Мнение «Газета.Ru» gazeta.ru

ПРАВИТЕЛЬСТВО СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ

Усиление государственного вмешательства очевидно ухудшило экономическую ситуацию в России.

Правительство собственных интересов

Последний по времени опрос Центра Левады по поводу претензий граждан к своему правительству показал, что этим самым гражданам не удалось – неизвестно, правда, насколько сильным было это желание, но тем не менее – обнаружить на себе хоть какие-то положительные результаты этой деятельности. Наиболее показательна динамика самых популярных вариантов ответа по сравнению с 1999 годом. Это, напомним, то время, когда, по определению новой элиты, олигархи бесконтрольно грабили свой народ. После чего пришедшая с антиолигархическим мандатом элита начала управлять всем, в том числе и экономикой, по-новому. Вот некоторые результаты социологической оценки.

Претензию к правительству в том, что оно не может справиться с ростом цен и падением доходов населения, высказали 48% опрошенных, в 1999 году – 25%. Такой же серьезный скачек в претензии по поводу того, что кабинет не заботится о социальной защите населения: с 16% до 37%. Что вполне понятно, особенно учитывая резкий рост инфляции и «мудрую» работу по монетизации. Но вот дальше идет претензия в том, что правительство не может обеспечить работой: рост с 18% до 32%, и в том, что оно коррумпировано и действует, в первую очередь, в своих интересах: с 3% до 18%. То есть в шесть раз. И еще один показатель: в 1999 году не оказалось претензий у 24% опрошенных, сегодня – только у 8%.

При всей справедливости осторожного отношения к опросам стоит заметить, что это если и не точный инструмент, то во всяком случае достаточно надежный показатель тенденций. Разумеется, стоит с самого начала оговориться, что далеко не все из респондентов достаточно хорошо представляют себе реальный уровень полномочий правительства и его возможностей решать системные экономические задачи самостоятельно, независимо от второго и главного кабинета, расположенного не в Белом доме, а в Кремле.

И потому основные претензии респондентов – знают они об этом или нет – в равной мере относятся как к правительству, так и к кремлевской администрации.

При этом характер наиболее часто упоминаемых претензий и их динамика дает вполне адекватную картину накопившихся к сегодняшнему дню проблем.

О коррупции говорить уже не стоит, поскольку она стала естественным инструментом управления, создала и развила собственные устойчивые механизмы действия, уровень иерархии сверху донизу и соответствующий ей классификатор конвертации административного ресурса в материальный. Теневая экономика советского периода – просто игра в «Зарницу» по сравнению с сегодняшней второй экономикой, управляемой административной коррупцией. Система эта, разумеется, существовала и в 1999 году, но при новой власти и особенно во время второго президентского срока она усилилась, может быть, и не в шесть раз, как следует из опроса, но существенно. Одновременно эти же результаты показывают, что режим, пришедший к власти и установленный как антикоррупционный, перестал так восприниматься обществом.

Отчетливо выраженное в результатах опроса увеличение проблем с поиском работы объективно отражает постоянно отрицаемую властью стагнацию в экономике.

И резкое ухудшение предпринимательского климата. И здесь ни при чем никакое злопыхательство, поскольку это прямая экспонента, по которой растущая экономика автоматически создает дополнительные рабочие места.

Проще говоря, результаты опроса, если немного отстраниться от названной темы о претензиях, говорят о вещах более существенных. И, в первую очередь, о том, что замена рыночной ориентации в экономике на государственническую, усиление вмешательства государственных органов в хозяйственную и финансовую деятельность компаний очевидно ухудшили экономическую ситуацию в России.

Причем так эффективно, что даже постоянный профицит бюджета и золотой нефтяной дождь никаким образом не сказались на ситуации и никак ее не улучшили.

Что, в свою очередь, свидетельствует о том, что государственное управление экономикой в российском варианте неэффективно при любой самой благоприятной конъюнктуре. И потому не сразу возникает желание представить себе, что будет, когда эта конъюнктура перестанет быть благоприятной. А придется, поскольку эта ситуация вовсе не гипотетическая, а более чем реальная, потому хотя бы, что никакой рынок или отрасль не могут быть бесконечно сверхдоходными.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}