Мнение «Газета.Ru» gazeta.ru

КОРРУПЦИЯ НА КОРРУПЦИИ

Антикоррупционные уголовные дела в России заводятся не для борьбы с коррупцией и в принципе не затрагивают основ коррупционных схем, действующих в экономике. Это инструмент политической борьбы кланов и устранения конкурентов.

В России очередной громкий коррупционный скандал. ФСБ провело успешную операцию против начальника областного управления «Ивавтодор» Валерия Цоя, который якобы получил взятку от дорожно-строительной фирмы за предоставление госзаказа. Чиновник арестован. Правоохранительные органы дают понять, что часть этих денег предназначалась губернатору Ивановской области Тихонову.

Все, кто имеет дело с дорожным строительством в России, знают о существовании цепочки откатов чиновникам, отвечающим за раздачу госзаказов. Такие схемы, разумеется, используются отнюдь не только в Ивановской области. Практически это системообразующий принцип работы отрасли. Так что в эпизоде с «Ивавтодором» если что и привлекает внимание, то это достаточно небольшая сумма взятки – 1,5 млн рублей, т. е. порядка 53 тысяч долларов. Так как откаты обычно рассчитываются как процент от сметы, то, узнав ее, мы могли бы посчитать, какой процент берется в хозяйстве ивановского губернатора и оценить – по-божески это или там ВОРУЮТ.

Впрочем, означает ли дело Цоя – Тихонова, что власти решили взяться за строительные откаты, что по системе будет нанесен удар? Каждый трезвый человек в России ответит: разумеется, нет.

Коррупция и антикоррупционная деятельность властей у нас – это явления из разных миров. Первая относится к механизмам реального функционирования власти, вторая – к механизмам, замещающим публичную политику в коррумпированной стране.

Ивановский губернатор умудрился не только рассориться с руководством КПРФ, к которой некогда принадлежал, но и разойтись с представителями местной, ивановской хозяйственной элиты, некогда входившими в его команду. Обиженные отставники, напротив, не только сумели сколотить влиятельную оппозиционную группу, укрепиться в местном законодательном органе, но и «прописаться» в политической вертикали, заняв ключевые позиции в ивановском отделении «Единой России». По всей видимости, судьба ивановского коммуниста-маргинала (Тихонов организовал собственную Всероссийскую коммунистическую партию будущего – ВКПБ), у которого в декабре заканчивается срок полномочий, решена. В новые расклады он не впишется, а коррупционное дело – лишь эффектный ход, завершающий многоходовую интригу.

Кстати, Тихонов – один из немногих губернаторов, решившихся открыто критиковать отмену выборности руководителей регионов.

В реальности коррупционные дела в России – это инструмент политической борьбы хозяйственных кланов и устранения конкурентов. А также удобный способ «выпускания пара» – молчаливого недовольства электората.

В конце своего первого срока, в преддверии выборов, Владимир Путин тоже обеспокоился проблемой коррупции в органах власти. Была создана представительная комиссия по борьбе с коррупцией, которую возглавил по поручению президента… премьер-министр Касьянов. О деятельности комиссии, впрочем, к чести ее, ничего слышно не было. А хитросплетения российского политического процесса привели к тому, что теперь уже сам премьер, экс-глава комиссии по борьбе с коррупцией, обвиняется в коррупции отдельными депутатами и Генпрокуратурой в целом.

Впрочем, и прежний (главы комиссии по борьбе с коррупцией), и нынешний (подозреваемого в коррупции) статус Михаила Касьянова имеет к реальной коррупции минимальное отношение.

В обоих случаях он получал этот статус по должности – тогда как премьер, теперь как системный оппозиционер.

Борьба с коррупцией в России давно уже стала элементом функционирования коррумпированного государства, разновидностью общей коррупции – коррупцией политической. Те, кто умеет и имеет возможность пользоваться этим инструментом, при его помощи не только устраняют своих конкурентов, но еще и умудряются убедить общество, что делают это они не в своих интересах, а в интересах электората. Бесконечная и по результатам бесплодная борьба с коррупцией – одно из тех средств, при помощи которых недемократические режимы подменяют механизмы реального народовластия механизмами народовластия мнимого.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}