Мнение Иван Денисов life.ru

Дальше живите сами

олитолог-американист Иван Денисов — о том, что уход правого комментатора Томаса Соуэлла в отставку знаменует конец целой эпохи в консервативном движении США.

2016 год стал одним из худших в истории консервативного движения. Поражение Теда Круза — основного ставленника консерваторов — на республиканских праймериз, а затем раскол в движении из-за изначально чуждого консерватизму кандидата Дональда Трампа.

А также растерянность консерваторов, плохо представляющих, как вернуть себе позиции в Республиканской партии, разрыв которой с консерватизмом признают и советники нового президента. Наконец, кризис консервативных СМИ, которые рискуют из оппозиционных стать официозными.

И вот последняя потеря 2016 года: Томас Соуэлл объявил, что из-за возраста прекращает активную писательскую деятельность.

С 1970-х годов интеллектуальное консервативное движение трудно представить без этого выдающегося и разностороннего автора. Соуэлла принято считать экономистом. Но он ещё и философ, историк, политический и социальный комментатор. Нет, кажется, темы, которую Соуэлл не сделал бы понятной для широкого круга читателей и не разъяснил бы с консервативных позиций.

А готовность этого публичного интеллектуала идти против устоявшихся леволиберальных установок напоминала о смелости и индивидуалистской сущности консерватизма. Поэтому, вопреки бредням о расизме американских консерваторов, именно чернокожий мыслитель Томас Соуэлл стал главным интеллектуалом движения.

Соуэлл (1930 г.р.) всю жизнь идёт против стереотипов. Выходец из бедной чёрной семьи опроверг миф левых об "обречённости бедных и чёрных" в мире "ориентированного на белых" образования. Экономист собрал дипломы Гарвардского, Колумбийского и Чикагского университетов (первые два получены в "расистские 1950-е").

Более того, "расистская американская система" начала 1960-х позволила чернокожему профессору преподавать в женском колледже. Другое дело, что левый крен академической системы и готовность коллег капитулировать перед радикализмом 1960-х в конце концов заставили сменившего в своей карьере преподавателя несколько университетов Соуэлла уйти из мира образования.

Интересно, что прошедший по молодости пору увлечения марксизмом Соуэлл стал последовательным консерватором и критиком левой идеологии во многом благодаря работе в правительстве и системе образования. Что ж, напомню о некоторых идеях Соуэлла, которые можно найти в таких его книгах, как "Внутри американского образования", "Мировоззрение избранных", "Чёрные реднеки и белые либералы" или "Интеллектуалы и общество". Это уже не говоря о многочисленных сборниках эссеистики.

Если Соуэлл как экономист начинал с критики, например, законов о минимальной оплате труда или статистических выкладок о постоянном разрыве между бедными и богатыми в США (в первом случае он доказывал, как такие законы приводят к безработице, и прежде всего среди чернокожего населения; во втором — тщательным разбором данных показывал, что мало зарабатывающие с годами переходят в число зарабатывающих гораздо больше, но на их место приходят новые — начинающие и ещё не располагающие навыками для получения серьёзного дохода), то затем перешёл к обсуждению вопросов расы, а после — и всех остальных социально-политических тем, волнующих американцев.

Соуэлл всегда нещадно критиковал "позитивную дискриминацию" и насильственное насаждение равных результатов правительством. Он никогда не признавал поощряемое леволиберальным мейнстримом деструктивное поведение чернокожей общины частью чёрной культурной традиции — нежелание получать "белое образование", беспорядочное сексуальное поведение, тягу к объединению в банды, рэп-культуру, культ жертвы "белых" и зависимость от правительственных пособий. Более того, он прослеживал появление этой традиции во взаимодействии рабов юга с южным же "белым мусором", которому рабовладельческая система отказывала в мотивации к самосовершенствованию. В свою очередь, на юг такое деструктивное поведение пришло из низших британских слоёв общества.

Соуэлл опровергал убеждённость левых в том, что прогресс чёрного населения зависит только от действий правительства. Например, успешных чернокожих в американском обществе было куда больше до периода активного вмешательства правительства: "доходы чёрных семей между 1936-м и 1959-м возросли вдвое… расовые барьеры начали разрушаться после Второй мировой и до законов о гражданских правах 1960-х".

Соуэлл не оставил камня на камне и о мифе об ответственности исключительно западного мира за рабство. Не снимая ни с кого ответственности за этот позорный институт, он напоминал: именно западный империализм, в конце концов, уничтожил рабство, которое продолжало процветать в мусульманских странах Азии и Африки после того, как от него отказались в Европе. И подчёркивал: наследие рабства не служит оправданием для неудач сегодняшнего чернокожего населения Америки.

