Мнение Владимир ГОДИК russ.ru

ЭЛИТАРНОЕ БЫДЛО В УКРАИНЕ

Российская беда с дорогами и дураками обычно воспринимается русским народом еще как полбеды. Беда настоящая ассоциируется с дураком-начальником, однако не непосредственным, который не может им быть по определению, а представителем верховной власти. В свою очередь, идеальное государство с мудрецами во главе было пределом мечтаний не только русского народа. Претензии к власть предержащим и их советникам в связи с недостаточным интеллектуальным уровнем выдвигались на протяжении всей русской истории. Однако сами критерии "интеллектуального", то бишь умного, были весьма примитивные и не учитывали развития самого "интеллекта".

В современном мире понятие "интеллектуал" невозможно представить без учета кризиса классической системы знаний. Кризис этот весьма закономерен. Классические наука, искусство, а тем более философия, не смогли дать описание полной картины того, что представляет собой этот мир. Поэтому человек, находящийся в рамках классических, якобы логичных представлений, справедливо не может называться интеллектуалом. Это касается и политической жизни. Интеллектуальный политик должен понимать, что мир не одномерен. Что при каждой истине находится интерпретатор. Что интерпретация зависима от языка, более того: никогда нельзя исключать многосмысленность самого объекта интерпретации. После всепобеждающего шествия постструктурализма, с его критикой любого внеязыкового жеста как метафизического, интеллектуал (это касается даже представителей неоклассики) поостережется отстаивать реальность саму по себе. Ведь за этим можно увидеть уловки власти, симулякр, пытающийся скрыть симулякр, и т.д.

Российских политиков неоднократно критиковали за низкий интеллектуальный уровень после выборов на Украине. Часто эта критика была связана с тем, что власть выставила там себя на посмешище, бросив все силы на поддержку "пророссийского" кандидата, вчистую проиграв "западному". Реже говорили о том, что даже в случае победы этого "пророссийского" Россия не гарантирует себе ничего, поскольку структура украинской политической системы с учетом направленности ее элементов в принципе антироссийская. Получается, что российская власть не отстаивает пророссийский вектор развития Украины, а ведет себя на Украине, как Абрамович в Лондоне: спонсирует футбольную команду и потом за нее болеет.

Однако уже в этой абсурдной позиции можно увидеть повышение интеллектуального уровня власть предержащих. Современную российскую власть в ее интеллектуальном измерении, возможно, совершенно не смущало сложившееся положение вещей. Почему не рассматривать это как отказ выставлять приоритет реального перед воображаемым? Чем лучше реальное столкновение государств в футбольной имитации, если победа в последней может вызвать "патриотические" эмоции порой не меньшие, чем война? Правда, если учесть реальное положение дел на Украине, то, чтобы не записать нынешнюю российскую власть в "предателей", за российскими политиками необходимо признать более оригинальное философское мышление, чем, например, у Лакана или Жижека.

Реальность предвыборной Украины можно описать, используя ту же метафору футбола: на Украине сошлись две принципиально разные команды. Имеются в виду, естественно, голосующие электораты, поскольку все политики вылупились из одного "кучмацкого" гнезда и принципиальных различий не имели. Одна из них - команда (ее обычно называли "Юго-восток", хотя там проживает лишь основная ее часть), которая вынуждена была играть за Януковича. Костяк этой команды - бывшие советские люди. Команда вовсе не была отчетливо пророссийской. Сама ее "советскость", по сути, была как бы затуманенной "русскостью", то есть и русские, и украинские представители этого электората имели в голове некие рефлексии о единстве двух народов, общем происхождении, совместных целях, достижениях и т.п. Наиболее четко эти положения пропагандировались в дореволюционной России, где украинцев (малороссов) и русских (великороссов) считали ветвями единого русского народа. В советский период такая постановка вопроса рассматривалась как великодержавный шовинизм, однако культурное единство русских и украинцев еще не было разрушено, более того - де-факто они продолжали жить как единая нация.

В самостийной Украине все эти ценности не просто подвергли остракизму, а что есть мочи стали поливать грязью. А главное, что государство Украина, которое возникло в итоге, по всей своей сути способствовало их разложению. Не меньше способствовала этому политика государства РФ как "правопреемника" России и СССР. Преданные со всех сторон носители этих ценностей никакой организованной социальной силы не представляли. Политики, выступающие от их имени, были, как казалось, либо откровенным жульем, либо людьми просто неадекватными. И иного быть не могло, ведь вся политическая структура Украины с момента независимости была нацелена на откол от России.

