Мнение Амир ТАХЕРИ ("The Jerusalem Post", Израиль) inosmi.ru

ЧИТАЯ МЫСЛИ ПУТИНА

Из всех стран, вовлеченных в продолжающееся противостояние с Исламской Республикой Иран, только Россия имеет возможность склонить чашу весов - либо в сторону мирного решения, либо в сторону войны.

Президент Джордж Буш называет своего российского коллегу Владимира Путина "стратегическим союзником" и "другом, которому мы можем доверять". Но может ли Вашингтон рассчитывать на Москву в условиях продолжения дипломатических маневров по оказанию давления на Иран?

Из всех стран, вовлеченных в продолжающееся противостояние с Исламской Республикой Иран, только Россия имеет возможность склонить чашу весов - либо в сторону мирного решения, либо в сторону войны.

Для начала, Россия, занимающаяся строительством атомной электростанции в иранском Бушере, могла бы замедлить темпы реализации проекта или вообще приостановить его вплоть до дипломатического разрешения кризиса.

У России есть и еще один козырь в виде ее предложения о специальном проекте ядерного обогащения, с помощью которого можно было бы полностью удовлетворить потребности Ирана в ядерном топливе для бушерской АЭС на весь расчетный период ее эксплуатации, составляющий 37 лет. (В настоящее время действует соглашение, по которому Россия обеспечивает АЭС топливом в течение первых 10 лет.) Чтобы помочь тегеранскому руководству спасти свою репутацию, в российское предложение можно было бы внести поправки с тем, чтобы часть процесса обогащения проходила на иранских установках с участием иранских специалистов.

Однако не исключено, что все это - дорога в никуда, поскольку в планы президента Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad ) может входить развязывание реального военного конфликта с Соединенными Штатами в качестве пробного выстрела в рамках обещанного им "столкновения цивилизаций".

Ахмадинежад, похоже, убежден в том, что у США, погрязших во внутренних разногласиях, не хватит мужества, чтобы начать борьбу с Ираном и его радикальными союзниками. В связи с этим нельзя исключать, что он хочет столкновения по ядерному вопросу, который, благодаря пропагандистским усилиям Тегерана в геббельсовском духе, стал для многих иранцев делом национального престижа.

Позиция России в Совете Безопасности имеет ключевое значение, поскольку Китай, также имеющий право вето, не пойдет на самоизоляцию из-за своей поддержки Ирана, если Россия встанет на сторону США. Если Россия воспользуется правом вето, то же самое сделает и Китай. Если Россия этим правом не воспользуется, самое большее, на что может пойти Пекин, это воздержаться при голосовании.

Администрация Буша все это знает. Именно поэтому она начинает усиливать давление на Россию в преддверии намеченного на июль саммита "Группы восьми", принимающей стороной на котором будет Путин.

Американцы рассчитывают на то, что Владимир Путин, впервые получивший право председательствовать в "Большой восьмерке", вряд ли начнет свою работу с раскола этой группы в угоду иранским муллам.

Тем не менее, Путину будет нелегко сделать однозначный выбор между Тегераном и Вашингтоном. Иран нужен России для реализации ее планов сдерживания американского влияния в Средней Азии, бассейне Каспийского моря и на Ближнем Востоке.

В качестве региональных союзников Тегеран и Москва уже добились успехов в ограничении американского влияния на Киргизию, Узбекистан и Туркменистан. В Таджикистане - где Иран десять лет назад занял сторону США в противостоянии с Россией, Тегеран вновь переходит на сторону Москвы. В Закавказье Тегеран и Москва поддерживают Армению, выступая против Азербайджана и Грузии, которые относятся к проамериканскому лагерю.

Что касается Афганистана, Тегеран и Москва уже более десяти лет взаимодействуют в этом вопросе, а в настоящее время разрабатывают совместную стратегию, ожидая вывода американских войска после ухода Буш из Белого Дома.

Тегеран нужен Москве и для того, чтобы не дать Соединенным Штатам навязать свою модель освоения углеводородных запасов Каспия. США при поддержке Великобритании предлагают разделить Каспийское море между прибрежными государствами с тем, чтобы каждое из них могло заключать отдельные соглашения с иностранными компаниями. Из пяти стран каспийского бассейна лишь две - Азербайджан и Казахстан - склоняются в сторону предлагаемой США модели.

Россия и Иран против. Они предлагают рассматривать бассейн Каспия в качестве единого пространства, где любая деятельность, включая освоение энергосырьевых ресурсов и мореплавание, должна осуществляться с согласия всех каспийских стран. (Пятая страна - Туркменистан - старается сохранять нейтралитет, однако ее позиция ближе к иранской и российской.)

Растеряв всех своих арабских сателлитов советской эпохи, Москва также нуждается в Иране как в плацдарме для продвижения на Ближний Восток, в Персидский залив и к Индийскому океану. Согласно проводимому сегодня в Москве анализу ситуации, после ухода Буша Иран обретет доминирующее влияние на Ирак, и Москва понадобится ему в качестве стратегического партнера в разработке крупных нефтяных месторождений, подобных Маджнунскому, которое расположено вдоль границы двух стран как на иракской, так и на иранской территории.

Иран также вполне логично предполагает, что Россия намерена вернуться в такие страны, как Сирия и Ливан, где Тегеран имеет довольно прочные позиции.

Соединенные Штаты не единственный стратегический соперник России. На горизонте также угрожающее вырисовывается Китай. Многие московские аналитики видят в этой стране потенциальную угрозу российским интересам в Азии и на Ближнем Востоке.

В таком контексте ось "Китай-Иран" может привести к изоляции России на западе Азии и на Ближнем Востоке, и даже вывести из-под влияния этой страны целые куски среднеазиатской территории. Еще одна причина, по которой России нужен Иран, это так называемая исламская бомба замедленного действия, тикающая сегодня в самом сердце Российской Федерации. В условиях, когда рождаемость этнических русских находится в состоянии свободного падения, мусульмане России, составляющие сейчас пятую часть жителей страны, должны к середине века удвоить свою долю в численности населения.

Иран, хотя и является государством шиитов, может сыграть определенную роль в предотвращении сепаратистских тенденций среди мусульман России. И наоборот, враждебно настроенный в отношении Москвы Иран мог бы использовать свой богатейший опыт для экспорта терроризма в Россию, что чрезвычайно усложнило бы ей жизнь.

Ко всему этому необходимо добавить тот факт, что Иран представляет собой крупнейший рынок для экспорта российского оружия, включая самолеты и подводные лодки. Потеря иранских заказов может вызвать закрытие целых линий производства российской оружейной промышленности.

Эти страны также подписали на предстоящее десятилетие торговые контракты на сумму в 80 миллиардов долларов. Россия надеется, что именно ей удастся заняться строительством большинства из семи атомных электростанций, которые намерен создать Иран в течение следующего десятилетия. Тот факт, что в Иране работает более 30000 российских технических специалистов, придает этим взаимоотношениям важное человеческое измерение.

Большая игра за власть, нефть, ислам, торговые интересы, оружие и терроризм - это лишь некоторые факторы, из-за которых Путину будет трудно встать на сторону Буша в предстоящей конфронтации с Ираном.

Но существует и еще один, наверное, более важный фактор. Путин не может быть полностью уверен в том, что когда наступит решающий момент, Вашингтон не заключит с Тегераном сделку, оставив Москву в проигрыше.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}