Мнение Нейл БАКЛИ, Гай ДИНМОР, Дэниел ДОМБИ и Стефан ВАГСТИЛ inosmi.ru

ЧТО ЗАПАД ДУМАЕТ О ПРОШЛОМ РОССИИ

и что беспокоит его в ее будущем

В. Путин

В ближайший понедельник на Красной площади с Москве соберется столько мировых лидеров, сколько вряд ли увидишь в одно время в одном месте, да еще в таком - на бывшей центральной площади советской империи. Президент России Владимир Путин будет отмечать шестидесятую годовщину победы над нацизмом в компании президентов Соединенных Штатов Джорджа Буша и Франции Жака Ширака, канцлера Германии Герхарда Шредера и - во всяком случае, если судить по первым итогам выборов в Великобритании - премьер-министра Тони Блэра.

Под сенью боевых знамен и плакатов в стиле 40-х годов прошлого века в празднике будут участвовать пятьдесят три лидера государств мира, среди них президент Китая Ху Цзиньтао (Hu Jintao) и премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi). Будут там и лица, на которые не очень хорошо смотрят на Западе - к примеру, Александр Лукашенко, президент Беларуси, режим которой США называют последней диктатурой Европы. Приглашение в Москву получил и лидер Северной Кореи Ким Чен Ир (Kim Jong-il), однако подтверждения о прибытии от него не поступало.

Однако некоторые важные персоны, также приглашенные, не приедут. Дома останутся лидеры Литвы и Эстонии, которые конец Второй Мировой войны рассматривают как начало сорокалетней советской оккупации. Не будет в Москве и президента Грузии Михаила Саакашвили, западно-ориентированного лидера, пришедшего к власти в результате народного восстания. В понедельник вечером президент Буш поедет к нему в Тбилиси.

По примерно тем же причинам решение руководства многих бывших советских стран-сателлитов - в частности, Польши - о том, чтобы принять приглашение на Красную площадь, отнюдь не было легким. В частной беседе один из министров одной из центральноевропейских стран на этой неделе признался, что участвовать в празднованиях будет 'больно и неловко'.

Празднованием победы над фашизмом - события, которое в России считается крупнейшим историческим достижением, достигнутым ценой невообразимых жертв (Советский Союз потерял 27 миллионов жизней, причем не только русских людей, что вдвое превышает совокупные потери Америки, Франции, Германии, Великобритании и стран [Британского] Содружества), Путин, похоже, пытается замазать трещины в фундаменте дипломатических отношений. Не менее важно для президента России и то, что, по его расчетам, собрав в Москве стольких лидеров иностранных государств, он покажет, что Россия по-прежнему остается крупным игроком на мировой арене.

- Для него это прекрасная возможность, - считает Ирина Кобринская, политолог из московского Института мировой экономики и международных отношений, - главным образом из-за этого торжества и проводятся с таким размахом. Нечасто выпадает случай, когда в страну приезжают мировые лидеры, с которыми можно общаться на равных.

Однако пик празднования придется на то самое время, когда под вопросом стоят намерения самого Путина двигаться дальше в развитии демократии и свободы. Сегодня лидеры западного мира стоят перед неприятным выбором - поддерживать отношения с Россией и дальше и надеяться, что Путин не сойдет с правильной дороги, или дистанцироваться от России и оказывать на нее давление извне с риском спровоцировать негативную реакцию?

И Соединенные Штаты, и Европейский союз, похоже, выбирают первое, но взгляды на 'поддержание отношений' с Россией у них радикально разнятся. Соединенные Штаты - в частности, поддаваясь давлению двух партий внутри страны - со времени прошлого визита Буша в Европу и его встречи с Путиным в столице Словакии Братиславе существенно подняли уровень критики России за 'отход от демократического пути развития'.

У Запада действительно есть повод для беспокойства, даже учитывая то, что государственный секретарь США Кондолиза Райс заявила во время своего апрельского визита в Москву, что то, что происходит в России, совсем нельзя назвать возвращением к временам Советского Союза. Столица, которую скоро увидят лидеры ведущих государств мира, всем своим видом излучает растущее благосостояние и уверенность в своих силах - ничего общего с серым городом, что стоял на этом месте пятнадцать лет назад.

