Мнение Владимир ГОДИК russ.ru

"ИТОГИ" ГАЗОВОЙ "ВОЙНЫ"

Российско-украинское экономическое сотрудничество, в котором "Газпром" был ключевым игроком, несмотря на позитивные результаты, способствовало размежеванию между странами.

Украинская сторона постоянно оперирует такими грозными терминами, как "революция" и "война", смыл которых невозможно понять, не заключив их в кавычки. На самом деле в "газовой войне" воинственного столько же, сколько революционного в "апельсиновой революции". Несмотря на это 02.02.2006 было провозглашено чуть ли не окончание российско-украинской "войны" путем создания российско-украинского СП "Укргаз-Энерго", которое вообще-то должно было быть создано по соглашению от 04.01.2006 еще месяц назад. Как уже принято в российско-украинских газовых отношениях, учреждение очередного СП породило множество недомолвок, а также противоречивых или абсурдных заявлений. И, конечно, главной интригой стала цена, по которой "РосУкрЭнерго" будет продавать "Укргаз-Энерго" газ.

"Нафтогаз Украины" в пресс-релизе заявил о своей якобы существенной победе буквально следующее: "Цiна газу, що постачатиметься за цим контрактом, зафiксована на 5 рокiв i склада 95 доларiв за тисячу кубометрiв. Це найнижча цiна серед усiх краiн пострадянського простору, крiм Бiлорусi. Деякi з цих краiн до того ж були змушенi подiлитися контролем над власними газотранспортними мережами для того, щоб отримати газ за цiною 110-130 доларiв".

В российских средствах массовой информации, в свою очередь, появились сообщения, противоречащие этой победной эйфории. Так, "Ведомости" ссылаются на свидетельства анонимных участников переговоров с российской стороны, которые отрицают фиксированность цены на пять лет, а главное какие-либо гарантии цены со стороны "Газпрома". Особенно "отличился" "Коммерсант", который в украинском издании поместил статью о цене 95 долл. на пять лет как решенном деле, а в российском издании статью, где говорится о фиксации цены только на полгода.. Причем в статье ссылаются на зам. председателя "Газпрома" А.Рязанова ставшего по совместительству председателем наблюдательного совета "Укргаз-Энерго".

Очередная свистопляска с ценами происходит на фоне недавнего заявления президента Путина, сделанного на его ежегодной пресс-конференции, суть которого в том, что новая цена газа для Украины появилась не из носа. До последнего времени Украина откровенно дотировалась, но никакой благодарности взамен Россия не получала. Нечаянно возникшая прозорливость (увидеть хоть что-то, что находится чуть дальше собственного носа) российской власти в отношении Украины поднимает вопрос, в чем же причина этого прозрения? Может быть, под этим подразумевается, что до "апельсиновых" событий на Украине была власть, осуществляющая пророссийский курс? Ведь что-то позволяло с 2000 года спокойно осуществлять бартерную схему с Украиной и "не париться". И насколько соответствует интересам России нынешняя декларируемая, по крайней мере, на словах, позиция о переходе в отношениях с Украиной на жесткие рыночные принципы?

Развратитель Газпром, или экономический рост как гарантия русофобии

Проблема заключается в том, что российско-украинские отношения на протяжении 15 лет фактически представляли собой не межгосударственное сотрудничество, а болезнь, связанную с расчленением и разложением некогда единого организма. И газ играл роль анестезии, притом что сама болезнь не только не лечилась, а наоборот, усугублялась. Много и часто говорится, что газовый бизнес на Украине перманентно связан с коррупцией. Однако главный вред от таких "дружественных" отношений вовсе не в пособничестве бескорыстной любви к деньжатам для ограниченного круга лиц.

Своим скрытым спонсорством "Газпром" дотировал режим, который на протяжении почти 15 лет своего существования занимался антироссийской пропагандой, особенно в области исторического образования. А с учетом того, что подлинный интерес к России на Украине носит гуманитарный характер, можно определенно говорить, что к чести украинского руководства никаких муляжей по поводу дружбы и сотрудничества с Россией оно даже не пыталось строить. И те, кто хотел увидеть сущность украинского государства всегда мог это сделать, заглянув хотя бы в современные учебники украинской истории.

