Мнение Илья МИЛЬШТЕЙН grani.ru

НАШ ПЛЯШУЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕК

Свершилось. Владимир Владимирович Путин всерьез призадумался о третьем президентском сроке. Оглядевшись вокруг и не найдя себе подходящей замены, он подал обществу, как сам любит выражаться, "сигнал".

Наш пляшущий человечек

Историческое событие произошло в Финляндии, на пресс-конференции в Турку. Отвечая на соответствующий вопрос, президент сообщил, что "может быть, и хотел бы" осчастливить нас после 2008 года и побыть с нами еще. Размышляя вслух на заданную тему, президент мягко посетовал на несовершенство мира: "Конституция страны не позволяет этого сделать". Однако развивать тему пока не стал.

Расшифровка послания, которое наверняка порадует миллионы российских любителей Путина, не составляет труда для посвященных. Нужно только найти правильный код, опереться на ключевые слова и слегка развести руками (можно также схватиться за голову) – и на стене тотчас проступят долгожданные слова. И можно пировать дальше.

Ключевое отвлекающее слово – "Конституция". Ключевые разъясняющие слова – "хорошо это или плохо", "хочу", "хочет или не хочет" либо, как в нашем случае, "может быть, хотел бы". Хитроумная, но доступная нам раскодировка спрятана также и в интонации, выражающей вялую досаду, тихую, но не безнадежную грусть. Дальнейшая расшифровка, как говорится, дело техники.

Слегка напрягаем память и вспоминаем, при каких обстоятельствах наш гарант чаще всего ссылался на Основной закон. Он говорил на эту тему, во-первых, довольно резко отвергая советы своих ближайших соратников баллотироваться на третий срок. А во-вторых, всякий раз когда его спрашивали о губернаторских выборах – в том смысле, не пора ли от них отказываться. Причем отвечал Владимир Владимирович всякий раз примерно так же, как теперь – в Турку.

Ровно четыре года назад, общаясь в Москве с прессой, он высказывался с тем же профессиональным фатализмом, что и в наши дни. "Вы знаете, – делился Путин законотворческими мыслями, – наверное, на каком-то этапе, может быть, с этим поспешили, может быть, и не следовало спешить и переходить к избранию руководителей регионов. Но если уж это сделали, то возвращаться назад, я считаю, было бы еще большей ошибкой".

Может быть, обнадеживал нас Владимир Владимирович, все может быть... Но мы тогда еще не знали кода. А он знал и говорил прямо в лоб, лишь слегка зашифровывая свой сигнал заботой о чистоте губернаторских рядов. "Избранный руководитель, – строго внушал нам президент, – хочет он или не хочет, несет огромную моральную ответственность лично перед избирателями..." В сухом остатке оставалась не только эта огромная ответственность, явно непосильная для простых избранных, но и слова "ошибка", "спешка" по отношению к выборам губернаторов. Уже тогда можно было догадаться, что недолго нам осталось их выбирать. Но мы еще о своем счастье не догадывались. Мы не знали, что может быть и кто чего хочет.

А в декабре 2002 года, общаясь с народом по своей "Прямой линии", Владимир Владимирович уже говорил про судьбу губернаторов в точности теми же словами, что и вчера. "Хорошо это или плохо, – говорил он (и пора уж было догадаться, что плохо), – у нас сложилось так, что руководителей регионов избирает население прямым тайным голосованием. Так прописано в Конституции, и так должно остаться".

Так и оставалось, как известно, до Беслана, после которого мы узнали, что жили в великом государстве – СССР и все беды от того, что мы там больше не живем, а западные враги все еще боятся России и видят в нас ядерную угрозу. Логическим (хотя и парадоксальным для некоторых) выводом из того, что не живем и боятся, стала отмена Путиным губернаторских выборов. В полном противоречии с Конституцией, зато в абсолютном соответствии с текстом заранее объявленной шифровки.

Мой любимый рассказ у Конан-Дойля – "Пляшущие человечки". С детства обожаю те места, где из бессмысленных с виду знаков под дедуктивной лупой великого Шерлока проступают простые, хотя и страшноватые слова. Счастье соучастия в рассекречивании тайны переполняет меня с тех пор всякий раз, как берусь за этот читанный-перечитанный детектив. Жаль погибшего героя и его раненую жену, но разгадка – превыше всего. Как и ныне. Бог весть, что придумают в Кремле для третьего срока: второй Беслан, вторую Рязань или третью чеченскую войну по заявкам трудящихся – разве это важно? Важно, что наш пляшущий человек зашифровал, а я понял! Инфантильная радость вытесняет все заботы, и это роднит меня с президентом, его партией и избирателем.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}