С другой стороны, по словам все той же госпожи Райс, последние политические тенденции в России отнюдь не внушают оптимизма. Централизация власти в руках Владимира Путина все продолжается, причем он либо не смог, либо не захотел построить, либо не считает нужным сохранять никакие сдержки и противовесы, которые могли бы ограничить президентскую власть. Выборы губернаторов во всех 89 регионах России заменены на прямое назначение из Кремля. Последние поправки в избирательное законодательство не дадут пройти в парламент независимым кандидатам и небольшим партиям. Уже сейчас парламент на две трети контролируется прокремлевской партией 'Единая Россия'.

Государственный контроль над средствами массовой информации далеко не тотален, однако многие россияне, живущие за пределами столицы, получают информацию из газет, контролируемых местными администрациями или от телеканалов, контроль над которыми у государства есть. По этим каналам передают разные новости, в том числе и о недавних массовых протестах против реформы льгот, однако власть они не критикуют; лидеры оппозиции заявляют о том, что им не дают доступа к телеэфиру; практически исчезли с экрана политические дискуссии.

Судебная власть до сих пор функционирует как филиал исполнительной - во всяком случае, именно так многим видится явно политизированный судебный процесс над самым богатым в прошлом человеком России Михаилом Ходорковским и его компанией "ЮКОС". Даже решение отложить вынесение вердикта с 27 апреля примерно на три недели выглядит как просто попытка Кремля не допустить, чтобы всплеск международной критики пришелся на 9 мая.

Главное добывающее предприятие "ЮКОСа" уже фактически ренационализировано в счет уплаты налоговой задолженности величиной в 27 миллиардов долларов, и сейчас в окружении Путина идет борьбы за то, как включать эту компанию в схему перестройки государственного нефтегазового бизнеса, и включать ли ее туда вообще. При виде этого многие начинают задаваться вопросом, а не стремятся ли таким образом определенные личности в администрации переделить между собой часть активов, доставшихся 'олигархам' в результате массовой приватизации 90-х годов.

Конфискацией собственности занимаются и некоторые региональные администрации. По словам предпринимателей, организованная преступность, которая раньше представляла собой самую серьезную проблему, нынче сменилась организованной бюрократией. Налоговые органы, несмотря на недавние обещания Путина умерить их пыл, продолжают налагать на бизнесменов огромные взыскания за прошлые годы. Последней из пострадавших компаний стало совместное англо-российское предприятие 'ТНК-ВР', самый большой проект прямых иностранных инвестиций в России. Ей предъявили претензий по налоговой задолженности на миллиард долларов.

Поскольку такие процессы продолжают происходить против слов президента, под вопрос ставится, собственно, полнота его власти над этими силами. В свете такого положения вещей эффект от обращения Путина к Федеральному Собранию, оглашенного на прошлой неделе и написанного будто в качестве ответа всем зарубежным критикам, также представляется далеким от задуманного.

- Главная политическая и идеологическая задача - развитие России как свободного и демократического государства, - заявил в своем обращении Путин. По его словам, налоговым органам больше не дадут 'терроризировать' бизнес, разберутся и с коррумпированной бюрократией. Он даже предложил создать комиссию, которая следила бы за соблюдением свободы слова в прессе и предоставлением доступа оппозиционных партий к телевизионному эфиру.

Главное, над чем сегодня думают в западных столицах - как соблюсти должный баланс угроз и обещаний, чтобы заставить Путина придерживаться своих слов. Для Соединенных Штатов провести разделительную линию будет очень сложной и деликатной задачей - Вашингтону необходимо сотрудничество России в борьбе с терроризмом, обеспечении безопасности огромного российского ядерного арсенала и соблюдении режима нераспространения оружия массового поражения, однако во внешней политике после начала своего второго президентского срока Джордж Буш стал открыто ориентироваться на распространение демократии. Что касается Европы, то она довольно тесно интегрирована с Россией - в частности, Россия обеспечивает значительную часть все растущего спроса на энергоносители.

