Мнение Борис Кагарлицкий truism.ru

Борис Кагарлицкий: Пропавшие грамоты. Как столичные власти загнали себя в ловушку

Отказ в регистрации оппозиционным кандидатам под предлогом фальсификации подписей поставил столичные власти в безвыходное положение: политическая ситуация в Москве обречена на обострение вне зависимости от того, допустят ли теперь снятых оппозиционеров к выборам или продолжат грубо нарушать закон, невзирая на протесты, считает бывший левый диссидент, депутат Моссовета 1990–1993 годов и зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы от 42-го округа Борис Кагарлицкий.

Выборы в Мосгордуму планировались как скучные. Политологи дружно повторяли (и до сих пор повторяют), что столичный парламент — орган не слишком значительный, что он имеет очень мало полномочий, куда меньше, чем Законодательное собрание, например, в Петербурге или в других регионах. Правда, при этом стыдливо умалчивалось, что эта беспомощность совершенно добровольная. Дума, почти полностью состоявшая из людей, направленных туда столичной мэрией, сама передала исполнительной власти большую часть своих полномочий. Которые при ином политическом раскладе она может запросто себе вернуть, добавив еще и новые. Ведь законы, по которым живет и управляется столица, принимаются именно здесь.

О том, как контролируемое «Единой Россией» заксобрание успешно вставляет палки в колеса губернаторам, избранным без дозволения Кремля, можно судить по опыту Иркутской области и Хабаровского края. Полномочия исполнительной власти там постоянно урезаются, а все решения приходится проводить под жестким контролем враждебных депутатов. Беда в том, что выборы 2019 года грозят создать такую же ситуацию в столице, только с обратным знаком.

Обыватель устал от порядка

Не надо преувеличивать оппозиционность московского населения. Большинство граждан аполитичны и не понимают, зачем избирать депутатов городского уровня. Вопросы покраски и расстановки лавочек часто волнуют людей больше, чем вопрос о том, куда идут деньги из городского бюджета, а возмутительная «точечная застройка» или разрушительное «благоустройство», превращающее улицы в траншеи, вызывают протест только тогда, когда копают прямо перед нашим домом. Даже масштабные коррупционные скандалы уже стали просто частью быта. Все знают, что в городской администрации воруют, даже примерно представляют, как и сколько, но относятся к этому как к неприятному явлению природы вроде затяжных дождей нынешним летом.

И тем не менее серьезный риск для власти на нынешних выборах есть. Хотя жители столицы равнодушны к политике и не ходят на выборы, недовольство в городе накапливается. Люди порой сами не отдают себе отчета в том, насколько они устали от существующего порядка, но смутно чувствуют потребность в переменах. А «Единую Россию» в Москве после пенсионной реформы ненавидят так же, как и в любой другой точке нашей страны.

К тому же в столице сосредоточена значительная часть политических активистов всех возможных окрасов. Если их разом отмобилизовать на фоне растущего общественного недовольства, может получиться изрядная масса. В 2017 году во время муниципальных выборов оппозиция, неожиданно скоординировав свои усилия, добилась заметного успеха. Повторение подобной ситуации нынешней осенью выглядит вполне возможным.

Наконец, политическая обстановка в Москве является фактором общефедерального значения. В 2011–2012 годах массовые протесты москвичей властям удалось погасить, противопоставив «зажравшейся» столице тихую и лояльную провинцию. Но после повышения пенсионного возраста ситуация изменилась. Неформальный общественный договор, поддерживавший стабильность в России на протяжении полутора десятилетий, необратимо нарушен самой властью. Выстраивавшаяся на этой основе система отношений между государством и обществом сломалась, и починить ее при сохранении нынешнего социально-политического порядка уже не представляется возможным. Добавим к этому нарастающий кризис в Санкт-Петербурге, вызванный попытками Кремля навязать городу непопулярного, раздражающего людей губернатора.

Когда «рисуют» власти

В сложившейся ситуации и власть, и оппозиция вынуждены были принимать стратегические решения. Либеральная оппозиция собралась с силами, чтобы активно идти на выборы, выдвигая своих кандидатов и собирая за них подписи. Полуоппозиционные думские партии — «Справедливая Россия» и КПРФ, со своей стороны, постарались представить более или менее привлекательные списки, надеясь получить больше мест в городской думе.

Со своей стороны, власть решила спрятать кандидатов от «Единой России» под видом самовыдвиженцев. Решение далеко не такое наивное, как полагают многие. Во-первых, изрядная часть москвичей (особенно среди избирателей преклонного возраста) не пользуется интернетом, не следит за новостями. Приходя к урнам, они будут смотреть на то, что написано под фотографиями кандидатов. Представителей ЕР они выбирать уже не хотят, но симпатичный самовыдвиженец или приятная дама с интеллигентной наружностью, объявленная «независимой», могут вызвать симпатию.

