Мнение Дмитрий ШУШАРИН grani.ru

СИЛА ЧЕРЕЗ СЛАБОСТЬ

Кремль на фоне Нальчика и Белгорода.

На фоне событий в Нальчике все остальное, конечно, потускнело. Так обычно бывает, хотя в принципе выделение одного события из чреды многих всегда деформирует его контекст. Ну, вот Нальчик, да, конечно, понятно, что нет ничего острее и важнее. Однако ж самое интересное, на мой взгляд, сопоставить это нападение с тем, что еще происходит в России в эти дни.

И тогда, может быть, картина получится весьма интересная.

А происходит, как известно, рубка (в буквальном смысле слова) вокруг белгородских выборов. Когда все это началось, меня поразило не то даже, что началось столкновение (слегка, слегка опосредованное) меж двумя могучими (ибо главы субъектов федерации) членами "Единой России" - Лужковым и Савченко. Не то, что в игре против белгородского губернатора используются ландскнехты из ЛДПР, хотя, надо сказать, что ситуация забавная - оказывается, не только царь и ближние бояре могут их нанять, но и царевы наместники. А то, что еще год назад о Белгородчине писали как об этакой образцовой модели гражданского общества путинской эпохи. Как об административно-клерикальном рае, где за мат в общественном месте штрафуют на 500 рублей, где для подростков действует комендантский час после одиннадцати вечера, где весь город увешан билбордами "Бог есть".

И вот светлый образ рухнул в одночасье. Белгород стал центром кровавого и грязного конфликта, в котором, собственно, нормальному человеку ни на чью сторону становиться негоже. Вот только Дмитрия Штейнберга жаль. И того несчастного менеджера, которому пытались отрубить руку.

Так-то оно так. Но все же стоит уделить еще немного внимания этим событиям. Разумеется, мы все видим, что никакой стабилизации в стране нет. Что кровь льется так же, как в девяностые (кстати, для Москвы убийства крупных бизнесменов вновь становятся обычным делом). Впрочем, общие итоги путинского шестилетия лучше и полнее изложены в другом месте другим человеком. Рекомендую. А я вот хотел бы сказать о том, что отличает нынешнюю разборку от событий девяностых годов, которые ныне принято считать этаким аналогом американских "ревущих двадцатых".

Все отметили, что адвокатов тогда не убивали. Нет, конечно, ежели порыться, обнаружить некоторое число трупов можно. Но столь крупные и яркие фигуры, как Дмитрий Штейнберг, рисковали скорее потерей (физической) клиента, чем собственной жизнью. Фраза "времена переменились" ничего не объясняет. Времена и нравы сами собой не меняются. И мы знаем, кто начал травить адвокатов за работу с "не теми" клиентами. И кто вообще хочет ликвидировать независимую адвокатуру. Так что если было табу на действия против адвокатов, то все мы знаем, кто его снял, кто понятия поменял.

Белгородско-московская разборка тем и интересна, что это первый серьезный конфликт по горизонтали в новых условиях - после дела "ЮКОСа" и ликвидации выборности губернаторов. И сдается мне, что белгородская сторона показывает новый стиль. Москва ведет войну в эфире, на газетных страницах и на митингах - вот десант ЛДПР отправился в Белгород. А противники "ИНТЕКО" предпочитают действовать в подъездах, причем, по примеру старшего товарища, стремятся запугать менеджеров и адвокатов - чтобы никому неповадно было якшаться с враждебной компанией.

Более того, конфликт этот только на первый взгляд горизонтальный. Не знаю, может быть, была команда "фас!" или специальное разрешение. Не знаю. Но уже одного того, что в СМИ обсуждаются уход Лужкова, вторжение олигархического капитала в Москву, стремление высшей власти заменить мэра, запутанная ситуация вокруг выборов в Московскую городскую думу, - одного этого было достаточно, чтобы отнести Лужкова к "вышедшим из доверия". Хотя в общем он всегда был человеком, чья лояльность была под вопросом, но сейчас уж точно все кончено. Так вот, как мне кажется, нынешние политические нравы таковы, что против такого человека можно применять любые средства.

