Мнение Евгения АЛЬБАЦ ej.ru

А ДУРАКИ ОСТАЛИСЬ В ДУРАКАХ…

Любопытно, они (те, кто за кремлевской стенкой) держат нас за идиотов или просто за быдло, с которыми разговаривать нет резона? Любопытно, президент Путин не понимает, что, признавая свою неосведомленность в деталях трагедии в Беслане, он обнаруживает собственную некомпетентность – как главы государства – перед избирателями? Или, напротив, все понимает, но тем свидетельствует свою лояльность силовикам, подчеркивая, что главные его избиратели – вовсе не народ, но его ближайшее окружение?

Два события – одно конца прошлой недели, другое – начала нынешней – заставляют задаться этими вопросами. Первое – встреча президента с родственниками детей, погибших в Беслане. Второе – засекреченная встреча президента с западными кремленологами, проведенная в рамках кампании Кремля по улучшению имиджа российской бюрократии и ее президента за рубежами отечества.

На первой встрече президент сообщил: он не знал, что часть пути из Ингушетии в Беслан террористы проехали по федеральной трассе; он не знал, что в школе № 1 в Беслане находилось не 354 человека, а больше; он не знал, что при штурме школы федеральными войсками применялись огнеметы; он не знал, что война в Чечне, прекращения которой в обмен на жизнь заложников требовали террористы, все еще идет – шла год назад, идет и сейчас.

Из этого, как заметили многие СМИ, можно сделать вывод, что окружение президента его попросту дезинформирует, скрывает факты. Следовательно, президент должен уволить а) свое управление информации, б) Совет безопасности, в) руководителей контрразведки, военной разведки и антитеррористического центра ФСБ. Они же лгали президенту, так?

Или нет, не так? И президент все прекрасно знал, но пускал пыль в глаза матерям, похоронившим своих детей? Ровно так же, как тогда, когда обещал им публично покаяться 3 сентября. Оказалось, покаялся: просто все до одной камеры (государственных каналов, способных услышать даже шепот президента!) этого не услышали, как пояснил В.В. Путин журналистам кремлевского пула на пресс-конференции на яхте по дороге из Сочи в Туапсе. Или – еще один вариант: «Покаяние – это в сердце должно быть. Это как вера в Бога. Мне с этим жить», – сказал Путин корреспонденту «Коммерсанта».

Нет, мы не идиоты, хотя и держат нас за таковых. Мы все отлично поняли: лояльность президента распространяется лишь на его ближайшее окружение, на силовиков, на товарищей по корпорации, именуемой КГБ. Они – его реальные избиратели, они – гаранты его власти. И потому ради них президент готов публично сделать вид, что его, как подростка, собственное окружение держит в неведении и что он, будучи главой государства, некомпетентен в вопросах, за которыми – жизнь и смерть граждан его страны.

Откровенно – ничего не скажешь. И цинично – до омерзения – тоже.

Второе событие, уже этой недели, – встреча президента и ряда сановных чиновников с западными кремленологами – из того же ряда. Только здесь нам продемонстрировали, что нас держат не за идиотов – за быдло, недостойное внимания президента. Ни к самой конференции, предусмотрительно проведенной на борту теплохода «Тверь-Москва-Тверь», ни к встрече отобранных иностранцев с министрами обороны, иностранных дел, связи и природных ресурсов российские журналисты допущены не были. Кремленологов отлавливали – дабы узнать, что говорил президент, что называется, по кустам, а те, в свою очередь, были предельно осторожны в высказываниях. Тех, кто на прошлогодней встрече так называемого «Валдайского клуба» был излишне откровенен (или критичен), на нынешнюю встречу либо вовсе не пригласили, либо пригласили по настоятельным просьбам третьих лиц.

