Мнение Квентин ПИЛ ("The Financial Times", Великобритания) inosmi.ru

ПУТИН ГОВОРИТ ОДНО, ДЕЛАЕТ ДРУГОЕ?

Дело Ходорковского: дело не в приговоре

Митинг в поддержку Ходорковского

Решение по делу Михаила Ходорковского, некогда самого богатого человека России, отложено на три недели, что для привыкших смотреть на вещи цинично русских никак не может считаться неожиданностью. Суровый приговор, связанный с лишением свободы, в преддверии пышных торжеств в Москве по случаю празднования 60-й годовщины победы союзников над Германией, назначенных на 9 мая, стал бы для Путина голом в собственные ворота, потому что на праздник к Путину приедет множество лидеров иностранных государств, и он будет всячески стараться показать им, что в душе он истинный демократ.

Кроме того (хотя это вряд ли может быть оценено где-либо, кроме как внутри России), вердикт по делу Ходорковского должен был быть вынесен прямо перед русской Пасхой, и Путина, который сам считается 'воцерковленным' христианином, просто не поняли бы, если бы приговор был вынесен именно в это время. Любят русские Ходорковского или ненавидят - все в любом случае понимают, что дело против него затеяно не из-за уклонения от уплаты налогов и других подобных преступлений, в которых его обвиняют, а из-за власти и политики. Перед арестом Ходорковский выделял много денег на финансирование оппозиционных политических партий, а также благотворительных организаций и структур гражданского общества, ставивших своей целью построение в России демократии. Таким образом, в его лице страна могла получить альтернативный Кремлю центр политического притяжения.

К несчастью для Путина, то, как его правительство обращалось с бывшим олигархом в течение последних полутора лет, заставляя его сидеть безвылазно за решеткой, словно особо опасного террориста, начало завоевывать для него симпатии все большего числа людей, до этого считавших Ходорковского просто очередным 'новым русским', разжиревшим на награбленном добре. В тюрьме он получал тысячи писем и даже продуктовые посылки. Хотя большинство жителей страны его судьба не интересует, а некоторые и вообще думают, что поделом ему, уже сформировалось значительное меньшинство, для которого миллионер превратился в мученика.

Возможно, именно этим был продиктован примечательный тон послания Путина Федеральному Собранию, оглашенного им в понедельник. Иногда создавалось впечатление, что обращения писалось под диктовку государственного секретаря США Кондолизы Райс, побывавшей с визитом в России на прошлой неделе. Путин говорил о своей приверженности демократическому пути развития, о необходимости большей свободы для средств массовой информации, включая и известные своей 'государственной' направленностью общенациональные телеканалы, и призвал собственные налоговые органы перестать 'терроризировать' бизнес.

Единственной фальшивой нотой в этой песне прозвучало утверждение о том, что распад Советского Союза стал 'крупнейшей геополитической катастрофой 20-го века' - и особенно резко оно отдалось в ушах представителей бывших советских республик, получивших независимость в результате распада. Также Путин еще раз повторил, что Россия сама выработает для себя собственные, уникальные условия демократического развития.

Что же у Путина на уме по-настоящему? Со стороны он видится как классический пример всемогущего лидера, который только и делает, что самоустраняется от политики, которую проводят его же подчиненные по его приказу. Так же в свое время делал и Леонид Брежнев. В любом случае, пока Путин своими действиями сам не докажет обратное, все, что он говорит, будет выглядеть больше как наглое лицемерие, чем как неожиданный переворот в душе бывшего полковника КГБ.

Сегодняшнее российское телевидение предлагает зрителю пресную диету из легких развлекательных программ и тщательного отчета о каждом слове, сказанном в Кремле - советского по форме, если и российского по названию. То, что налоговую дубину обрушили на Ходорковского и "ЮКОС", но оставили в покое других олигархов, сделавших, так же, как он, космические состояния в 90-х годах, стало классическим проявлением авторитаризма и произвола. Что же касается многопартийной демократии, то она потерпела сокрушительное поражение на последних выборах, когда единственная реальная оппозиция - бывшие коммунисты и либералы, поклонники свободного рынка - пала под напором 'вечно прокремлевской' 'Единой России' и сочувствующих ей националистов.

Сама сущность процесса против Михаила Ходорковского и то, как с ним обращаются все то время, что этот процесс тянется, гораздо важнее того, каков будет вердикт и насколько суровым окажется приговор. И без того совершенно ясно, что происходит: самый богатый человек России должен лишиться своего богатства и подвергнуться публичному унижению. Это сигнал для всех, кто не хочет ехать в чужой колее.

В России сформировалась концепция власти, совершенно специфически характеризующая советский и постсоветский мир. Слово 'власть' не употребляется в таких контекстах, как 'власть государства', 'власть бизнеса' или 'власть прессы'. Оно обладает самостоятельным содержанием. 'Власть' - это Кремль и все, что этот Кремль может с вами сделать. Когда-то так говорили о КГБ, Коммунистической партии и армии. Сейчас подручные Путина говорят так исключительно о самих себе. И в таком контексте 'власть' не принимает около себя никаких других источников власти - например, денег Ходорковского. Такая 'власть' - огромный камень преткновения на пути России к демократии, и убрать этот камень Владимир Путин пока не готов. Как и большинство его соотечественников, он изначально считает, что в том, чтобы наказать бизнесмена за его слишком сильное увлечение политикой, нет ничего дурного.

В своем обращении Путин упомянул и о другом препятствии для движения России вперед - об отсутствии гарантированного законом права на частную собственность. И слева, и справа на это смотрят как нечто чуждое русским традициям, и виноваты в том, что такое восприятие не удалось пока изменить, поровну Ходорковский и Путин. То, как олигархи нажили свои состояния, скупая государственные нефтяные компании и месторождения полезных ископаемых практически за бесценок и затем без стеснения роскошествовали на упавшие на них с неба деньги (причем Ходорковский был еще из скромных), заставило русских с исключительным цинизмом смотреть на само понятие частной собственности. Неважно, законным или незаконным способом были сделаны капиталистические состояния в 90-х годах и построены крупнейшие бизнес-империи - в сознании народа им как не было, так и нет места. Так что, если Кремль решит ударить налогами по карманам каждого из их хозяев, это мало кого возмутит.

Трагедия романа России с капитализмом и демократией в том и состоит, что здесь они заработали себе дурно пахнущую репутацию задолго до того, как толком оформились. Путин знает, как найти правильные слова, особенно перед встречами с такими высокими гостями, как президент Соединенных Штатов Джордж Буш и его европейские коллеги. Однако пока не видно, чтобы за правильными словами стояли правильные дела.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}