Во-вторых, представляя своих кандидатов самовыдвиженцами, власть запутывает избирателя и дискредитирует настоящих самовыдвиженцев. Я своими ушами несколько раз слышал, как на призыв активистов подписаться за очередного оппозиционного кандидата прохожие отвечали: «Знаем мы этих независимых, вы все из “Единой России”!»

Казалось бы, все схвачено. Система отстроена таким образом, что без нарушений собрать в округе 5 тысяч подписей ни для кого, кроме кандидатов, обладающих административным ресурсом, невозможно в принципе. Не трудно, а именно невозможно. Даже если вы выпустите на улицы города тысячи сборщиков, это ничего не изменит: люди просто не будут открывать свой паспорт перед незнакомцами, не будут пускать активистов в квартиры. Тем более летом, когда половина москвичей на дачах.

Собрать подписи без нарушений можно, мобилизуя своих сторонников непосредственно в домах, чтобы они обходили квартиры друзей и соседей. Но такая методика требует времени куда большего, чем было отведено столичным законом, да и количество брака при сборе все равно будет изрядным.

План политтехнологов из мэрии был хорош, но он натолкнулся на серьезную проблему. Сбор подписей за провластных кандидатов провалился. Казалось бы, чего проще? Собирают сотрудников управы, префектуры, пожарной службы или любого другого ведомства и говорят: подписывайте. Прямо сейчас, на глазах начальника. И те подписывают. Только это нормально проходило во время выборов президента или мэра. Но при выборах по территориальным округам не выходит. Чиновники же не обязательно живут именно там, где работают. А в округе, где они живут, местное начальство мобилизовать их уже не может. Да и не хочет — у них полно головной боли из-за своего кандидата, не будут они суетиться, решая проблемы соседей.

В общем, подписей критически не хватило. На улице же никто не подписывает. Возле голубых однотипных кубов провластных самовыдвиженцев уныло стояли молодые люди в дорогих форменных майках, обсуждая свои дела или гоняя шарики на экране смартфонов. Власть сама попала в ловушку, которую тщательно конструировала для оппозиции. Подписи пришлось «рисовать».

Политика входит в город

Сложилась нелепая ситуация. Нарушения есть у всех, но проверяют разных кандидатов по-разному. Одних — закрыв глаза, других — под микроскопом.

Хуже того: поскольку чиновники по собственному опыту знали, что значительная часть подписей должна быть поддельная, они не слишком утруждали себя проверкой, а просто произвольно выбирали первые попавшиеся подписи, объявляя их фальсифицированными. Шанс попасть или промахнуться был примерно 50 на 50. Но из-за такого количества промахов скандал стал разрастаться: реально подписавшиеся граждане обнаружили себя в числе «несуществующих людей». Одним из таких «пропавших без вести» оказался политолог Григорий Юдин, предложивший товарищам по несчастью создать движение «Московские призраки».

Совершенно логично, что возмущенная оппозиция выводит людей на улицы. Масштаб протестов, конечно, куда меньше, чем в 2011–2012 годах, но все равно достаточный, чтобы привлечь внимание москвичей к происходящему, повысить градус политизации в городе. А ведь это еще только начало. Впереди почти два месяца избирательной кампании. Оппозиционные или полуоппозиционные кандидаты, которых все-таки зарегистрировали (включая кандидатов от думских партий), если они не идиоты и не продались с потрохами, постараются использовать эти настроения. Их победе в значительной части, если не в большинстве округов может помешать только конкуренция между собой. Но и тут дела у провластных самовыдвиженцев не так хороши. Ведь конкуренция кандидатов повышает интерес к выборам и явку. В такой ситуации даже расщепление голосов между оппозиционерами не гарантирует партии власти успеха. Ее кандидаты, которым нечего сказать людям, могут оказаться вообще на третьем месте. Такое уже происходило на региональных выборах осенью 2018 года в провинции. Может повториться и в столице.

Стремительное падение рейтинга не только ЕР, но и власти в целом является не просто результатом плохой политической конъюнктуры или отдельных ошибок, совершаемых чиновниками. Это даже не последствие массового недовольства коррупцией и некомпетентностью. И то, и другое люди преспокойно терпели, пока экономика и их личное благосостояние так или иначе росли. Но сегодня мы имеем дело с системным кризисом всей сложившейся модели российского капитализма (да и существующей модели мирового хозяйства в целом). Справиться с подобными тектоническими процессами не под силу никаким политтехнологам.

Итак, сейчас, когда до выборов в столице ждать чуть более полутора месяцев, мы можем с достаточной уверенностью констатировать, что у власти осталось всего два варианта: либо смириться с тем, что ее сценарий не проходит и состав городской думы будет резко отличаться от запланированного, либо готовиться к массовой и грубой фальсификации, которая неминуемо спровоцирует новую волну протестов.

И в том, и в другом случае осенью мы получим новую политическую ситуацию. Не только в столице, но и по всей стране.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}