В США есть и сторонники более жесткого подхода. От двух конгрессменов из Калифорнии в Палату представителей вносится законопроект по исключению России из 'большой восьмерки' демократических стран с развитой промышленной экономикой в случае, если Россия не будет соответствовать международным демократическим стандартам. Параллельно такой же законопроект в Сенат уже внесли двое известных членов верхней палаты республиканец Джон Маккейн (John McCain) и демократ Джо Либерман (Joe Lieberman). Правда, даже при том, что некоторые высокопоставленные члены администрации Буша разделяют их взгляды, законопроекты вряд ли пройдут. Из Белого дома и от некоторых видных сенаторов исходят призывы работать вместе с Россией, а не изолировать ее.

На прошлой неделе Буш высказался в защиту Путина, подчеркивая свои тесные отношения с ним, которые, надо сказать, несколько натянулись со времен их первой встречи четырехлетней давности, когда президент США сказал свою известную фразу о том, что 'он увидел душу Путина'.

Буш признал, что озабоченность по вопросу продажи Россией Сирии ракет, устанавливаемых на боевых машинах существует - 'мы не одобряем этого', сказал он, - однако приветствовал решение России поставлять Ирану ядерное топливо для гражданского ядерного реактора, при условии, что все топливо будет возвращено обратно после использования.

Соединенные Штаты приняли для себя сделку, заключенную между Россией и Ираном, лишь когда все усилия заставить Москву остановить свое ядерное сотрудничество с исламской республикой, которую Америка обвиняет в скрытном производстве ядерного оружия, закончились ничем. Таким образом, основа политики США по отношению к России остается прагматичной, хотя в самой Америке случилось то, чего мало кто мог ожидать - в требовании проводить более жесткий курс либералы объединились с неоконсерваторами.

Фиона Хилл (Fiona Hill), сотрудник вашингтонского аналитического Института Брукингса (Brookings Institution), считает, что напряженность, возникшая в отношениях между Россией и США, заставила президента Буша несколько переоценить степень своего истинного понимания души Владимира Путина. Однако теперь, когда во время апрельского визита в Россию Кондолиза Райс предстала 'плохим следователем', 9 мая Буш наверняка будет играть в 'хорошего'.

И все же, по мнению Фионы Хилл, Вашингтон пошлет Москве свой сигнал - ведь кроме Москвы, Джордж Буш заедет и в Латвию, и в Грузию.

- Таким образом России пошлют сигнал, что пора вести себя прилично.

Европейский подход в этом вопросе разительно отличается от американского. В марте Шредер, Ширак и премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero) встретились за обедом с Путиным в Париже, и эта встреча была гораздо более дружественной, чем встреча с Бушем за несколько недель до того. Сапатеро тактично говорил о том, что 'необходимо уважать внутреннюю политику другой страны'. Ширак же и Шредер, самые большие союзники Путина в Западной Европе, подчеркнул важность сотрудничества с Москвой и обошел такие проблемные вопросы, как никак не заканчивающийся конфликт в Чечне.

В европейской политике существуют определенные внутренние противоречия: новые члены Союза, в частности, Польша и страны Балтии, настаивают на том, чтобы ужесточить позицию Европы по отношению к России. Однако преобладать будет, по-видимому, все же более конструктивный подход крупных европейских держав. Этот подход базируется на двух основных положениях: во-первых, экономическое будущее Европы так или иначе неразрывно связано с Россией, которая сегодня поставляет 20 процентов потребляемого в Европе природного газа, причем к 2020 году ее доля может удвоиться. Во-вторых, лучшим способом убедить Россию в необходимости реформ представляется политика тесного сотрудничества. Во вторник, на следующий день после торжеств по случаю годовщины окончания Второй Мировой войны, Россия и ЕС проведут саммит, на котором будут подписаны четыре важных соглашения по развитию экономического, оборонного, дипломатического и научного сотрудничества.

Москва согласилась следовать соглашениям по обеспечению свободы прессы, на что раньше шла с неохотой, однако ЕС несколько снизил градус своей риторики, касавшейся вопросов 'общего пространства' между ЕС и Россией. Раньше это подразумевало, что Европа и Россия совместно должны оказывать помощь таким странам, как Украина. Сейчас же европейские чиновники настаивают на том, что в рамках этих соглашений Россия больше не может называть страны бывшего Советского Союза естественной сферой своего влияния. Упор делается на 'стратегическое партнерство' между Россией и Европой.

