Мнение Марина ЛИТВИНОВИЧ ej.ru

ЛОВУШКА ДЛЯ ПУТИНА

Я собиралась написать к годовщине Беслана и рассказать, как и чем живет Беслан, как идет суд над Нурпаши Кулаевым, какие новые детали трех страшных дней всплывают в показаниях потерпевших и свидетелей. Но мне придется написать о другом – о президенте Путине и о том, что он пригласил 2 сентября в Москву группу пострадавших в Беслане.

Теракт в Беслане.

Это приглашение не просто одно из событий в графике Путина, и рассматривать его стоит в более широком контексте. Дело в том, что с самого начала у Путина с жертвами катастроф и терактов «не сложилось». Вспомните август 2000 года: с огромным опозданием, получив уже все обвинения в безразличии и бессердечности, Путин вылетает из Сочи в Видяево, на базу подводной лодки «Курск». Там его ждут родственники моряков, убитые горем и взбешенные бездействием властей. Путин теряется, он то что-то мямлит, то срывается на крик. Это была тяжелая для него встреча, хотя можно ли так говорить: разве сравнить эту тяжесть с тяжестью состояния родственников моряков? С тех пор в России происходит еще много трагедий и терактов, но контакты с потерпевшими и родственниками погибших для Путина становятся «закрытой темой». Путин, конечно, «отмечается» постфактум в Беслане под покровом ночи. Но в тот момент там не до него.

Почти два года назад заложники «Норд-Оста» стали требовать встречи с президентом Путиным. Они требовали ее потому, что были недовольны расследованием, которого практически и не было. Они были недовольны ложью про «безвредный газ». Он требовали ответить на их вопросы и спрашивали, почему никто не несет ответственности за гибель людей. Бывшим заложникам казалось, что только встреча с Путиным (по логике «царь хороший, он просто не знает…») сможет дать ответы на все их вопросы и только президент может повлиять на нерадивую прокуратуру, всячески тормозящую следствие.

Бывшие заложники так долго и безуспешно требовали встречи с Путиным, а он все не встречался с ними, что в какой-то момент стало казаться, будто такое поведение президента и есть норма. «Мы не ведем переговоров с террористами», – не устает повторять власть. Но получается, что и «с жертвами террора мы переговоров не ведем». Ведь представители власти неоднократно говорили (и сейчас говорят), что жертвы террора – «люди немного неадекватные», что создаваемые ими организации не отражают мнения всех пострадавших и что бывшие заложники и родственники жертв сразу после теракта заболевают «стокгольмским синдромом».

«Матери Беслана» свою борьбу за правду о теракте ведут уже год. Они неоднократно обращались к Путину с разными вопросами и требованиями. Со стороны многим казалось, что эти обращения матерей – в пустоту, что они не более чем символический жест или пиар-ход. Жертвы кричат – Путин молчит. И вообще, говорили некоторые, не стоит президенту идти на поводу у этих женщин, это будет проявлением «политической слабости».

Но вот Путин решил пригласить пострадавших к себе. Надо ли говорить о том, что пригласить их в такой день – верх цинизма. Что президент просто-напросто заставляет женщин сделать выбор между могилами их детей и самим собой. Но главное не это. Путин впервые нарушил традицию игнорирования жертв терактов.

И даже неважно, что из встречи скорее всего сделают протокольную и благостную картинку для первого и второго телеканалов. Важно, что Путин загнал себя в ловушку: теперь он должен сказать всю правду о Беслане и наказать виновных, а также покаяться и попросить прощения. А сделать это надо так, чтобы пострадавшие были удовлетворены. По меньшей мере Путин должен пообещать Правду и наказание виновных в ближайшее время. Потому что, если он этого не сделает, в маленьком Беслане произойдет большой взрыв. Потому что уже известная бесланцам Правда такова, что Путин ее не сможет сказать никогда. Никогда, если только он не собирается таким образом начать избирательную кампанию перед третьим – антиконституционным – сроком.

Это, конечно же, было бы неожиданным ходом – начать третий президентский срок с разоблачения двух предыдущих, своих же. Провести чистку. Наказать виновных. Вернуть отобранную незаконно собственность. Гарантировать честные выборы. Сказать всю правду. Люди, я уверена, поддержали бы Путина и мандат бы ему на это выписали. Тут вам и стабильность пресловутая сохраняется (вроде тот же президент) и курс – новый, с новыми ожиданиями и авансами. И жесткость проявить можно, а по ней люди соскучились. В общем, самое время Путину железной рукой навести демократический порядок…

Но не случится так. Мы хоть и оптимисты, но люди опытные и в такие сценарии не верим.

А вот Беслан – расколот. Часть бесланцев еще верит в «доброго царя», и 2 сентября у них будет возможность в нем разувериться.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}