Мнение Наталья ОЛЕНИЧ gazeta.ru

МЕНЯЮ КРЕМЛЬ НА ЗИМНИЙ

Президент лихо учреждает палаты и библиотеки, сливает регионы и назначает губернаторов, но не решается вернуться домой.

Меняю Кремль на Зимний

Помимо Конституционного суда, чья ссылка в Санкт-Петербург приближается с неизбежностью «Красной стрелы», в северной столице скоро разместится и президентская библиотека. Будет она не простой, а электронной и интерактивной, и президентской не в том смысле, что для работы главы государства с книгами предназначена, а просто «фамилие у нее будет такое». В Москве есть библиотека, которую по привычке по- прежнему называют библиотекой Ленина или «Ленинкой», в Питере будет пусть не Путина и не «Путинка» (этот бренд, к тому же, занят водкой, что для сильнее пьющей, чем читающей России, куда круче), но просто Президента. А при ком именно была учреждена эта чудо - читальня, аналога которой, по словам кремлевского управделами Владимира Кожина, «у нас нет» и где «посредством электроники можно будет получить доступ к любому мыслимому документу», благодарный питерский народ наверняка не забудет.

Хотя, возможно, очередному перепрофилированию Сената и Синода (именно туда, по соседству с КС, будет помещено президентское книгохранилище, а до этого комплекс зданий занимал Российский государственный исторический архив) земляки Владимира Путина предпочли бы размещение в своем городе более значимых и ценных не только в культурно-правовом, но и материально-практическом смысле объектов. Но головные офисы крупнейших российских компаний не поедут из столицы в провинцию (а Питер все же остается, хоть главной и близкой, но провинцией) просто из желания сделать приятное Путину, выплачивая налоги в питерскую, а не в московскую казну. Разве что под угрозой Краснокаменска. Есть менее пугающий и более действенный способ - перенести столицу из Москвы в Санкт-Петербург. И тогда капиталисты рванут на берега Невы вслед за министрами и, невзирая на расходы, начнут на радость Валентине Матвиенко, реставрировать питерские дворцы и особняки под свои конторы, не только облагораживая облик города, но и сильно поднимая стоимость городской недвижимости. Но к этому простому, очевидному и эффективному средству помощи родному городу Владимир Путин не прибегает.

Решится ли он все же сделать этот поистине царский, а не президентский подарок родному городу - это интрига, пожалуй, поинтереснее и третьего срока и имени преемника.

Если таких планов нет (именно так дежурно комментируют периодически возникающие волнительные слухи на тему переноса столицы путинские чиновники), то перевод КС в Питер из «пробного шара» становится бессмысленной блажью. Резона для перевода КС куда- либо подальше от бушующих в Москве политических страстей нет. И Конституционный суд теперь вполне карманный, и страсти вовсе не бушуют. Показательно и равнодушие, с которым общественность восприняла весть о перемещении одного из федеральных органов власти в Петербург.

Возможно, если провести cейчас опрос общественного мнения о переносе столицы, большинство будет и против. Кремлевские звезды и куранты, «ГУМ, ЦУМ, Детский мир», олимпийский мишка… Для сердца постсоветского, как и «для сердца русского» в Москве и в самом деле и «многое слилось». Но, если популярнейший Путин, которому население спускает все - от монетизации льгот до отдачи Чечни в трастовое управление Кадырову-младшему, от Беслана до реформы ЖКХ - завтра внесет в Госдуму закон о переносе столицы, это большинство не выйдет с протестами на улицы. Даже грядущая отмена большинства отсрочек от армии в крупных вузовских центрах (а Минобороны предлагает свести до минимума число вузов с военными кафедрами) собирает митинги в 200-300 человек.

Носящая для обычных граждан отвлеченный характер проблема размещения армии федеральных бюрократов, тем более, вряд ли вызовет сильное оживление в стране.

Московские власти, для которых это вопрос не просто жизни, а что страшнее - жизни без кошелька, конечно, могут возбудиться. И взбаламутить достаточное количество москвичей. Соперничеству двух столиц более 300 лет, и уступать после стольких десятилетий успешного реванша москвичам будет тяжело. Но для тех, кто обретается далеко за пределами МКАД и кроме любви «к отеческим гробам» - Мавзолею на Красной площади - испытывает и застарелую, времен «колбасных» электричек, ненависть к Москве, с ее отдельной и непохожей на остальную страну жизнью, это будет своего рода отмщением.

На поддержку и жалость России ее нынешняя столица может не рассчитывать.

И президентский закон с преамбулой «в ознаменование 90-летия со дня переезда советского правительства из Петрограда в Москву и с целью восстановления исторической справедливости с 2008 года столицей Российской Федерации считать …и т.д. и т.п.» будет воспринят без энтузиазма, но и без сопротивления.К тому же, кроме исторической подоплеки, легко можно нарисовать и вполне практическую. Для энергетической державы, каковой Владимир Путин видит Россию, Петербург с новым морским портом в Усть-Луге, более подходящая столица, чем условный «порт пяти морей» Москва (перенос центра нефтегазового государства поближе к источникам - в Нефтеюганск, Сургут или Салехард - был бы все же постмодернистским экстримом). Особенно, если учитывать амбициозный проект строительства Северо-Европейского газопровода.

Фигуральное петровское «окно» вот-вот превратится в реальную путинскую трубу.

Из Петрова града можно будет не «грозить шведу», а предлагать отвод от ключевого газопровода. И тогда «все флаги в гости будут» в Петербург, не только в дни саммитов, которые Владимир Путин традиционно предпочитает проводить на малой родине, но и всегда. То, что президент, несмотря на явное предпочтение, которое он отдает петербургским дворцам перед московскими палатами (за исключением Кремля абсолютно новодельными), не решается сделать решительный шаг, странно, но объяснимо.

Вернуться царем в родной город сам он уже не успеет. Суетиться для другого, даже для лично отобранного преемника из своих, питерских, не стоит. Для ловкого наследника достаточно и путинского почина - переведенного КС.

К тому же чужая Москва более надежна, предсказуема и безопасна, чем родной Питер.

Не только потому, что в Москве - Кремль за стенами. Москвичи традиционно более консервативны и почтительны к власти, чем «колыбель трех революций» Петербург и рефлексирующие, нервические питерцы (кстати, большевики сбежали в Москву в 1918 году не только из-за близости фронта, но и из-за чрезмерной политической продвинутости питерских масс).

Рефлексия тоже играет свою роль для человека советского, каковым остается президент Путин. Перевод в Москву из провинции, в том числе и из Питера- вершина карьеры. Любое возвращение, даже на коне - точка отката. И, наконец, возможно, главная причина.

Путин активно перепланировал ельцинское государство, но никаких эпохальных, исторических шагов, он ни разу не предпринимал.

Из всего того, что пока им сделано, нет ничего такого, чего нельзя было изменить. Если не росчерком пера, то без титанических усилий. И вертикаль власти, и Общественная палата, и система назначенных губернаторов и главной партии, и новые укрупненные регионы - демонтируется легко и играючи, как временные перегородки.

Выдвиженцы задвигаются, узники - выпускаются, собственность перераспределяется по новой.

Двигать столицу туда-обратно - гораздо тяжелее. Так же, как реально реформировать экономику, предложить новую идеологию и окончательно похоронить прошлое. Владимир Путин, конечно, герой, но не настолько, чтобы парадигму ломать. Кремль на Зимний пока не меняем.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}