Понятно, что деловые люди из правительства РФ и "Газпрома", постоянно осуществлявшие с их украинскими коллегами хитроумные схемы поставок, уже не читают учебников - взрослые. Но вполне взрослыми они являются и для того, чтобы оценить динамику экономических показателей географических соседей. Экономические показатели Украины стали демонстрировать стабильный рост, особенно в период 2001-2004 года. Наиболее существенный рост отметился во внешнеэкономической деятельности. Экспорт товаров вырос почти в 2 раза с 16 264,7 млн. долл. США в 2001-м до 32 666,1 млн. долл. в 2004-м. Причем в страны СНГ он составил 8 557 млн. долл., а в Европу 11 764,3 млн. долл. И именно с 2001 года стала в полной мере действовать бартерная схема оплаты Россией газом за транзит.

Сложно сказать, насколько рост объемов внешнеэкономической деятельности Украины связан с поставками газа, однако он совпадает с периодом действия бартерной схемы. Особенность этой схемы была в том, что цена 50 долл. за куб. м не росла, невзирая на мировой рост цен на энергоносители. Разумеется, когда действовали денежные расчеты, Украина обычно не платила - не потому, что нечем, а потому что "зачем?" - но тогда хотя бы было видно, что растет ее долг. Например, оплата базирования Черноморского флота происходит в счет погашения долга еще за период 1992-1996 годов. Более того, Украина умудрилась задолжать даже Туркмении, с которой расплачивалась до последнего времени своими товарами.

На протяжении всего периода 2001-2004 года шел рост импорта Украиной энергоресурсов. За 2004 год он составил по сырой нефти 4 837 380,28 долл. и 3 591 380,53 долл. по газу. Притом что нефть продавалась Украине дешевле мировой цены, а газ существенно дешевле европейской. Так что опосредованная связь увеличения экспортных возможностей Украины и импорта энергоносителей весьма заметна.

Экономический рост отразился в первую очередь на уровне жизни многих украинцев, особенно это касается обитателей Киева. Однако не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что при той пропаганде, которая существовала на Украине, рост благосостояния граждан усилил желание двигаться от России подальше в Европу, и как можно быстрей. Несмотря на то, что первая имела непосредственное отношение к этому благосостоянию, а вторая и сейчас не особо жаждет принять в состав ЕС очередного восточного члена. Люди ведь ни питаются нефтью, и не дышат газом, и какова роль энергоносителей в возможности приобретения товаров народного потребления никто нигде не задумывается.

На протяжении всего постсоветского времени на Украине провозглашали целью ЕС, чьи товары потребления уж точно лучше и разнообразнее российских. Если вспомнить последние президентские выборы, то расчеты на то, что благодаря экономическим успехам можно привести к власти "пророссийского" кандидата, в контексте российско-украинских отношений были просто абсурдны. Даже кандидату с безупречной репутацией, а не "бандюку" Януковичу было бы непросто выиграть выборы, выступая за более тесную интеграцию с Россией, чем с "Европой".

Иными словами российско-украинское экономическое сотрудничество, в котором "Газпром" был ключевым игроком, несмотря на позитивные результаты, способствовало большему размежеванию между странами и, что самое печальное, между людьми. Последнее не означает, что не нужно было сотрудничать вообще, но в первую очередь Россию на Украине должны бы были занимать гуманитарные вопросы, а не материальные интересы, причем узкого круга лиц. В том же развращающем безответственном виде, в котором все происходило с Украиной, у огромной части населения Украины только укреплялась иллюзия о своей независимости от России и своей близости к Европе. Достаточно сказать, что большинство сторонников "апельсинового" лагеря были уверены, что газ они покупают вообще не у России и по мировым ценам.

