизацию в других бывших советских республиках, а провести ее у себя. Зачем нам этим памятники Ленину или советская символика на улицах, в их названиях и названиях станций метро — пусть эти советские символы и знаки занимают свое законное место в исторических музеях. Про мумию пролетарского вождя на главной площади страны, которая вроде не считает себя языческой — отдельный разговор.

Признание окончательной и бесповоротной смерти СССР совершенно не мешает с ностальгией вспоминать обо все хорошем, что было в советской жизни каждого из тех, кто ее вообще застал. Тем более что нас таких будет все меньше и меньше, пока мы не исчезнем вовсе. России пора наконец изжить СССР в себе, а не считать его политическим миражом и не отрекаться от самого факта его существования.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}