Мнение Олег МАСЛОВ, Александр ПРУДНИК ng.ru

РОССИЙСКИЕ ЛИДЕРЫ ИЗБИРАЮТСЯ ЦИКЛАМИ

Новейшая история страны. Как радужные ожидания сменялись мучительными разочарованиями

В России лидер страны почти всегда обозначает свое время или условную «эпоху». Людям свойственно говорить «это было при Брежневе», «это было при Ельцине», не уточняя дат тех или иных событий. Обсуждение политических реалий довольно часто приводит к презентациям отдельных фрагментов из прошлого. Причем вне контекста того времени. Подобные презентации могут дезориентировать неподготовленного читателя. Это приводит к возникновению различных аллюзий. Одной из таких аллюзий является мысль о том, что если бы Ельцин выбрал не Путина, а другого преемника, то развитие России в начале XXI века пошло бы несколько по иному пути.

Подобные представления возникают, например, при прочтении прогностической статьи Лилии Шевцовой «Россия – год 2005. Логика отката. Основные тенденции развития власти, экономики, социальной и внешней политики»: «Уже Ельцин, назначив своим преемником представителя силовой структуры, тем самым дал толчок к усилению репрессивности постсоветской системы в формате новейшей истории России». Вменение в вину Ельцину кадрового просчета является грубой ошибкой, искажающей не столько недавнее прошлое, сколько представление о реальном процессе востребованности того или иного лидера страны.

Является ли случайным лидером страны Владимир Путин? Были ли случайными лидерами страны Михаил Горбачев и Борис Ельцин? Можно ли выявить закономерности востребованности народом того или иного лидера страны? Можно ли презентовать экспертному сообществу некую теорию, опираясь на которую оно будет выстраивать прогностические модели? Ответы на эти вопросы мы и попытаемся найти в рамках своего анализа, пытаясь не выйти за пределы рациональной парадигмы.

Российский формат

Исторический процесс полицикличен. В истории каждой страны можно выделить циклы развития различной длительности и глубины. Традиционно выявленные закономерности в политическом и экономическом развитии различных стран укладываются во вполне определенные циклы. Из спектра циклов для нас представляют определенный интерес среднесрочные циклы (до 10 лет) и полувековые или «кондратьевские» циклы, которые связаны со сменой поколений людей, технологических укладов, основных фондов, с переменами в социально-политических отношениях и духовном мире.

История нашей страны в ХХ веке значительно отличается от аналогичных историй других стран мира. Попытка выявить циклы развития в формате новейшей истории России, в рамках наиболее динамичной части новейшей истории начиная с 1980 г., привела к возможности формализовать новые, исключительно российские циклы развития страны. В рамках среднесрочных циклов удалось выделить два коррелированных цикла персонально ориентированных общественных ожиданий, которые в значительной степени влияют на поведенческие модели лидеров страны и на историю страны в целом. Это трехлетние циклы формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий и шестилетние циклы исчерпанности этих ожиданий. Персонально-ориентированные ожидания – это и концептуальные форматы массового сознания.

Анализ трех среднесрочных циклов – горбачевского (1982–1991 гг.), ельцинского (1988–1997 гг.) и путинского (1997–2006 гг.) – позволяет выявить общие закономерности, однако дает возможность лишь ориентировочно определить дату возникновения новых персонально-ориентированных общественных ожиданий в отношении будущего лидера страны. События января 2005 г. позволяют предположить, что новый трехлетний цикл формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий начался именно в начале 2005 г. и будет завершен в 2008 г. Трехлетний цикл формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий в отношении нового лидера страны, таким образом, представлен нами гипотетически. А экскурс в историю позволит получить объективное представление о реальных процессах формирования и исчерпанности персонально ориентированных общественных ожиданий.

В преддверии Горбачева

Начало 80-х гг. XX века. В СССР – глубокий «брежневский застой». От Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева советское общество ничего не ждет. Сам лидер страны является безусловным лидером по числу анекдотов, посвященных этой «уходящей натуре». Приближался период советской истории, который был остроумно назван ППП: «пятилетка пышных похорон». Но старт ей дала скорее всего не смерть Брежнева, а смерть главного идеолога КПСС Михаила Суслова. Вот основные вехи «пятилетки пышных похорон»:

25 января 1982 г. – смерть Суслова;
10 ноября 1982 г. – смерть Брежнева. Завершение 18-летнего периода его правления;
9 февраля 1984 г. – смерть преемника Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова;
10 марта 1985 г. – смерть преемника Андропова на посту Генерального секретаря ЦК КПСС Черненко.

Эти три года, вобравшие в себя похороны трех генеральных секретарей ЦК КПСС, фактически стали временем формирования общественных ожиданий, связанных с приходом нового, молодого лидера страны. Кадровые изменения на вершине партийной пирамиды, начавшиеся с приходом к власти Юрия Андропова, высветили ряд новых личностей, среди которых выделялся Михаил Горбачев. Избрание после смерти Андропова Генеральным секретарем ЦК КПСС 73-летнего Константина Черненко только усилило общественные ожидания молодого лидера страны.