Тут требуется немного предыстории. Никакого «Валдайского клуба» на самом деле нет. Достаточно зайти на сайт этого мероприятия, чтобы увидеть там… программу сентября 2004 года. Нынешняя держалась в строжайшем секрете – надо думать, опасались ЦРУ или английской МИ-6. А иначе почему? Организатор встречи – как и в прошлый раз, государственное информационное (sic!) агентство РИА «Новости» – о предполагаемой встрече не поведало ни строчкой, его же журнал Russia Profile (он рекламирует себя ни больше ни меньше как журнал «независимого анализа новостей из России»), который регулярно публикует список конференций, посвященных России, по всему миру, о грядущих теплоходных дискуссиях тоже ни гу-гу: молчок, «враг не дремлет», как писали на плакатах сталинской поры.

Причина проста: цель этого собрания – не информирование западных экспертов «из первых рук, а не посредством предвзятой прессы», как сообщил один из таких экспертов , г-н Злобин, а банальный пиар, целиком и полностью проплаченный Кремлем (о деталях писал еще «Еженедельный журнал») Причем пиар, организованный по всем правилам кремлевских спектаклей: на теплоход пригласили – уж коли пускать пыль, то пускать по всем правилам – даже оппозиционных политиков, Владимира Рыжкова и Ирину Хакамаду. И те ничтоже сумняшеся в этом спектакле на отведенных им ролях участие приняли …

Ровно такую же технологию в свое время, в перестройку, применяли и советские политтехнологи из ЦК КПСС: пресс-конференции для западных журналистов обязательно проводили отдельно от журналистов советских – дабы последние не дай Бог не обнаружили знание предмета и не поделились им с коллегами из-за рубежа. Неслучайно на встречу не пригласили и журналистов западных газет и телекомпаний, аккредитованных в Москве и тоже прилично разбирающихся в российских реалиях, а ограничились приезжими, такими как, например, Джонатан Стил из британской «Гардиан», неизменно поддерживающий политику путинского Кремля.

Ровно такую же технологию применял и товарищ Сталин – тогда его апологетом (в обмен на доступ и два интервью с вождем) выступил московский корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» Уолтер Дюранти, который в своих репортажах со сталинских процессов тридцатых годов характеризовал последние исключительно как торжество истинного правосудия. Сегодня о Дюранти, которого давно нет в живых, пишут исключительно как о позоре американской журналистики.

Конечно, похожие кулуарные встречи проводят и президенты вполне демократических стран. Но, во-первых, там обязательно бывают местные журналисты – которые подробно рассказывают своим читателям о сути разговора. Во-вторых, президенты потом обязательно дают широкие пресс-конференции – с тем чтобы избиратели их не обвинили в том, что от них что-то скрывают. В-третьих, журналистские организации берут финансирование таких поездок на себя: журналисты, сопровождающие Буша, Ширака или Блэра, оплачивают билет в президентском самолете, и билет этот стоит недешево. И, главное, о мельчайших деталях встречи немедленно сообщают сами ее участники: ни Белый дом, ни Даунинг Стрит, как бы ни хотели, влиять на оппозиционные им СМИ не могут.

Об информационной «открытости» Кремля говорить не приходится: сфера принятия решений сегодня наглухо закрыта от граждан.

Но Бог с ними, с западными экспертами, – у них свой бизнес. Нас интересует собственный президент, который легко находит два с половиной часа в своем графике для встречи с западными кремленологами (как нашли их и Владислав Сурков – один из самых закрытых чиновников Кремля, – и министр обороны Сергей Иванов), однако не считает нужным в том же режиме (без заготовленных заранее и/или отобранных пресс-службой Кремля вопросов) побеседовать с собственными политологами и журналистами. И действительно, зачем? Коли телевизионный эфир, да и большинство печатных изданий Кремль и так контролирует, стоит ли тратить дорогое рекламное время на промывание российских мозгов?

А вывод из этой истории простой и очевидный: Кремль окончательно уверовал в то, что народ в России – быдло (те, кто полагает себя элитой, – в том числе), которому, в отличие от западного общественного мнения, расточать реверансы, разговоры и убеждения не стоит. Как говорится, что посеяли, то и пожинаем. На что подписались – то и получаем.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}