То же самое касалось множества других сфер экономической деятельности, в которых реально Украина не имеет возможности действовать самостоятельно. Таким образом, на этом фоне прекращение предыдущих газовых отношений для России означало бы лишь прекращение патологической ситуации, когда не просто дотируется, мягко говоря, недружественное государство, а дотации еще и провоцируют антироссийские настроения.

Негатив от лечения

Главным негативом повышения цен на газ называют рост антироссийских настроений на Украине. И это отчасти действительно так, однако ситуация настолько запущенна, что в любом случае те порочные экономические связи не смогли бы удержать более ничего. Только расчистив их, можно понять существующее положение вещей.

Прежде всего, называется опасность уменьшения рейтинга и провала на выборах пророссийских политических сил. В этих прогнозах совершенно не учитывается то обстоятельство, что таковых практически не существует. Есть бывшие высшие чиновники, сбившиеся в партии и употребляющие пророссийскую риторику. Они вполне проявили свою "проросийскость" за время своего правления. Поэтому если российская газовая политика и связана с выборами, то она утопична, и не потому, что может привести к популярности антироссийских сил. Россия не создала, и, к сожалению, даже не пыталась создать, политическую инфраструктуру, которая способствовала бы четкому отделению реальной пророссийской политики и политиков от имитации. Для этого было необходимо взаимодействие с украинским обществом в целом, а не только с украинскими элитами. Что же касается людей на Украине, то искренние сторонники интеграции с Россией не изменят своего отношения, поскольку видели на протяжении всего времени реальную направленность государства Украина. Те же, кто "любил" Россию только за дешевый газ, внимания особо не заслуживают.

Более сложный вопрос связан с людьми, которые являются потенциальными сторонниками России, однако в силу отсутствия у последней четкой и вменяемой политики, они не видят никаких перспектив взаимодействия, зато наблюдают постоянные российско-украинские противоречия. И здесь для России важно создавать условия для подлинного взаимодействия и по возможности оставить открытые двери для тех, кто на Украине действительно готов к этому взаимодействию.

Не менее сложный вопрос с тем, как восприняло газовый спор российское общество. Будучи втянутыми в "газовую войну", российские граждане, особенно те, кто в той или иной степени интересуется Украиной, все лучше понимают сущность возникшего рядом с ними государства и его отношения к России. К тому же невозможно не признать, что существенная часть населения Украины в той или иной степени поддерживает такую политику украинского руководства. Поэтому усиливаются настроения "списать" Украину, строить с ней взаимоотношения как в принципе с недружественным государством, уничтожив все экономические преференции. И хотя эти настроения вполне объяснимы и во многом справедливы, они не соответствуют долгосрочным интересам России.

Позиция рассматривать Украину исключительно с точки зрения возможности получения прибыли, заранее "списывает" вместе с действительно недружественным государством и большую часть населения, по культуре идентичного российскому. Более того, берусь утверждать, что настроения многих украинцев, сформированные под воздействием пропаганды последних пятнадцати лет, пока еще носят поверхностный характер и при иных обстоятельствах могут измениться. Сложность ситуации заключена здесь в том, что необходимо искать баланс между жесткой политикой в отношениях с украинским государством и открытостью для тех в украинском обществе, кто к этой взаимной открытости стремится. До сего момента правонационалистский тренд в верхах украинской политической элиты, имевшей ничем не ограниченную монополию на пропаганду антироссийских настроений, мешал адекватному восприятию украинцами своей страны, а простые россияне при "нормальных" экономических отношениях с соседом особенно не обращали на Украину внимания.

При этом российское общество должно было бы быть прежде всего заинтересовано в прекращении ничем не объяснимой экономической "халявы" для зарвавшегося соседа. К сожалению, российская власть именно эту вредную для российско-украинских отношений политику и проводила, и проконтролировать ее изменение могли бы только общественные институты, которых на данный момент просто нет или они находятся в стадии формирования. Стоит, наверное, высказать умеренное сомнение в эффективности деятельности сверху спущенных палат, счетных ли, общественных ли, в отношении контроля над деятельностью государства и его чиновников. Общество же, как кажется, пока, к сожалению, еще не готово к самостоятельной институционализации для подобного контроля.

