Мнение Юрий ЗВОНАРЕВ globalrus.ru

НОВАЯ ИГРА ВОКРУГ БАКУ–ТБИЛИСИ–ДЖЕЙХАН

Козыри у Баку, Тбилиси и Астаны

Сегодня иранские источники распространили информацию о том, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время визита в Баку не стал подписывать соглашение о транспортировке казахской нефти по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан, хотя подписание вроде бы планировалось, и на словах стороны обо всем договорились. Не сказать, что это сообщение представляет собой сенсацию: мало ли какую форму приобретет торг вокруг уже построенного нефтепровода. Интересно здесь другое – странности поведения Назарбаева свидетельствуют, что запуск БТД не стал окончанием «большой игры» на постсоветском пространстве. Наоборот – игра только начинается.

На протяжении последних десяти лет в России говорили о нефтепроводе одно и то же: Вашингтон пытается ослабить влияние Москвы на постсоветском пространстве. В определенный момент эта «мантра» уже очень сильно надоела и проблематика БТД отошла на задний план. В итоге и долгожданный пуск нефтепровода принес не только облегчение (наконец-то можно не слушать навязшие в зубах разоблачения коварных американских замыслов), но и явственное ощущение некоего интеллектуального вакуума. Как выясняется, у нас не слишком полное представление о том, к каким последствиям приведет окончание этой «стройки века».

Сейчас, конечно, сложно представить себе сценарий «большой игры», которая развернется после того, как первый танкер с каспийской нефтью покинет порт Джейхан. Но в то же время очевидно, что в этой игре будет участвовать гораздо больше сторон, чем можно было себе это представить раньше. Уместно попытаться перечислить игроков, их выигрыши и потери.

Соединенные Штаты решили свою – весьма амбициозную – задачу. Большая часть Закавказья, а по всей видимости, и Центральной Азии теперь экономически ориентированы на западный нефтяной рынок, а политически – на Вашингтон. Правда, большой вопрос, является ли покровительство над закавказскими режимами однозначным выигрышем.

Европейский Союз приобрел дополнительный источник энергоносителей, почти не прилагая для этого собственных усилий. По случаю этого подарка европейцам следовало бы хотя бы чуть-чуть смягчить свое отношение к интеллектуальным способностям и культурному уровню Джорджа Буша-младшего.

Россия будет вынуждена попрощаться с очень многими иллюзиями и ожиданиями по поводу пространства бывшего Советского Союза. Экономическое единство бывших советских республик, и без того непрочное, получило серьезнейший удар. К тому же теперь Москве будет очень сложно предъявлять особые права на постсоветское пространство. А СНГ, возможно, действительно придется-таки распустить.

Впрочем, с другой стороны, более или менее убедительные предположения о нехватке нефти для БТД обеспечивают России некоторые новые возможности. Тема реверса нефтепровода Баку – Новороссийск звучит пока не слишком ярко. Но нельзя исключить, что по мере того, как официальная Москва будет свыкаться с фактом существования нефтепровода на Джейхан и как российская «нефтянка» будет сталкиваться с дефицитом экспортных мощностей, перспектива присоединения России к БТД будет выглядеть все более реалистично. А значит, со временем российские нефтяные компании могут стать еще одним участником игры вокруг БТД. Правда, не факт, что их участию сильно обрадуется российское государство.

Азербайджан, Грузию и Казахстан принято считать пассивной стороной игры вокруг нефтепровода. Однако это едва ли справедливо. Новый раунд торга по вопросу о направлениях транспортировки казахской нефти – еще одно свидетельство того, что «нефтяные монархии» Каспия могут сыграть активную роль. Тот же Назарбаев, к примеру, прекрасно осознает, что в казахской нефти заинтересованы не только участники проекта БТД но и Китай. А это создает главе Казахстана новые возможности для маневра.

Что же касается Ильхама Алиева и Михаила Саакашвили, то для них запуск нефтепровода может оказаться сигналом к замораживанию каких-либо внутриполитических изменений в Азербайджане или Грузии. История строительства БТД показала, насколько чувствителен этот проект к политической конъюнктуре Закавказья. США, как геополитический спонсор проекта, сейчас слишком зависят от лояльности азербайджанского и грузинского руководства, а от добра добра не ищут. Поэтому не стоит ожидать, что запуск нефтепровода приведет к новой волне «цветных революций» на Южном Кавказе. Скорее наоборот: Вашингтон постарается законсервировать грузинскую и азербайджанскую политические ситуации. Нефтяная труба обеспечит единство и стабильность лучше любой виртуальной политической оси.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}