11 марта 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран Горбачев. Этой датой завершается трехлетний цикл формирования связанных с ним персонально-ориентированных общественных ожиданий. Данную дату можно назвать «точкой востребованности» нового лидера страны. «Точка востребованности», как и «точка абсолютной исчерпанности», является важным понятием в формате графической презентации циклов персонально ориентированных общественных ожиданий.

Ожидания негативные и позитивные

Период формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий условно можно поделить на два этапа. На первом этапе надежды людей на лучшее будущее начинают приобретать вполне осязаемые очертания лишь в аспекте неприятия доминирующих политических персон. От лидера страны и от власти в целом граждане страны уже не ждут ничего хорошего ни для себя, ни для своих ближних. И лишь контурно проявляется потребность граждан страны в видении желаемого будущего. На втором этапе видение желаемого будущего, а также отрицание негативной реальности приводит к поиску лидера, который в состоянии дать людям желаемые ими перемены.

Смерть Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова и избрание Генеральным секретарем Черненко позволили распознать персонально-ориентированные общественные ожидания. Доминантным в обществе было ожидание нового, молодого, энергичного лидера страны. Персонально-ориентированные общественные ожидания неразрывно связаны со своеобразными требованиями, предъявляемыми к новому лидеру страны. Эти основные требования следующие:

новый лидер страны должен понять чаяния народа, он должен быть открыт к прямому диалогу с народом, а главное – улучшить жизнь людей;
новый лидер страны должен вывести страну из застоя и начать желаемые перемены;
новый лидер должен открыть страну миру.

Возвращаясь к вопросу о случайности лидеров страны, зададимся вопросом: могло ли Политбюро ЦК КПСС избрать на пост Генерального секретаря ЦК КПСС кого-либо, кроме молодого, по меркам Политбюро, Михаила Горбачева? Этот вопрос часто обсуждается на различных сайтах в интернете, и иногда приводятся версии о возможности назначения на высший пост в стране Андрея Громыко. И даже о якобы имевших место впоследствии сожалениях Громыко по поводу его поддержки Горбачева. В эпоху плюрализма допустимы любые версии, но утвердиться в мысли о возможности иного кадрового назначения, кроме исторически осуществленного, значит сознательно отказаться от реально сложившегося к 1985 г. контекста исторических событий. Это более чем ошибка. Это сознательное искажение прошлого. Скорее всего у Политбюро ЦК КПСС не было иного выбора, как соответствовать реально осознаваемым требованиям своего народа.

Первые годы Горбачева

Новый лидер страны практически полностью соответствовал общественным ожиданиям. Он был вызывающе молод на фоне других партийных лидеров СССР, открыт, постоянно говорил о необходимости перемен, которые были нужны обществу. И его первые шаги подтверждали, что общественные ожидания начинают сбываться. Так, в течение первого года правления сменились более 50% руководящих кадров в республиках, на 70% был изменен состав руководителей министерств. Была предъявлена обществу программа «перестройки», а также предпринят ряд шагов, которые подтверждали реальность перемен в стране. Среди них можно выделить следующие:

11–12 октября 1986 г. – встреча Горбачева и президента США Рейгана в Рейкьявике, что демонстрировало обществу возрастающую открытость страны всему миру;
16 декабря 1986 г. – освобождение из горьковской ссылки академика-диссидента Андрея Сахарова, что являлось реальным подтверждением прекращения в стране борьбы с инакомыслящими;
3 февраля 1988 г. – арест Юрия Чурбанова, зятя Брежнева, что было воспринято обществом как сигнал к тому, что в стране не будет групп лиц, которые будут находиться выше закона;
1–2 октября 1988 г. – принятие закона о многоступенчатых альтернативных выборах («апогей» шестилетнего цикла: 1985–1991 гг.)

Соответствие действий Горбачева сложившимся в стране общественным ожиданиям проявлялось во многих аспектах. «Прожектор перестройки» и гласность давали надежду людям на лучшую жизнь, но динамика общественной жизни и объем накопленных страной проблем были таковы, что уже в 1988 г. начался новый цикл персонально-ориентированных общественных ожиданий. Причем начался внутри шестилетного цикла исчерпанности общественных ожиданий, связанных с Горбачевым.

Несмотря на то что в деятельности Горбачева было многое, что не воспринималось обществом позитивно: антиалкогольная программа, постоянное позиционирование первого лица государства рядом со своей женой, одно является непреложным фактом – Горбачев в первые годы своего правления был любим народом. И оспаривать это сегодня – значит отступать от истины.

Горбачев сходит со сцены

25 декабря 1991 г. Михаил Горбачев выпускает указ о снятии с себя полномочий Верховного главнокомандующего и передаче их вместе с «ядерной кнопкой» Борису Ельцину. Эту дату можно считать «точкой абсолютной исчерпанности» Горбачева в концептуальном формате общественных ожиданий, персонально связанных с ним. Его участие в президентской избирательной кампании 1996 г. полностью подтверждает уровень исчерпанности – за Горбачева проголосовало чуть более 386 тысяч граждан России, менее 1% избирателей страны.