Другая команда представляла собой выведенную прежде всего за годы независимости украинскую "апельсиновую нацию". Представители этой новосозданной "нации" объединялись на основе отрицательного отношения к России. Различался лишь приоритет. У украинских националистов, пока, вероятно, меньшинства этой "нации", антироссийское отношение превыше всего. У другой части главное - достижение европейского уровня жизни, а антироссийские настроения как бы довесок. Однако уникальность данной "нации" обусловлена тем "укроевропейским" составом, на котором ее взращивали. В основе создания наций имеется определенная национальная мифология.

Для создаваемой "апельсиновой нации" была использована украинская классическая сепаратистская идеология, изначально отличавшаяся оригинальностью, "самостийностью" даже концептуально. Если в классической национальной мифологии демонстрируются наиболее славные достижения собственного народа, даже если их вовсе не было, то в украинской нацмифологии иначе: как критерий национальной идентичности провозглашается даже не просто непохожесть на русских, отличие от них, а именно агрессивное отношение ко всему русскому. В исторические герои были записаны все те, кто предавал Россию или воевал против нее, особенно в период совместного существования Украины и России (Бандера, Петлюра, Мазепа, руинские гетманы-автономисты и пр.). Изюминка заключалась лишь в том, что как раз против этих "национальных героев" в их время выступало абсолютное большинство народа. По крайней мере на стороне "врага" (русских) воевало на порядок большее количество украинцев, чем на стороне народных "героев". Для представителей "апельсиновой нации" с этих "героев" не столько сняли кавычки, сколько кавычки поставили "в кавычки". Если учесть еще и тот момент, что в деле национального строительства представители "апельсиновой нации" всеми силами отказываются от одной из культур, обладающей мировым статусом (право на которую, вообще-то, имеют не меньше, чем русские), то перед нами возникает весьма неклассический вариант построения нации путем изощреннейшего самонадругательства.

Главным символическим действием, утверждающим рождение этой "нации", можно сказать, было действо "Тарас Бульба" наоборот". У молодой "апельсиновой нации"-ребенка было много родителей, однако главный родитель - безусловно, Леонид Данилович Кучма. Именно он под личиной красного директора пришел как сторонник пророссийских сил, но не просто предал своих избирателей, а создал свой режим, допустив до власти такую своеобразную публику (особенно в юго-восточных богатых регионах), что пророссийские силы не могли не разложиться. В то же время это разложение весьма способствовало всходу молодых "апельсинов". Именно при Кучме по полной программе - школьной и телевизионной - развернулась та самая русофобская пропаганда (унизительная прежде всего для самих украинцев) и стал изгоняться литературный русский язык, исторически не являющийся для украинцев чужим.

Несмотря на это, украинский апельсиновый ребенок, взошедший на кучменных дрожжах, пусть и не без указки заокеанских "дядь" и "теть", ополчился на своего родного отца. Если взять за аналогию "Тараса Бульбу", то Кучма не только не противился сношению своего чада с европейской панночкой, но при помощи ляхов и иных представителей цивилизованного мира этому способствовал. Однако "апельсиновый сынку" со всей страстностью желал смерти своего отца-породителя.

Так или иначе, но российское руководство имело дело на Украине именно с такой игрой. Команда постсоветских людей, сделанных своей предательской властью социально-политическими инвалидами, играла против детской "апельсиновой" сборной. Ворота были одни - российские, поскольку противоположные западные ворота если и были в поле зрения, то на недосягаемом расстоянии.

С классической точки зрения, Россия, ввязавшаяся в такую игру, была обречена на поражение. Даже на уровне пиара России ничего не светило, не говоря уже о соблюдении своих геополитических интересов. Единственным разумным вариантом, с классической же точки зрения, был отказ от игры в пророссийские элитные муляжи на Украине. Можно было заняться той частью народа, которая до сих пор тянется к русской культуре и остается верной общерусскому единству, несмотря ни на что.

Надо понять, что советский проект умер окончательно, и в современных условиях общерусский проект требует существенной корректировки. Необходимо пытаться заменить вменяемыми политическими лидерами тех проходимцев, которые, к сожалению, в большинстве своем представляют прорусские элиты. Тем более что сами пророссийские граждане Украины вопреки поведению как своего государства, так и РФ, не принимают ту русофобскую идеологию, которая лежит в основе государства Украина. Они не могут принять того, что их и их предков записали в рабство к "москалям", где они так безропотно жили, не поддерживая вялые попытки свидомых собратьев "освободить" их.

