Мнение «Газета.Ru» gazeta.ru

РОКОВЫЕ ЛОЗУНГИ

Под видом террористов и радикальных националистов обществу часто предлагают разнообразных поручиков Киже.

Выполнение политических задач при трактовке изначально не зависимых от этих задач событий постепенно приводят к материализации выдуманных страхов во вполне осязаемые. К сожалению, как и во многих других случаях, никакой даже самый печальный опыт здесь не служит препятствием для повторения пройденного.

Поэтому современная российская действительность регулярно опровергает старинную поговорку, согласно которой от произнесения слова халва во рту не становится слаще.

Напротив, стоит ответственным лицам заговорить о каком-то пока еще очень условно существующем явлении, оно непременно начинает проявляться реально.

Ответственные сотрудники администрации президента долго стращали общественность угрозой возникновения мощной национал-патриотической партии, которая сможет потеснить КПРФ. И действительно, два года назад на политическую сцену вышла «Родина», успехи которой, а вернее, нашедшие живой отклик в массах лозунги которой теперь уже всерьез напрягают Кремль. Прелесть ситуации в том, что в ходе предвыборной кампании 2003 года на раскрутку «Родины» с санкции все того же Кремля были брошены значительные ресурсы, без которых Дмитрий Рогозин в лучшем для себя случае так и оставался бы скромным одномандатником. Ларчик открывается просто: блок Рогозина – Глазьева был необходим для развертывания «антиолигархической кампании» и борьбы с либеральными партиями. О том, что чертик может не захотеть залезать обратно в табакерку, в Кремле не подумали.

Опыт материализации угроз не пошел впрок. Сегодня власть также энергично раскручивает тему радикальных националистических организаций, встающих на путь организации террористических акций.

Первый раз такая версия упоминалась в ходе расследования покушения на Анатолия Чубайса. Она же рассматривается и в связи с недавним терактом на железной дороге в Московской области. Проблема политического терроризма актуальна для всего мира. Однако до последнего времени эта опасность была для России не слишком актуальна, особенно на фоне постоянной террористической угрозы со стороны Шамиля Басаева и его единомышленников. Энергия радикальных политических группировок уходила, к счастью, в болтовню или сравнительно мирные акции уличного протеста.

Возможно, у правоохранительных органов есть веские основания предполагать, что количество перешло в качество и на место студентов-недоучек и прочих маргиналов пришли ветераны чеченских кампаний, умеющие обращаться с оружием и желающие продолжить «мочение чурок и врагов». Если это так, то, и правда, следует ждать роста террористической угрозы, исходящей уже не только от радикальных чеченских сепаратистов, но и от вроде как законопослушных граждан. Тем более что достать все необходимое для терактов, к сожалению, особой проблемой не выглядит.

Весь вопрос теперь в том, является ли эта опасность реальной или пока речь идет только о потенциальной напасти, которая может материализоваться, а может так и остаться поводом для досужих разговоров. Проще говоря, при невозможности получить достоверную информацию общество не в состоянии оценить, где кончаются реальные версии, а где начинаются пропагандистские или просто чьи-то пиаровские заготовки.

Опыт показывает, что борьба с чеченским терроризмом помимо собственно решения непосредственной задачи используется российскими властями и в качестве инструмента для дальнейшего закручивания гаек. Появление нового фронта дает формальные основания требовать еще большего ужесточения режима и выделения дополнительных ресурсов для противодействия угрозе. Кроме того, угроза радикального националистического движения может способствовать и консолидации общества вокруг власти: выбирая между террористом с бомбой и сотрудником ФСБ, нормальный гражданин, естественно, встанет на сторону последнего. Напуганных граждан намного проще контролировать. Оснований ожидать, что власти не воспользуются такой возможностью для укрепления своих позиций, не очень много. Другое дело, если вспомнить классическую историю про мальчика, кричавшего про волков. Совсем может получиться печально, если граждане, окончательно разучившиеся верить власти, не поверят и тогда, когда вдруг по какой то причине власть решит сказать правду.

А пока чаще всего под видом террористов и радикальных националистов нам предлагают разнообразных поручиков Киже. И, что совсем невесело, практика показывает, что несколько раз названное несуществующее явление вдруг становится существующим.

Возможно, в таких случаях лучше вообще ничего не говорить определенного, чем придумывать несуществующие организации.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}