Мнение Маркус ЦИНЕР ("Handelsblatt", Германия) inosmi.ru

ВЛАДИМИР ПУТИН: МЕЖДУ ИЛЛЮЗИЯМИ И РЕАЛЬНОСТЬЮ

Российский президент идет тропою, проложенной Юрием Андроповым, многолетним руководителем КГБ

Некоторое время назад российского писателя Виктора Ерофеева спросили, что он думает о своем президенте Владимире Путине. Ерофеев сказал: 'Есть два Путина, а может быть, даже и больше. Он еще не решил, каким он хочет быть, русским или европейским, демократичным или авторитарным'.

Это сказал тот писатель, который только что издал свой автобиографический роман 'Добрый Сталин'. Было это в 2004 г., через четыре года после вступления Путина в должность президента. Возможно, когда-нибудь появится и другая книга с похожим названием - 'Добрый Путин'. Ведь российский президент идет той самой дорогой, где его образ политика начинает растворяться между иллюзиями и реальностью, основными источниками мифотворчества в России.

Путин не был еще даже премьером, когда весной 1999 г. с букетом в руках пришел к кремлевской стене. Там он возложил цветы к надгробной табличке Юрия Андропова, застыв на минуту, словно в молитве. После этого Путин стал премьер-министром. Когда Путин был еще не избранным, а назначенным президентом, в начале 2000 г. он распорядился, чтобы на стене центрального здания КГБ на Лубянке, в Москве, была установлена мемориальная доска Юрию Андропову. И когда эту мемориальную доску открывали, Путин был рядом. После этого он подавляющим большинством голосов был избран президентом России.

Путин преклоняется перед Андроповым. Многие русские, многие советские люди и сегодня преклоняются перед Андроповым. Существует бесчисленное множество легенд о многолетнем шефе КГБ: Андропов любит американскую музыку в стиле свинг, Андропов сочиняет стихи, Андропов борется с коррупцией, расточительством и алкоголизмом. Однако: Андропов умер в 1984 г., уже через 15 месяцев после своего избрания на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Только эта быстрая смерть обеспечила ему бессмертие. Многое могло бы измениться к лучшему в Советском Союзе, если бы Андропов жил бы дольше. Однако ему на смену пришли Горбачев, Ельцин и - Путин.

Путину не нравится такая последовательность, и чувствуется, что ему не по себе в этой хронологической цепочке. В конце апреля в своем ежегодном послании он раскритиковал коррумпированный чиновничий аппарат, заклеймил террор налоговиков и, наконец, назвал распад Советского Союза 'величайшей геополитической катастрофой' прошлого века. Обо всем этом Андропов не сказал бы иначе, более того, он просто не допустил бы этого. Путину же уготована судьба собирать осколки. Но он не знает, что с этими осколками делать, и хуже того, не знает, что делать с тем, что еще осталось целым.

И многие авторы, пишущие книги о России и о Путине, тоже не знают этого. Но они чувствуют, почему, несмотря на незавидные политические результаты, поддержка Путина все еще очень велика. Потому что Путин, на самом деле, то же самое, что и Андропов. Всем кажется, что он продолжает его путь, - пишет Ольга Крыштановская в своей основательной, иногда даже чересчур, книге 'Анатомия российской элиты'. И за эту частицу Андропова, за иллюзию величия и гордости, люди были готовы отказаться от дальнейшей демократизации.

Но реальность совсем иная: Россия все еще слишком советская, только без былого величия, блеска. Россия - это все еще большая земля, на которой, правда, теперь живет всего половина бывшего советского населения.

Политика Путина колеблется между двумя этими полюсами: между тем, что могло бы быть, и тем, что есть в действительности. И многие наблюдатели также не способны выбрать, какому Путину они должны симпатизировать. Тому, у которого демократические намерения? Или тому, кто действует совсем не демократично? Примерно такая же нерешительность в позиции отличает и книгу Гернота Эрлера. Заместитель руководителя социал-демократической фракции в Бундестаге и уполномоченный правительства Германии по вопросам гражданского общества в России пишет о Путине в своей книге со странным названием 'Россия идет'. Эрлер описывает, прежде всего, то, что происходило в последние два года на пространстве до Урала и за ним. Кого интересуют некоторые факты, для того эта книга окажется полезной.

Беслан, Ходорковский, Украина - автор приводит три примера, и остается непонятным, какое отношение эти провалы в политике Путина имеют к заключительной главе книги, которая посвящена возрождению и модернизации страны. 180 страниц книги написаны Эрлером так, словно он ведет машину на ручнике. Всегда, когда за точным изложением фактов должен последовать критический анализ, автор-политик сдерживает себя. Государственные интересы превыше истины, - потому что не хочется закрывать себе дорогу в Кремль. Что касается действующего политика, так это понятно. Но зачем тогда эта книга?

Анна Политковская свободна от таких сдерживающих обстоятельств. Ее книга 'Путинская Россия' - односторонняя, шокирующая, удручающая. Отважная журналистка даже не пытается понять президента. Он практически вообще не появляется на страницах ее книги. В ней есть солдаты, которых посылают в преступные, бездарные войны, солдатские матери, в отчаянии ищущие тела своих погибших сыновей, и суды, оправдывающие военных, которые совершили позорные поступки. Политковская работает там, где кипит жизнь когда-то доблестной армии. Она не работает за письменным столом и черпает свои знания не из архивов. Она пишет оттуда, о чем Путин любит говорить, но где он никогда не бывает.

А что же Путин? Он родился не в то время. Он слишком молод, чтобы стать Андроповым-2. И уже слишком стар, чтобы стряхнуть с себя советское наследие. Он превратится в миф. Миф о том, что могло бы быть.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}