Мнение Алексей Сивашенков forbes.ru

Смерть перебежчика: как сводили счеты спецслужбы СССР

Независимо от роли России в покушении на убийство экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля сложившаяся ситуация напоминает о временах, когда СССР не стеснялся в выборе методов решения проблем со шпионами.

Великобритания обвиняет Россию в устранении бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля, который был отравлен неизвестным веществом 5 марта в городе Солсбери. Экс-полковник начал сотрудничать с британской разведкой в 1995 году, раскрыт ФСБ — в 2004-м. Отбыв часть тюремного срока, он был помилован Дмитрием Медведевым, занимавшим тогда должность президента, после чего обосновался в Великобритании.

Покушение на убийство Скрипаля — причастна к нему Россия или нет — напоминает о 1920–1940-х годах, когда СССР уничтожал перебежчиков и просто неугодных, невзирая на границы. 

Лихие 1920-е

Систематический террор в отношении «нежелательных» лиц за рубежом начался, по-видимому, в середине 1920-х годов. Ликвидации и похищения производились в рамках масштабной операции «Трест». Как отмечает историк, глава научного совета по Пушкинской программе Российского фонда культуры Леонид Аринштейн в книге «Во власти хаоса. Современники о войнах и революциях 1914–1920», в системе ГПУ был сформирован «заграничный оперативный центр» (ЗОЦ). В его задачу входило уничтожение лидеров Белого движения.

25 апреля 1928 года от внезапного заражения туберкулезом в Брюсселе скончался «черный барон» Петр Врангель — участник Русско-японской и Первой мировой, один из лидеров Белого движения и глава Русского общевоинского союза (РОВС). Согласно одной из версий, он был умышленно заражен большевистским агентом. Однако серьезных доказательств этому нет.

Одной из громких операций ЗОЦ стало похищение в Париже генерала Александра Кутепова, входящего в состав высшего руководства Русского общевоинского союза. По воспоминаниям разведчика-диверсанта, позже — генерал-лейтенанта МВД СССР Павла Судоплатова, белогвардеец был задержан тремя сотрудниками резидентуры ГПУ, переодетыми полицейскими. Кутепов оказал сопротивление, однако его силой затолкали в автомобиль и увезли — о дальнейшей судьбе генерала достоверных данных нет. Тело Кутепова найдено не было.

Схожая участь была уготована генерал-лейтенанту Евгению Миллеру, также высокопоставленному члену РОВС. Он был похищен в Париже советскими агентами, выдававшими себя за немецких дипломатов, и тайно переправлен в Москву. Миллер отказался каким-либо образом компрометировать РОВС и был расстрелян во внутренней тюрьме НКВД.

Конвейер: 1930–1940-е годы

Борьба за власть внутри СССР, политика террора и массовые чистки, в том числе партийной верхушки и спецслужб (под нее попал Иностранный отдел НКВД), привели к тому, что в 1930–1940-е сложилась ситуация, когда бывшие «товарищи» стали буквально разбегаться во все стороны. Среди них были видные деятели революции (например, Лев Троцкий), разочаровавшиеся в сталинизме иностранные большевики, и… агенты советских спецслужб, опасающиеся возвращаться на родину. К последним можно отнести «невозвращенца» Игнатия Рейсса (Натана Порецкого) — сотрудника ОГПУ-НКВД.

По-видимому, с этого времени главной мишенью для спецслужб стали бывшие «свои» — предатели и перебежчики — их ликвидация была поставлена на конвейер. В сборнике мемуаров сотрудников ГРУ под общей редакцией Козлова «Спецназ ГРУ: 50 лет истории 20 лет войны», посвященном, в основном, афганской кампании СССР, можно найти любопытное свидетельство «ликвидатора» под инициалами И.Щ., работавшего за рубежом в 1940-е годы.

