Мнение Тимоти Гартон ЭШ ("The Guardian", Великобритания) inosmi.ru

ОБМЕН ИМПЕРИЯМИ

Если ЕС станет расширяться и дальше, он рискует пойти путем бывшего Советского Союза

Тирасполь, 19 мая 2005 года. Когда я сидел в кафе на улице Ленина рядом с тремя элегантно выглядевшими женщинами-офицерами в темно-зеленой форме Комитета государственной безопасности (КГБ), меня посетила такая дикая мысль: может ли Советский Союз вступить в Европейский союз (ЕС)?

Ибо сюрреалистичное мятежное полугосударство Приднестровье на восточном берегу реки Днестр на первый взгляд представляется миниатюрной версией старого Советского Союза. В центре его столицы Тирасполь, перед зданием Верховного Совета, гордо возвышается гигантский Ленин из красного камня. Напротив, на улице 25 Октября, названной в честь русской революции 1917 года, стоит обязательный танк на постаменте. Во Дворце Пионеров с рекламных щитов смотрят суровые, увешанные медалями советские ветераны войны, которые говорят внимательно слушающим их подросткам "Как хорошо жить без войны!" Не только на улице Ленина, но также и на Советской улице, Коммунистической улице и Улице Мира каждый третий прохожий одет в военную форму. Нарукавные нашивки тех женщин-офицеров - с хорошим макияжем, ярко выкрашенными волосами и кожаными туфлями на высоком каблуке, великолепно оттеняющими безукоризненную форму - свидетельствовали о том, что они служат в Министерстве государственной безопасности (МГБ), однако неофициально народ по-прежнему называет их ка-гэ-бэшниками. В любом официальном помещении вы найдете угрюмую секретаршу, горшок с цветами и портрет лидера в рамке.

Все это заставляет меня испытывать чуть ли не ностальгию. Но взгляните чуточку повнимательнее, и вы увидите, что все не так, как кажется. В подвале Дворца Пионеров дети играют в западные компьютерные игры: "Tomb Raider", "Tank Racer". В числе магазинов на улице 25 Октября можно видеть "Adidas" и ресторан быстрого питания, украшенный громадными, увеличенными фотографиями американских небоскребов. Дальше по дороге находится новый спорткомплекс, который построила крупнейшая местная строительная компания "Шериф" (Sheriff), названная так в знак уважения к маршалам пограничных территорий Дикого Запада Соединенных Штатов. В гостинице "Тимоти" служащая приемного отделения Таня одета в белый тянущийся спортивный костюм, на котором вышит лейбл "Dolce e Gabbana". Разумеется, вещь не фирменная. Она мне объясняет, что название гостиницы "Тимоти", в русском написании, расшифровывается как "Тирасполь-Москва-Тирасполь", указывая на значительное участие российского капитала.

Даже танк на постаменте рассказывает новую историю. Он установлен не в честь Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-45 годов, а в честь героической "войны" 1992 года, в которой сильно советизированное, в основном русскоговорящее население этой полоски земли, при проддержке российской 14-й армии, завоевало свою автономию де-факто от властей Молдавии, принявших латиницу вместо кириллицы для своего молдавско-румынского государственного языка, и проводивших эксперимент по переориентации территории к западу от реки Днестр в направлении Румынии, Европы и Запада. С тех пор это полугосударственное образование, которое на английском языке наиболее удобно именовать Транснистрией (Transnistria - то есть расположенное за рекой Днестр пространство, если смотреть с запада) и которое в буквальном переводе на русский именуется Приднестровской Молдавской Республикой, обзавелось собственным флагом, гербом, гимном, президентом, службой безопасности, полицией, судами, школами, университетом, конституцией - то есть большей частью атрибутов государственности, за исключением международного признания.

Президент Приднестровской Молдавской Республики, Игорь Смирнов, в облике которого сочетаются черты доктора Фауста и провинциального дантиста, руководит репрессивным, коррумпированным режимом, который держится за счет практически бесплатной поставки энергоносителей российским "Газпромом", присутствия немногочисленного контингента российских войск, слабой местной промышленности - включающей заводы по производству вооружений - и, согласно большинству сообщений, значительной доли нелегальной торговли оружием и людьми. Хотя недавно сделанное действовавшим под прикрытием репортерам газеты "The Sunday Times" предложение продать им постсоветскую ракету "Алазань" с боеголовкой, представляющей собой "грязную" бомбу, вполне вероятно, было попыткой поймать их на приманку, западные специалисты в этой области полагают, что поставки оружия мошенническим режимам и потенциальным террористам действительно осуществляют из Приднестровья или через Приднестровье.

