Мнение Екатерина Винокурова znak.com

Паралич публичной политики

События в двух регионах РФ показали: «Единая Россия» и власть не умеют реагировать на кризисы.

Несколько дней назад «Новая газета» опубликовала видео, на котором сотрудники ярославской колонии ИК-1 зверски пытают заключенного. Несколько дней половина страны находится в ужасе (федеральные телеканалы при этом продолжают освещать по большей части события украинской политики). Самое бы время политикам, в том числе от правящей партии, обсудить явно перезревшую реформу ФСИН, требовать расследования, но…

Но молчание служит ответом. На сайте ярославской «Единой России» — дежурные новости о том, как партия (на самом деле — бюджет) что-то благоустроит. В соцсетях ярославских системных политиков — тишина и благодать, фото дач, отпусков, периодически — какие-то новости про «мы с партийцами смогли, пробили, сделали». Сайт ярославского губернатора молчит (по моей информации, Дмитрий Миронов, губернатор Ярославской области, вообще находится в отпуске).

Секретарь регионального отделения ЕР Александр Грибов в соцсетях на ситуацию внимания не обратил и дал комментарий только по запросу автора текста.

«Этот вопиющий случай не должен ограничиваться привлечением к уголовной ответственности садистов и проверкой данного учреждения. Министерство юстиции и Следственный комитет должны провести проверку всех подобных учреждений в регионе. Мной подготовлены депутатские запросы в Минюст о проведении служебной проверки системы ФСИН в регионе. Следственный комитет прошу заново проверить все отказы по жалобам об истязаниях», — сказал Грибов Znak.com.

Официальных заявлений ярославская «Единая Россия» до сих пор никаких не сделала, как и ее секретарь. Таким образом, главная политическая сила региона решила проблему игнорировать. Отдельные ее представители уверяют, что в кулуарах «все решается». Но к публичной политике и ее элементарным навыкам это не имеет никакого отношения.

Пресс-секретарь Дмитрия Миронова Анастасия Харитонова не ответила на вопросы издания о том, почему губернатор никак не отреагировал на пытки в колонии на территории его региона, хотя сообщения в мессенджерах были просмотрены.

Граждане! В колонии в вашем регионе публично под видеозапись чуть не до смерти запытали человека.

Можно, конечно, назвать губернатора «всего лишь главой исполнительной власти». Но на самом деле губернатор — это еще и главный публичный политик региона. Ситуация в ИК-1 Ярославской области всколыхнула уже не только Россию. И не существует никаких причин, по которым губернатор (даже если он работал в ФСО и вообще большой человек) не мог сказать три простых предложения: «Я сожалею о случившейся ситуации, считаю ее катастрофой. Надеюсь на тщательное расследование. Со своей стороны готовы оказать любую помощь».

У депутата Госдумы от «Справедливой России» Анатолия Грешневикова нет личных страниц в соцсетях, однако в разговоре с изданием он сказал, что намерен вступиться не только за пострадавшего, но и за адвоката Ирину Бирюкову, передавшую запись видео пыток правозащитникам и вынужденную уехать из России из-за угроз.

Неделей ранее подобная картина умолчания наблюдалась, когда в Свердловской области город Североуральск в результате аварии остался без воды. Совсем. Мэрия города сперва организовала странный порядок выдачи воды в размере 2 литра в день по паспорту. После скандала в СМИ и публичного распоряжения губернатора воду стали подвозить регулярнее. При этом губернатор Евгений Куйвашев стал единственным политиком, который сделал публичное заявление: депутаты Госдумы хранили и хранят гробовое молчание по поводу ситуации в своем регионе. Автору статьи только намекнули, что «есть депутат от „Единой России“, который решил не пиариться, но держит ситуацию на личном контроле». 

На вопрос, почему этот депутат не поехал к собственным избирателям, чтобы публично контролировать ситуацию, ответа не последовало, потому что, видимо, депутат теперь не считается публичным политиком и боится любой публичной деятельности. 

На самом деле депутат боится не обвинений в популизме. Депутат боится любой ответственности, потому что, случись ему ответственность взять, его, о ужас, могут не назначить победителем новых праймериз «Единой России» к выборам в новую Госдуму.

Политолог Глеб Кузнецов отмечает, что российская публичная политика в любых сложных ситуациях впадает в паралич.

«Тенденция касается не только истории с пытками в колонии в Ярославской области. В любых сложных ситуациях политики у нас — это, кстати, касается и власти, и оппозиции — стараются хранить гробовое молчание. Он не очень умеют коммуницировать с обществом по острым, болезненным темам повестки дня, не хотят учиться и придумали себе удобную схему, для того чтобы этого не делать. Мол, „не будем играть в популизм, дайте компетентным органам разобраться“. Но задача политиков в первую очередь — представлять людей. Уход представительской функции из публичной политики является причиной ее кризиса, утраты доверия к целым институтам государства. Это нежизнеспособная конструкция. Надо понимать, что если нынешние политики не смогут научиться публичному представительству, рано или поздно вырастут те, кто окажется способен на это», — считает Кузнецов. 

Зачем нужен депутат Госдумы, который в час беды не может быть со своими избирателями или хотя бы отправить им с депутатской зарплаты несколько фур с водой — вопрос открытый.

Установка «не будем пиариться», лишающая общество простых и нужных слов, знаменует паралич российской публичной политики как минимум в двух регионах.

Промолчавшие по поводу обеих ситуаций политики обоих регионов профнепригодны. Они могут быть очень хорошими людьми или даже очень эффективными чиновниками-исполнителями, но как политики — провалились.

Они демонстрируют полное отсутствие эмпатии и чутья на повестку — необходимых составляющих для публичного политика. Обещания кулуарно где-то разобраться и кулуарно что-то сделать для публичного политика должны быть скорее исключением, чем политическим стилем, который сейчас становится мейнстримом. Куча одинаковых людей в одинаковых костюмах обязательно тихонько что-то сделают, главное — не быть обвиненными в пиаре или в любой политической публичной деятельности. Ведь любая публичность для этих одинаковых людей является почему-то антонимом любой реальной деятельности. Какой идиот вбил им это в головы, разобраться сложно.

В итоге пространство публичной политики в России становится полностью свободно, что несет для себя катастрофические риски для всей нынешней власти. Достаточно вспомнить страшную гневную толпу у администрации Кемеровской области и полное отсутствие политиков, которые могли бы выступить медиаторами на той последней черте, за которой начинается погром. Более того, на действительно конкурентных выборах любое мычание про «был в отпуске», «не моя тема», «я старался помочь, но никому не говорил» — не сработает.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}