Объяснял Соуэлл и причины кризиса исторической науки: мода на антизападные настроения и желание подчинить факты сегодняшним тенденциям и настроениям в академических кругах. Что очень опасно: "Когда факты подгоняются под преобладающие настроения, мы умышленно ограждаем себя от реальности. Игнорируя прошлое, мы вслепую идём в будущее".

Впрочем, миру интеллектуалов и академиков от мыслителя доставалось постоянно. Вот что написал Соуэлл об американском образовании после 1960-х и окончательной легализации левой идеологии в школах и университетах: "Работники образования всех уровней забрали наши деньги, предали наше доверие, провалили работу с детьми, но скрыли плачевные результаты завышенными оценками и красивыми формулировками… Они использовали детей для сомнительных психологических экспериментов… Они много говорили о защите интересов студентов из меньшинств, а в результате отправили этих студентов в те колледжи, где они были обречены на провал… Они клялись в приверженности свободе мысли и поиску правды, а сами превратили учебные заведения в бастионы догматизма и самые нетерпимые институты американского общества".

Столкновение консервативной и леволиберальной идеологий Соуэлл объяснял столкновением двух мировоззрений — "мировоззрения избранных", свойственного левым интеллектуалам, и "пессимистического", характерного для консерваторов. Первые ищут решения проблем любой ценой, трактуют свободу как возможность достигать своих целей, а справедливость — как принудительное уравнивание результатов. Вторые стремятся к минимизации рисков, полагают свободу возможностью оградить себя от власти других и чтят следование существующим законам.

Критикуя именно "мировоззрение избранных", Соуэлл отмечал и развитые при помощи СМИ и образования с их леволиберальным засильем системы защиты, предлагая такую схему провалов и самооправдания на примере провалившейся в 1960-х "войны с бедностью" и смягчения уголовных наказаний. Кризис (ситуация, которая искусственно раздувается), решение (навязываемые "избранными" реформы в правительстве или юриспруденции при громогласной демонизации критиков таких реформ), провал выбранной политики для решений кризиса и реакция (отказ от ответственности и анализа причин провала и утверждения о недостаточном внимании к требованиям "избранных").

Если говорить о других излюбленных темах Соуэлла, то он всегда был против раздутых полномочий правительства и сторонником права на оружие. При этом, будучи достаточно критичным к вопросу, например, легализации гей-браков, Соуэлл предпочитает уделять минимум внимания социальному или религиозному консерватизму, хотя и признаёт их важность. Но спокойное отношение к таким вопросам расширяет аудиторию автора среди молодых читателей или тех, кого отпугивает чрезмерная активность социальных консерваторов. В вопросах международной политики можно прежде всего выделить постоянную поддержку Соуэллом Израиля.

Влияние Соуэлла огромно. Его признают такие разные люди, как драматург и режиссёр Дэвид Мэмет (кстати, называющий Соуэлла главной причиной своего перехода на консервативные позиции), самый консервативный судья Верховного суда Кларенс Томас, ведущий британский историк Пол Джонсон и многие другие.

Свою роль "скрытого советника" при кабинете Рональда Рейгана Соуэлл отрицает, но и там явно не обошлось без его влияния. Вот и после "отставки" Соуэлла сожаление высказали многие действующие политики. Например, Тед Круз, которого Соуэлл, к слову, не раз критиковал за чрезмерный авантюризм: "Томас Соуэлл десятилетиями демонстрировал блистательный талант мыслителя и писателя. Он вдохновил целое поколение консерваторов. Нам будет не хватать его мудрости".

Стоит добавить, что в кампании 2016 года Соуэлл оставался критиком обоих кандидатов до последнего. И лишь накануне выборов предпочёл поддержать Трампа. Оголтелые фанаты Трампа всё равно продолжают обвинять Соуэлла в "предательстве республиканцев". Некоторых консерваторов отказ Соуэлла от противостояния Трампу до конца, безусловно, разочаровал.

Тем не менее готовый критиковать любую администрацию Соуэлл был бы серьёзным противовесом протрамповским правым СМИ, оставаясь критиком СМИ левых. Но мыслитель предпочёл уйти. Считать ли это признанием поражения консерватизма перед агрессией трамповского популизма? Хочется надеяться, что нет. И интеллектуальное наследие Соуэлла ещё поможет новым поколениям консерваторов вернуть свои позиции.

И в завершение — цитата из письма Томаса Соуэлла его другу и единомышленнику — чернокожему же консервативному обозревателю Уолтеру Уильямсу: "Мы знаем, что останутся достойные люди, которые продолжат нашу борьбу после того, как нас не станет".

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}