Мнение Редакция "The Economist", Великобритания inosmi.ru

ВОЗМОЖНО, КРЕМЛЬ СОЖАЛЕЕТ

Смогут ли Владимир Путин и Россия оставить дело ЮКОСа позади?

'Хотели как лучше, а получилось как всегда', - сказал как-то российский премьер-министр из правительства Бориса Ельцина. Многие на Западе сейчас думают точно также о Владимире Путине. Если вначале казалось, что российский президент привержен делу демократии и развитию связей со всем миром, то позже все повернулось по-другому. Еще одна надежда, которую возлагали вначале на президента Путина - что рыночные реформы и политика благоприятствования бизнесу обеспечат устойчивый экономический рост - рухнула после расчленения некогда крупнейшей нефтяной компании России ЮКОС. Однако появились признаки того, что по крайней мере в отношениях с бизнесом Кремль даст повод для возрождения былого оптимизма.

Некоторые московские бизнесмены считают Путина неисправимым 'хомо советикус'. Взгляните на назначение Михаила Фрадкова, ограниченного в экономическом плане премьер-министра. Некоторые говорят, что в первый срок своего президентства Путин еще проявлял интерес к экономическим реформам, однако он забросил это занятие, когда астрономический скачок нефтяных цен предложил более легкий путь развития.

Говорят о том, что у Путина подход к большому бизнесу как у старого бойца КГБ: бизнес неизменно грязное дело, таящее в себе потенциал для возникновения бунтов и мятежей. В связи с этим он должен быть подчинен власти. В соответствии с этими взглядами, главное соперничество в правительстве идет между конкурирующими кланами силовиков. Ситуация складывается так, что либеральные министры - министр финансов Алексей Кудрин и министр экономики Герман Греф - оказались вытесненными на обочину.

Другая (более малочисленная) группа говорит о том, что хотя Путин и не является демократом, он уделял достаточно много внимания новейшей истории Китая, чтобы понять, какой путь для России является оптимальным, чтобы возродить ее величие. Такой анализ останавливает свое внимание на внушительной макроэкономической стабильности, достигнутой при Путине, и считает два последних года, связанные с делом ЮКОСа, досадным недоразумением. Есть также основания для того, чтобы говорить о возвращении либеральных экономистов.

В конце марта Путин провел встречу с ведущими российскими бизнесменами (также известными как олигархи). Легенда гласит, что на такой же встрече пятилетней давности президент Путин сказал им, что они сохранят полученное во время мутных приватизаций 90-х годов в том случае, если будут платить налоги и не станут вмешиваться в политику. Сейчас он предложил сократить срок давности для пересмотра приватизационных сделок с десяти лет до трех. Оптимисты заявляют, что такой шаг подтверждает, что больше никто не разделит судьбу Михаила Ходорковского, бывшего шефа ЮКОСа, который нарушил договоренность о невмешательстве в политику, был арестован в 2003 году и проведет следующие десять лет в тюрьме, если этого добьется обвинение.

Путин также неоднократно говорил о необходимости стимулирования малого бизнеса, доля которого в российской экономике относительно невелика. Он даже заявил, что тот бизнесмен, который успешно преодолеет бюрократический лабиринт в целях регистрации своего дела, заслуживает награждения медалью.

Два момента, вызывавшие страх среди иностранных инвесторов в связи с делом ЮКОСа, кажутся ушедшими в прошлое. Первый состоял в том, что предполагаемое слияние российского государственного газового монополиста 'Газпром' с государственной нефтяной компанией 'Роснефть', которая сомнительным путем приобрела главное дочернее предприятие ЮКОСа, может быть пущено под откос. Такое слияние, которое сделает государство мажоритарным акционером 'Газпрома', должно привести к отмене ограничений на иностранное владение акциями 'Газпрома'. Две компании довольно нелепо препираются из-за условий сделки. Но на этой неделе Греф заявил, что слияние совершенно определенно произойдет в этом году. Другой беспокоящий момент состоял в том, что иностранным компаниям запретят приобретать лицензии на разработку крупных нефтяных и газовых месторождений, поскольку по новым правилам участвовать в таких тендерах могут только компании, большая часть капитала которых российская. Кое для кого этот шаг выглядел как доказательство существования ползучего изоляционизма в экономической политике, который был естественным дополнением колючей внешней политики Путина. Но оказалось, что ограничения на получение лицензий носят довольно мягкий характер - гораздо более мягкий, чем предполагалось.

Однако сигналы, поступающие из Кремля и от аналитиков кремлевской политики, носят двойственный характер. И существуют три важные причины для сомнений в оптимистической перспективе. Первая - это фактор времени. Даже в условиях высоких цен на нефть темпы роста в 2004 году снизились до 7,1 процента. В начале этого года было отмечено дальнейшее снижение темпов роста, сопровождавшееся увеличением инфляции. Чтобы обеспечить достижение амбициозной цели по удвоению ВВП России за десять лет, Путин, похоже, готов пойти на кратковременные тактические уступки. Более того, события на Украине продемонстрировали негативные последствия расхождений с влиятельной элитой. Путин не хочет, чтобы деньги олигархов шли на нагнетание обстановки в России. Вторая причина связана с налогами. Даже когда Путин хочет ослабить налоговое давление на бизнес, его фавориты могут думать по-другому. Получив хороший опыт во время сокрушительной налоговой атаки на ЮКОС, налоговики начали целый ряд менее заметных процессов. Всемирный Банк в своем докладе, опубликованном на этой неделе, подсчитал, что в 2004 году сумма сборов по налоговым задолженностям была в три раза выше, чем в 2003 году. Третья причина заключается в том, что ранее Путин выступал с ободряющими заявлениями, обещая, например, что во время его правления не будет ренационализации. А это, по словам известного экономического советника президента Андрея Илларионова, привело к 'противоречиям между словами и делами'. Илларионов говорит, что среди бизнесменов по-прежнему бытует мнение, что 'правила игры в любой момент могут измениться: сегодня это налоговое администрирование, а завтра может быть прокуратура'. Один пессимистически настроенный магнат, который присутствовал на встрече с Путиным, говорит о том, что государство всегда может найти способ для захвата собственности, если сочтет нужным, и что ни президент, ни страна пока не считают частную собственность и закон святым делом.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}