В ситуации с поставками газа на Украину непросто разобраться втройне. Еще в декабре прошлого года президент Путин заявил: "Как непрозрачно, насколько непрозрачно шел весь этот бизнес на протяжении последнего десятилетия. Эти товарные поставки; расчеты газом по непонятной цене; всякие различные виды газа, которые учитываются и не учитываются подчас; объемы непонятные, как и кому продаются - неясно; каковы объемы реэкспорта, нам неизвестно, - вот все это нам нужно прекратить". И это не вызывает возражения. Непонятно только, кто же такой в 2000 году возглавлял государство РФ, когда бартер не только официально допустили, но и осуществляли? Заключенные же ныне отношения своей непрозрачностью могут затмить тайны всех мадридских дворов вместе взятых.

Ориентиры для несуществующей общественности

И все же можно обозначить те условия, при которых выигрывает та или иная сторона и общественный контроль которых в идеале должен быть осуществлен. Прежде всего, цена 95 долл. на пять лет, о которой вещает "Нафтогаз", действительно могла бы рассматриваться как полная победа Украины, если бы не одно "но". Несмотря на победные пресс-релизы, в отличие от всех остальных стран СНГ, поступившихся своими газовыми системами, Украина, вернее СП "Укргаз-Энерго", будет покупать газ у того, у кого его вообще-то нет. В отличие от "Газпрома", "РосУкрЭнерго" может продать только тот газ, который купит. Неубыточная цена 95 долл. на границе с Украиной возможна только при продаже туркменского газа.

Российский газ по 230 долл. уже делает даже смешанную цену большей, и по идее "РосУкрЭнерго" должна была бы вскоре обанкротиться. Правда, еще существуют 15 млрд. куб. м казахского и узбекского газа, который "РосУкрЭнерго" может экспортировать через территорию Украины. Иными словами, появлялись версии, что фактически Украине продадут только среднеазиатский газ, а российский продадут через "РосУкрЭнерго" на Запад, в то же время деньги получит "Газпром". И здесь уже ситуация меняется. Хотя многие ура-патриотические круги России назвали ситуацию, когда не смогли отстоять цену 230 долл., очередным позорным поражением, такая категоричность только замутняет все еще больше.

Дело в том, что Россия в 2006 году могла требовать ту или иную цену только за свой газ. Это последний год, когда у Украины с Туркменистаном действует долгосрочный контракт на поставку газа, а обеспечить его транспортировку на Украину Россия обязывалась по межправительственным соглашениям, в обмен на транспортировку своего газа в Европу. Хотя "Газпром" купил в Туркменистане 30 млрд. куб. м газа и в первом квартале 2006 года полностью загрузил им газопровод, в случае достижения соглашения с Украиной о транзите газа (коего до 04.01.2006 не было) он, скорее всего, должен был бы обеспечить транзит газа Украине. Вот уже с 2007 года, когда по достигнутым с Туркменией соглашениям Россия законтрактовала весь газ, который та физически сможет добыть, она может назначать цену и на этот газ, если конечно добьется выполнения обязательств от Туркменбаши.

На данный момент российское общество должен интересовать вопрос, сколько российского газа будет продано "РосУкрЭнерго" и по какой цене. Это важно еще и потому, что не ясно, сколько среднеазиатского газа можно транспортировать на территорию Украины. По соглашению от 04.01.2006 года этот газ будет в целом составлять 56 млрд. куб. м. Если весь этот объем транспортировать невозможно, то сколько тогда поступит газа на Украину и какого этот газ будет происхождения? Не будет ли на самом деле это частично тот же российский газ, но продаваемый "РосУкрЭнерго" по цене "среднеазиатского"? В этом случае это опять же коррупционная схема, дотирующая Украину и позволяющая наживаться чиновникам с двух сторон.

