Мнение "Известия" izvestia.ru

ФРАНЦУЗСКАЯ БОЛЕЗНЬ

Пока власть не поймет, что ее задача - именно в развитии этой состязательности, она вечно будет опасаться за свою судьбу в случае потери властных рычагов и статуса

В понедельник губернатор Челябинской области Петр Сумин по представлению президента утвержден областной легислатурой на третий срок. До этого точно так же было внесено предложение о возобновлении полномочий действующего орловского губернатора Егора Строева. Никто не сомневается, что оно будет принято. Еще раньше президентом Татарстана был переизбран местными депутатами Минтимер Шаймиев. Сохранили свои полномочия губернаторы Ямало-Ненецкого АО, Еврейской АО, Тюменской области. Лишились своих постов до сих пор лишь такой одиозный персонаж, как тульский губернатор Василий Стародубцев, а также - с переводом на дипломатическую службу - не менее колоритный деятель Дмитрий Аяцков из Саратова.

В действиях президентской администрации уже не в первый раз прослеживается одна и та же тенденция: идя на довольно радикальные преобразования сложившихся механизмов государственного управления, она проявляет изрядный кадровый консерватизм. Ранее можно было наблюдать эту тенденцию на примере административной реформы. В результате страна живет по французской поговорке: "Чем больше все меняется, тем больше все остается по-старому".

Подобная ситуация может иметь несколько объяснений. С одной стороны, возможно и вероятно, что власть - по крайней мере в том, что касается губернаторов - просто создает себе систему удобную в управлении, пригодную для того, чтобы держать территориальных начальников "на крючке". Чем более региональный лидер зависит от федеральной власти, тем меньше сюрпризов он может преподнести.

Есть и другой вариант: короткая скамейка запасных, заметный недостаток квалифицированных кадров, способных к управлению государством во всех его ипостасях - как демократическими политическими процессами, так и рыночной экономикой. В странах с устоявшейся демократией и многопартийной системой любая серьезная партия, претендующая на власть, способна в случае победы на выборах выставить готовую команду для заполнения политических должностей (их число может насчитывать сотни и даже тысячи вакансий). России еще до такого состояния далеко. Кадрового резерва нет ни у оппозиционных партий ("теневые кабинеты", которые они предъявляют общественности время от времени, выглядят достаточно карикатурно), ни у правящей администрации, которая эклектично формирует свою команду, как правило, из сторонников других партий, изъявляющих готовность с ней работать.

А скорее всего имеет место сочетание обоих объяснений.

Как ни парадоксально, наличие вертикали власти дает возможность легко ломать и перестраивать самые громоздкие институты. Выращивать для них грамотные кадры должна и может только демократия, политическая и профессиональная состязательность, сосуществование нескольких альтернативных платформ, имеющих надежду на осуществление.

Пока власть не поймет, что ее задача - именно в развитии этой состязательности, она вечно будет опасаться за свою судьбу в случае потери властных рычагов и статуса, а наш политический процесс будет лихорадить от упомянутой выше французской болезни.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}