Мнение ru.armeniasputnik.am

Пробный шар в адрес России и Ирана։ зачем Турция призывает к войне в Карабахе

Заявления Анкары по Карабаху адресованы вовсе не Еревану или Степанакерту. Турция в этом регионе затеяла более тонкую, сопровождающуюся откровенными провокациями игру, цель которой ослабить в конечном итоге влияние Москвы и Тегерана.

Визит турецкого министра обороны Джаникли Баку ознаменовался очередной провокацией Анкары в адрес тяжелейшего процесса карабахского урегулирования. Высокопоставленный чиновник сделал недопустимое в дипломатических кругах заявление, которое иначе как призывом к войне не назовешь. И это на фоне складывающейся вокруг самой Турции ситуации, когда войска в Ираке; войска, вводимые в сирийский Идлиб; войска, концентрирующиеся в районах проживания курдов на собственной территории.

Пробные шары из Анкары в адрес… не Еревана, а Москвы и Тегерана

На самом деле для экспертов, отслеживающих ситуацию с карабахским урегулированием, пробные шары, время от времени запускаемые из Анкары, неожиданностью не являются. С периодичностью раз в несколько месяцев турецкие дипломаты высокого полета вспоминают о карабахской проблеме и о том, что один из главных игроков в этом вопросе —их союзник — Азербайджан.

Вспоминают и начинают говорить о необходимости решения проблемы. Причем в заявлениях используют весь арсенал политической демагогии, который за прошедшие почти 30 лет существования конфликта уже навяз в зубах всего мирового сообщества. Речь о таких терминах, как "оккупация", "возврат земель", "готовность решить вопрос силой оружия" и так далее. На сей раз в роли "глашатая истины" в последней инстанции выступил министр обороны Турции Джаникли, произнесший в Баку "сокровенное": Карабах — это азербайджанские территории, и они должны быть возвращены.

Учитывая, что подобные утверждения позволяет себе министр обороны стороннего, третьего, не участвующего в конфликте государства, и в Баку он приехал именно по делам армейским (всякого рода учения), а также по вопросам совместного производства различного рода вооружений, то получается не что иное, как призыв к войне. Допустимо ли это и в без того крайне тяжелой ситуации в регионе? И как следует к этому отнестись тем государствам, которые действительно участвуют в переговорном процессе?!

Требуется жесткий окрик со стороны всего мирового сообщества
Та же Минская группа ОБСЕ? Или же Российская Федерация и Иран, имеющие весьма определенные и ощутимые интересы в регионе? Как должны отнестись к высказыванию турецкого военного министра западные страны, в частности сопредседатели — США и Франция?

Во всяком случае ни Россия, ни Иран ни разу подобных заявлений с трибун себе не позволяли, хотя обе страны имеют гораздо больше поводов интересоваться и беспокоиться развитием переговорного процесса, поскольку, как минимум, имеют общую границу с конфликтным районом. Да и заинтересованы, однозначно, в собственном влиянии в регионе в целом. Вот и получается, что пробные шары, запускаемые Анкарой, адресованы вовсе не Еревану или Степанакерту. Турция в этом районе затеяла еще более тонкую, сопровождающуюся откровенными провокациями игру, цель которой — ослабить в конечном итоге влияние тех же Москвы и Тегерана в регионе.

Делать это турки стараются именно при помощи Азербайджана, используя своего "младшего брата" в качестве инструмента для политического прорыва на восток. 

Причем стратегия Анкары в этом вопросе достаточно прозрачна. Каждый раз, сделав подобное заявление, Турция замолкает в ожидании очередного окрика и из Москвы, и из Тегерана. Грубо говоря, чтобы не смела лезть не в свое дело. После этого выжидает несколько месяцев — и вновь пускает пробный шар. И так все время вот уже на протяжении двух — трех лет.

При этом во время контактов непосредственно с Россией и Ираном, Турция старается о Карабахе не упоминать вовсе — ну кому хочется получать по рукам прилюдно? А вот в остальных ситуациях турки обязательно используют тему, чтобы прощупать ситуацию на международной политической арене.
Поможет ли туркам Запад? Во всяком случае они очень ждут…

Сегодня у Анкары надежда на продолжающееся обострение Запада (и в первую очередь именно Соединенных Штатов) и с Российской Федерацией, и с Ираном. Очевидно, что турецкая дипломатия все время надеется, что наступит такой момент, когда те же американцы посчитают, что пора взрывать ситуацию уже на Южном Кавказе. Захотят перейти от слов к действию в деле ограничения политического влияния Москвы и Ирана в регионе.

И тогда, как надеется Анкара, при очередном провокационном заявлении по Карабаху она получит отмашку с Запада. А пока просто держит руку на пульсе, время от времени упоминая карабахскую проблему, а потом затаивается в ожидании реакции, словно нашкодившая собачка — авось, на сей раз по рукам не дадут, и тогда можно будет шкодить постоянно… И ждет, ждет, когда противостояние между Западом с одной стороны и Россией и Ираном — с другой — достигнет своего апогея. Образно говоря, когда можно будет шкодить, не боясь окрика из Москвы.

На самом деле объяснять мировому сообществу, почему Турция при любом раскладе должна держаться подальше от процесса карабахского урегулирования, не имеет смысла. Только того, что она не просто защищает одну из сторон конфликта, но и готова прийти ей на помощь в случае обострения (вплоть до участия в военных действиях), уже достаточно, чтобы мировое сообщество, образно говоря, сказало "фу"… Помнится, в 93-м, после разгрома неприятельской группировки в Кельбаджаре, именно так отнеслась Россия к выстроившим на армяно-турецкой границе, в 30 километрах от Еревана, двум турецким бронетанковым корпусам.  

Не говоря уж о том, что страна, которая до сих пор держит на замке границу с Арменией и не имеет с ней политических взаимоотношений, по логике вещей и согласно международному праву не имеет вариантов вмешаться в переговорный процесс.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}