То есть мы имеем дело с вертикально санкционированным и, может быть, направляемым конфликтом по горизонтали. Так мне кажется, так я предполагаю. Не более того.

Но тогда самым интересным становится поведение того, чье предназначение - быть жертвой. Ходорковский быть жертвой не пожелал - и "с тех пор его по тюрьмам я не встречал нигде". Дай Бог ему, конечно, долгих лет и крепкого здоровья, но гнобить его будут по полной. В белгородско-московском конфликте участие высшей власти пока является лишь гипотезой. И московская сторона настроена решительно. Дальнейшее развитие конфликта достойно самого пристального внимания. Не с точки зрения того, чем все это закончится, а как наблюдение за процессом становления новой политической культуры.

Вот таков контекст захвата Нальчика. В нормальной государственной логике и схватка на Белгородчине, и события в Кабардино-Балкарии являются свидетельством глубочайшего кризиса власти, ее слабости и недееспособности. И прежде всего слабости самого Путина.

Но вот с этим я не соглашусь. Потому что нормальная государственная логика неприменима к ЗАО РФ. Путин - сильный президент. Очень сильный. Весьма вероятно, например, что захват Нальчика станет поводом для введения третьего срока, то есть для перехода к бессрочному президентству Путина. Ему же хватило силы - да-да, силы - использовать Беслан для отмены губернаторских выборов. Тогда никакой логической связи с борьбой против терроризма не было, а сейчас эффект от того решения совершенно очевиден. Избирательную систему поменяли под корень, а Патрушев, Иванов и Нургалиев по-прежнему на месте. Наверное, потому, что все делают правильно, поскольку терроризм как был, так и остается главным средством легитимации нынешнего политического режима и его возможной, еще более удручающей, эволюции.

Силу Путина надо определять иными, не государственными критериями. Не мною сказано, что в современной России есть разорившиеся банки, но нет разорившихся банкиров. У нас сложился тип бизнесмена и менеджера, богатеющего при разорении компании. Не всегда благодаря разорению, но всегда благодаря умению отделять свое обогащение и карьерный рост от судьбы своего дела.

Хотя какое оно в таком случае "свое"? Но не об этом сейчас речь. А о том, что такие бизнесмены и менеджеры - люди сильные и смелые. У них хватает силы и смелости не платить зарплату, не реагировать на угрозы, не проявлять лишних эмоций, не думать о формальных и моральных обязательствах, наконец, не бояться кредиторов, которые тоже люди не слабые и на многое способные.

Такова ситуация в ЗАО РФ. Страна (компания) бедная, элита (топ-менеджмент) богатая. Власть слабая, а президент сильный. Нельзя назвать слабым человека, который разоряет самую сильную и перспективную корпорацию страны; использует тяжелейшие военные и моральные поражения для укрепления своей власти; не думая о последствиях, блокирует важнейшие реформы, потому что они отвлекают его от самого главного; осуществляет сделку с "Сибнефтью" и, судя по всему, готовит реприватизацию нефтяной отрасли. Последнее, правда, из области предположений, причем не моих.

Так кого ж тогда должен беспокоить белгородско-московский конфликт? Ну да, конечно, некрасиво, да, показывает, что никакого единства внутри элиты нет, что междоусобицы, которые могут ослабить страну, весьма реальны.

Так и пусть ругаются, пусть ослабляют. Оно даже и к лучшему. Не будут мешать топ-менеджменту заниматься своими делами. И такую позицию себе может позволить только сильный президент (генеральный директор, председатель правления). Он еще и натравит, и науськает. Забавно же, когда лохи рубятся.

А Кавказ этот - ну, слушайте, там всегда что-то происходило. Иногда это даже оказывалось полезным. Так что урегулирование там - лишние хлопоты, палка о двух концах. Пусть будет так, как есть.

И не надо себя обманывать. Это позиция и образ действия сильного человека. Может быть, даже свою силу и не осознающего.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}