Однако сейчас режим Смирнова испытывает давление. На запад от него президент международно признанной Молдовы, хотя и коммунист, пытается сблизиться с ЕС и с США. С трех других сторон лежит Украина, где Оранжевая революция привела к власти более ориентированного на Запад президента, который больше заинтересован в том, чтобы закрыть эту "черную дыру". ЕС и США вновь пытаются отыскать возможные пути решения данной проблемы путем переговоров. Смирнов также сталкивается с некоторой оппозицией у себя на родине, которую отчасти поддерживают могущественные олигархи компании "Шериф". Даже в Приднестровье ощущается слабое дуновение оранжевого.

Сидя в пустых и холодных офисах своего фонда защиты прав человека, Александр Радченко рассказывает мне, что Смирнов "имеет такие же полномочия, какие имел Сталин или Саддам Хусейн (Saddam Hussein)". Он и другие парламентарии хотят изменить конституцию, чтобы иметь возможность объявить президенту импичмент, укрепить конституционный суд и т.д. Он получает телефонные звонки с угрозами типа "Ты можешь кончить жизнь в Днестре". Однако при более тщательных расспросах выясняется, что то, чего в действительности хотелось бы Радченко, коренастому бывшему политкомиссару Красной Армии, это не столько "возврат в Европу", сколько возврат в Советский Союз "Разумеется! - восклицает он, сверкая в улыбке несколькими золотыми зубами, - в Советском Союзе были мир, дружба между народами и благополучие. Не было безработицы, бездомных, наркоманов, проституток, торговли людьми". Гниение началось вскоре после того, как умер Сталин. Это и есть оранжевое в стиле Приднестровья.

Что значит Приднестровье для всякого, кто не является, как я, поклонником комиксов о Тинтине (Tintinesque) и знатоком туманных восточноевропейских конфликтов? Пожалуй, немного - за исключением разве что тех людей, которые там живут, женщин, которых насильственно продают оттуда в сексуальное рабство заграницу, и тех, кого убивают из присланного оттуда оружия. Однако Приднестровье также высвечивает историческую эволюцию - которую большинство из нас воспринимает лишь наполовину - обусловившую столь многие перемены, свидетелями которых мы стали в Европе в последнюю четверть века, и которые все еще меняют сегодняшнюю Европу.

Это эволюция - закат и падение российской империи. Поначалу можно было думать, что это является не более чем крахом советской империи, но не российской. Когда приезжаешь в Грузию, на Украину и в такое место, как Приднестровье, думать так уже больше невозможно. В центре Тирасполя стоит гигантская статуя фельдмаршала Александра Суворова. Она поставлена в честь завоевания великим царским полководцем этой территории и основания этого города в конце 18-го века. Здесь видно, что рушится не только советская, но также и царская империя.

Мы, европейцы, сейчас имеем возможность выбрать одно из трех. Мы можем оставить места вроде этого существовать как "черные дыры". Мы можем позволить США стать новой имперской державой. Или же мы можем решить, что ЕС, в партнерстве по вопросам безопасности с США, постепенно будет расширяться, чтобы принести свободу, уважение к правам человека и процветание даже таким вот частям бывшего Советского Союза. При условии, разумеется, что живущие там люди хотят этого.

Однако ЕС является самой неохотно расширяющейся империей в истории человечества. То расширение, которое мы на сегодня осуществили, уже инициирует в ключевых странах вроде Франции ответ "Нет" (на референдуме о новой конституции - прим. пер.). Если ЕС не станет расширяться, чтобы включить в себя новые части бывшего Советского Союза, то такие места, как Приднестровье, останутся "черными дырами". Но если ЕС станет расширяться, то он рискует пойти путем бывшего Советского Союза. Такова дилемма, которую мы видим на левом берегу реки Днестр, как если бы она была высвечена осветительной ракетой Красной Армии.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}