Некоторые московские аналитики считают, что США и ЕС прежде всего необходимо разработать общую стратегию в отношении России. Лилия Шевцова, политолог Московского центра Карнеги, говорит, что сейчас у Запада меньше возможностей влиять на политическое развитие России, чем во времена хаоса начала 1990х. Движение России к демократии - это проблема, которую могут решить только сами россияне, добавляет она, хотя скоординированное давление извне может удержать Путина и его окружение от дальнейших шагов к авторитаризму.

Лидерам также необходимо отбросить предположения, что контакты с бывшим Советским Союзом стали менее важной внешнеполитической задачей, чем десять лет назад, когда он был главной темой международной повестки дня, указывает Шевцова. Все основные вопросы, вызывающие обеспокоенность Запада, - терроризм, исламский фундаментализм, ядерная безопасность и нераспространение, новые источники энергии, растущее влияние Китая - сходятся в Евразии. А на этой территории физически господствует Россия и бывшие советские республики. 'Главный вызов века - это согласованная политика и понимание российского и постсоветского пространства', - говорит она.

Приезд президента США Джорджа Буша в Москву в России будет изображаться как выражение поддержки Владимиру Путину. Однако программу его пребывания можно воспринять как оскорбление.

До Москвы Буш посетит Латвию, а после торжеств по случаю окончания Второй мировой войны направится в Грузию. Вашингтон считает обе страны борцами как в глобальной войне за демократию, так и в региональной битве против утверждения России на постсоветском пространстве.

Латвия вместе с соседними Эстонией и Литвой была во главе протестов, которые ускорили распад Советского Союза в 1991. Грузинская 'революция роз' 2003 года, приведшая к власти Михаила Саакашвили, придала новый импульс демократическим выступлениям в регионе. Так, грузинские демонстранты помогли вдохновить толпы, которые в этом году привели к власти на Украине президента Виктора Ющенко, организовав 'Оранжевую революцию'. Это в свою очередь повлияло на протестующих в Киргизии, которые в марте добились отставки президента Аскара Акаева.

Советник Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) заявил, что целью поездки не является послать Москве какой бы то ни было сигнал. Другие считают иначе. 'Эта поездка ясно показывает: россиянам, что Холодная война закончилась', - говорит грузинский политолог Гоча Цкитишвили.

Для Буша поддержка нового порядка в бывшем СССР означает поощрение дальнейших демократических преобразований. Как ясно дала понять госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) во время недавнего визита в Восточную Европу, возглавляет список Вашингтона Белоруссия. Американские чиновники считают, что выборы в следующем году дают возможность избавиться от президента-диктатора Александра Лукашенко. Кремль предостерег Вашингтон против вмешательства в дела Минска, но, похоже, США это не напугало.

Американские власти рассматривают демократические перемены на постсоветском пространстве в некотором роде как плоды деятельности США по развитию гражданского общества. Один бывший высокопоставленный чиновник говорит, что одной из причин, по которой военные на Украине отказались стрелять по демонстрантам, было то, что их тренировали американцы, и добавляет: 'Чем больше вы развиваете прочный фундамент ответственности и прав индивида в гражданском обществе, тем лучше вы можете продвигать аргумент о важности свободных выборов'.

Однако американская администрация уравновешивает стремление к демократии с другими приоритетами, а именно, с потребностями в поставках нефти и борьбой против исламского терроризма. А потому приглушает критику авторитарных правителей богатых нефтью Азербайджана и Казахстана, куда западные компании вкладывают огромные деньги. А в таких бедных странах, как Узбекистан, Таджикистан и, в некоторой степени, Кыргызстан, существуют опасение, что политические волнения могут открыть дорогу исламскому фундаментализму. А учитывая, что к югу от них лежит Афганистан, это может усилить нестабильность и насилие в регионе.

Роберт Барри (Robert Barry) из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне говорит, что США не придают особое значение демократизации Центральной Азии. 'Мы уделяем больше внимания геополитической стороне этого региона, чем демократизации'.

Для Москвы это крошечное, но утешение, поскольку и она обеспокоена исламизмом и нестабильностью. Но Кремль будет недоволен попытками Буша пропагандировать демократию где-либо еще. Но хотя американский президент согласился постоять на возвышении на Красной площади в понедельник, это не помешает ему передвигаться по постсоветскому пространству так, как ему захочется.

"The Financial Times", Великобритания

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}