Но если Украина собирается отказаться от российского газа, что неоднократно заявлялось, тогда это уже выигрыш России, поскольку эти объемы потенциально могут быть экспортированы по значительно более высокой цене, чем до этого. Отказ от российского газа возможен, поскольку реально неизвестно, что же потребляет сама Украина, а что в черную реэкспортирует. Однако тогда возникнет вопрос уже к украинской власти, почему она столько времени боролась за ненужный ей российский газ, вместо того чтобы отказаться от него и поднять цену на транзит до европейской?

Вопросы относительно низкой цены за транзит, судя по украинской антироссийской прессе, уже возникают. Реальное соглашение с "Газпромом" было заключено только по транзиту российского газа в Европу и хранению газа в ПГХ Украины. Причем по транзиту ставка зафиксирована в полтора раза ниже европейской, а по ПГХ чуть ли не в десять раз. Эта неадекватность украинского руководства может быть разумно объяснена только тем, что "Газпром" что-то им гарантировал. Пока нет никакой информации, что "Газпром" гарантировал цену более чем на полгода, а если гарантировал - то это уже кабальная сделка для России. Формально, что бы не обещало по договорам "РосУкрЭнерго", оно через какое-то время просто не сможет продавать газ Украине, не подняв цену, поскольку у него не будет денег его выкупить у производителей.

Неизменность позиции

Если Россия не будет опять осуществлять теперь уже скрытого дотирования Украины, то формальности будут отброшены. И тогда обнаружится, что на самом деле позиции сторон и не менялись, и эти позиции вовсе не юридические. Неизменность позиций обеспечивает положение газовой трубы, из которой можно, как и прежде, несанкционированно "стырить". Прекратить эту возможность России стоит совсем иных денег и политической воли.

Юридические же позиции России придется защищать, как всегда, перед Европой, а заодно прекратить лживые европейские возмущения по поводу ненадежности России как поставщика, когда прекрасно известно, что транзит идет через Украину, которую в Европе фактически вообще не рассматривают как субъекта права. И единственный, но совершенно справедливый вопрос со стороны Европы может быть лишь о том, почему до сих пор, несмотря на всю нерыночность и закрытость отношений с Украиной, Россию все устраивало?

Правда, этот вопрос значительно больше должен интересовать российское общество. Тем более, что такая позиция российской власти во многом способствовала формированию той Украины, которая есть сейчас. Именно поэтому так важен был бы контроль общества над тем, что реально происходит в российско-украинских отношениях.

Главная цель должна быть вовсе не в получении нескольких лишних миллиардов. Капиталистическая принципиальность отнюдь не всегда соответствует интересам страны. Например, несмотря на то, что вся "виртуозность" энергосберегающих технологий Украины была продемонстрирована путем очередного отбора российского газа, России в этих условиях необходимо было бы требовать от Украины не столько прекращения воровства, сколько четкого ответа на вопрос, сколько необходимо газа, чтобы люди не стали вымерзать. Тогда в гуманитарных целях можно было бы в этом экстренном случае предоставить газ и значительно дешевле, чем по 230 долл. При условии, что население Украины знало бы о том, кто реально заботится об их тепле. Согласитесь, что резонанс эти политические шаги имели бы куда больший, чем посылка пары трейлеров с одеялами в Луганскую область.

Все это относится и к импорту украинского мяса и молока. России, и без того в огромных количествах импортирующей продовольствие, выгодней получать украинскую продукцию, хотя бы потому, что на Украине не особо развита генная инженерия. Плюс это опять же ориентирует украинцев и украинскую экономику на Россию, но при условии, что на Украине опять же в курсе, кто покупает их продукцию. То же самое касается множества других экономических сфер.

В отличие от многогранного и противоречивого украинского общества никаких недоразумений с украинским государством быть не должно. Вряд ли у России возможны нормальные отношения со страной, в которой в качестве основной идеологии фигурируют антироссийские мифы. Но, глядя на действия российских высокопоставленных работников ТЭКа, осуществляющих взаимодействие с Украиной, возникают сомнения, что они хоть когда-то об этом задумывались.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}