«Мы с Надей работали в паре, как и еще четыре пары таких же, как мы, молодых разведчиков. Осуществляли связь с резидентурой, но главная задача — ликвидация предателей. …Причем всегда стреляла Надя из «Грозы» — был такой бесшумный пистолет. На явке она доставала из сумочки свернутый лист бумаги и вручала его предателю, и, пока он разворачивал его, Надежда стреляла прямо из сумочки. Ну а я страховал и уже только камни к ногам привязывал и топил», — делится воспоминаниями бывший ликвидатор.

Безусловно, самой громкой акцией стало убийство Льва Троцкого после рассмотрения Военной коллегией Верховного суда СССР процесса  «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра» («Процесс шестнадцати»). Троцкий был слишком заметной, яркой фигурой — его не раз предупреждали о готовящихся покушениях.

Первое покушение было организовано в форме налета: утром группа под кодовым названием «Конь», состоящая из 20 человек, одетых в форму мексиканской армии, атаковала виллу Троцкого — их впустил завербованный НКВД охранник. Нападающие попытались взорвать дверь спальни, однако бомба не сработала, тогда они принялись методично расстреливать помещение сквозь дверь – огонь велся в течение 15 минут, однако Троцкий и его жена уцелели. Нападавшим пришлось ретироваться.

Согласно воспоминаниям Судоплатова, Сталин не стал наказывать разработчика провалившейся операции — генерал-майора государственной безопасности Эйтингона, просто приказал задействовать вторую группа (код «Мать). В нее входил завербованный участник Гражданской войны в Испании Рамон Меркадер, который, как известно, в 1940 году зарубил Троцкого ледорубом. Отбыв срок заключения, Меркадер смог бежать в СССР, где удостоился звания Героя Советского Союза.

Упомянутый выше разведчик Игнатий Рейсс тоже был ликвидирован: расстрелян в Швейцарии прибывшими из Москвы агентами НКВД.

Послевоенные период и новейшая история

По мере стабилизации и укрепления СССР число известных перебежчиков естественным образом сокращалось. События стали принимать более упорядоченный характер, со временем противостояние спецслужб превратилось в своеобразную рутину. Не зря знаковым местом Холодной войны стал Глиникский мост, на котором противоборствующие стороны обменивались шпионами. Конечно, Советский Союз, по-прежнему, жестко наказывал перебежчиков: например, летчику Анатолию Барсову, угнавшему в Австрию бомбардировщик Ту-2, была обещана амнистия, а когда он вернулся — его расстреляли.

Но охотился ли СССР за предателями, осевшими за рубежом? Большинство известных перебежчиков послевоенной эпохи не пострадали — некоторые живы до сих пор, другие умерли своей смертью в преклонном возрасте. Юрий Носенко, рассекретивший до 400 агентов-нелегалов в 1960-е годы, скончался в 2008 году. Владимир Резун, сотрудник женевской резидентуры, бежал в Великобританию в 1978 году — по ныне здравствует. Как и Олег Гордиевский, полковник первого управления КГБ, бежавший в Великобританию в 1985 году. Этот список можно продолжить: Олег Калугин, Анатолий Голицын, Владимир Петров, Станислав Левченко — возмездия не последовало.

Кстати говоря, жив и здравствует в США Вил Мирзаянов, бывший сотрудник Института органической химии (ГСНИИОХТ), предавший в 1990-е годы огласке факт разработки СССР отравляющего вещества «Новичок» (проект «Фолиант»). Именно этим веществом, по мнению британского премьера Терезы Мей, был отравлен экс-полковник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

Возможно ли, что в современной России решили возродить практику 1930–1940-х годов? Вопрос веры: аргументы «за» так же убедительны, как и доводы в пользу провокации зарубежных спецслужб. Значение имеют только факты, но британские власти пока не приводят никаких доказательств российской стороны. Отечественные же дипломаты и политики пока также не видят смысла оправдываться перед зарубежными партнерами. Остается лишь надеяться, что тайное когда-нибудь станет явным. Однако в случае со спецслужбами этот процесс может растянуться на десятилетия. 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}