Более того, несмотря на все расколы, огромное количество украинцев до сих пор связано с Россией не только культурно, но и экономически. На костяк "апельсиновых" это, как и любая объективная информация, противоречащая их грезам, впечатления не производило и не производит. Однако помимо них существовало еще множество людей, которые, не приняв "апельсиновую" идеологию, не могли голосовать и за "человека, изнасиловавшего девочку" (такая информация о Януковиче обильно распространялась в селах Центральной Украины), и их можно было в другой ситуации привлечь на свою сторону. Даже если бы сторонники России не смогли выиграть выборы, поскольку Кучма открыто играл бы против них, они стали бы силой, с которой необходимо считаться. Главное: для организации своих сторонников Россия должна была объяснить, что они могут вместе с ней построить, убедить людей, что на нее они могут положиться. Правда, для этого российской позиции в украинском вопросе была необходима такая малость, как принципиальное изменение самой себя. Российская же власть ничего не делала и не делает, видимо, отрицая трудоемкие решения за их тривиальность, в то время как подлинные интеллектуалы стремятся к новизне и новаторству.

Зато были весьма доверительные и теплые, сдобренные нефтью и газом отношения российской и предыдущей украинской элиты. Зная, какой вред наносит "кучмацкая" власть русско-украинскому единству, ничем, кроме как политическим извращением, эти тепленькие отношения назвать нельзя. Однако в этом можно увидеть не столько российское политическое предательство, сколько опять же повышение политического интеллектуального уровня. Если концепция шизоанализа, разработанная западными интеллектуалами (Делез, Гваттари), по сути, отменяет понятие полового извращения, кто может запретить другим интеллектуалам обосновать свободу удовлетворения любых желаний политиков?

Некоторые злые языки утверждают, что российский политический класс интеллектуальными изысками не страдает. Утверждают, что он представляет собой заурядное "элитарное быдло", интересы которого ограничены виллами, яхтами и прочей шелухой. Все это и объясняет неадекватность российской политической элиты по защите национальных интересов.

Но существует последний аргумент в пользу интеллектуализации российской политической элиты, и навеян он опять же Украиной. Как известно, "апельсиновый" политический ребенок не остался одинок после отцеубийства. У него появились "мама" с "папой" в лице Ющенко и Тимошенко, которых нелегкая занесла на украинский политический Олимп. И сквозь века проносимый украинской самостийной элитой дух Руины не заставил себя долго ждать. Но вот беда - казаки уже перевелись, да и заокеанский начальник за самостийниками присматривает. Поэтому все происходит без резни, мирно, как в обычной советской семье. "Мама" винит "папу", что связался с подонками и алкашами, разрушившими семейные бюджет, идиллию и "майбутне". "Папа" называют "маму" популистской курвой и лицемерной блядью.

Но интересно то, что как околокремлевские интеллектуалы, так и их оппоненты стали призывать "кремлевских" определиться и сделать правильный выбор. И посыпались эти призывы от некоторых оппозиционных интеллектуалов, постоянно требующих заменить наконец политтехнологию политикой и сделать правильный выбор в пользу Тимошенко. В этом случае на поле останутся те же ворота - российские, однако обе команды будут "апельсиновые", более того, обе будут хотеть забить побольше.

К сожалению, "пророссийская" команда или не будет голосовать, или проголосует за аутсайдеров и политическое болото, обитатели которого в большинстве перейдут к кому-то из "апельсиновых". Вот на одну из этих сил и предлагается вроде бы поставить российской власти. Предложения порой скатываются к тому, чтобы одну из "апельсиновых" сторон просто назвать пророссийской, и ее победу объявить победой российских сил. Главное, не ошибиться с "выбором". Очевидно, что принимать какое-то участие в таком балагане оскорбительно для России, но не для ее интеллектуалов, везде готовых видеть концепты и символы. Главный российский интеллектуал уже давно сделал свой выбор, заявив, что поддерживает везде, а на Украине особенно, власть, а не оппозицию. Многие увидели в этом примитивное безволие и желание примазаться к сильным мира сего, тем, кто эту свободно избранную власть назначил.

Однако ситуация значительно сложней. В данном контексте уже не работает "метафора футбола". Поддержку этой совершенно конкретной власти можно описать метафорой фехтования на боевом оружии, когда один из участников болеет за собственного противника. А вот это уже не только достойно простого современного интеллектуала, но и человека, не лишенного художественного вкуса. Жертва собой ради самой жертвы - жест достойный истинного суверена (Батай). Вернее, жертва не ты, а страна, и, видимо, так утверждается ее абсолютный суверенитет. Поставить все на кон и слить все к чертям.

Безусловно, власть суверенных интеллектуалов не может быть глупой. Если она и опасна для народа, то только для такого, который состоит из людей, имеющих плоть и кровь, свою территорию и ценности, заставляющие их погибнуть за территорию и право быть этим народом. То есть для народа "в натуре". Однако подлинные интеллектуалы на такую банальность, как "в натуре", давно не ведутся.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}