Из массива исторических фактов, составляющих его политическую биографию, необходимо выделить следующие:

14 марта 1990 г. – избрание Горбачева президентом СССР сроком на 5 лет. Горбачев был избран президентом страны Съездом народных депутатов СССР (высший пост в стране с нижайшим уровнем доверительной легитимности). Это фактически заложило вектор дальнейшей трансформации государства в целом;
15 октября 1990 г. Горбачеву вручают Нобелевскую премию мира (соответствие общественным ожиданиям, сформировавшимся к 1985 г.);
17 марта 1991 г. – проведение референдума о сохранении обновленного Союза (соответствие новым общественным ожиданиям). При высокой активности избирателей (80%) – 76% голосуют за сохранение Союза. Напомним, что итоги референдума были восприняты Ельциным и его окружением как победа Горбачева.

Избрание Горбачева президентом СССР – это также попытка лидера страны соответствовать новым общественным ожиданиям. Но исторический контекст событий того времени таков, что новые персонально-ориентированные общественные ожидания уже были жестко связаны с Борисом Ельциным.

Безусловно, трехлетние и шестилетние циклы являются условными периодами. Так, со дня избрания Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС до «точки абсолютной исчерпанности» прошло почти шесть с половиной лет. Но данные циклы позволяют охватить одним взглядом значительные период в новейшей истории, а главное – объективизировать многие явления в истории нашей страны.

Парадокс исчерпанности ожиданий

Краткий обзор исторических циклов, персонально связанных с Горбачевым, позволяет утверждать, что он полностью соответствовал формату персонально-ориентированных общественных ожиданий, сложившихся к 1985 г. Более того, он пытался соответствовать и новым, нарождающимся общественным ожиданиям в начале 90-х гг. Это позволяет высказать парадоксальную идею о том, что ИСЧЕРПАННОСТЬ ПЕРСОНАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОЖИДАНИЙ НАСТУПАЕТ В РЕЗУЛЬТАТЕ ИСПОЛНЕНИЯ ЛИДЕРОМ СТРАНЫ ЭТИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОЖИДАНИЙ. Сразу оговоримся, что исполнение касается не тех публичных обещаний, которые лидер страны давал народу в какой-либо конкретный исторический момент, до своего избрания или после, а именно невербальных общественных ожиданий, связанных персонально с данным лидером.

В формате шестилетнего цикла исчерпанности общественных ожиданий, связанных с личностью Горбачева, важно рассмотреть его действия, направленные на соответствие новым, нарождающимся общественным ожиданиям. Выборы народных депутатов СССР в марте 1989 г., избрание Горбачева президентом СССР 14 марта 1990 г. сроком на 5 лет – эти шаги демонстрируют стремление лидера страны в рамках трансформации политической системы опереться на силу государства, противопоставив ее отжившей свой век КПСС.

Для объективизации аспекта, в рамках которого был предопределен исход борьбы между Горбачевым и Ельциным, введем в качестве индикатора понятие «доверительная легитимность». Упрощенно говоря, доверительная легитимность – это то количество голосов, которые избиратели передают своему избраннику в доверительное (трастовое) управление в ходе выборов. В рамках данного понятия доверие народа к Горбачеву в формате восприятия его в массовом сознании было крайне низким, так как значительная часть народных депутатов СССР не избиралась непосредственно гражданами страны, а получила властные полномочия от ненавидимой многими КПСС. Да и тем народным депутатам СССР, которые были непосредственно избраны гражданами, никто не делегировал права избирать президента СССР. А главное, уровень доверительной легитимности Ельцина, за которого на выборах в июне 1991 г. проголосовали более 45 млн. граждан страны, был несопоставимо выше, чем уровень доверительной легитимности Горбачева.

Ранний Ельцин: роман власти с народом

Особенностью формирования персонально, ориентированных ожиданий в отношении Бориса Ельцина является то, что оно проходило в рамках горбачевского шестилетнего цикла исчерпания. Концептуальный формат новых общественных ожиданий, которые непосредственно связаны с Ельциным, формируется в рамках трехлетнего цикла, начавшегося в 1988 г. и завершившегося 12 июня 1991 г. Контуры этого цикла можно обозначить следующими датами:

11 ноября 1987 г. – снятие Ельцина с поста первого секретаря МГК КПСС. Именно с этого момента начинает формироваться в обществе образ незаслуженно обиженного борца с несправедливостью, способного принести народу реальное избавление от всего негативного;
26 марта 1989 г. – Ельцин избирается народным депутатом СССР по одному из московских округов, несмотря на сопротивление всей партийной номенклатуры;
29 мая 1990 г. – Ельцин избирается председателем Верховного Совета СССР;
17 марта 1991 г. – на референдуме на вопрос «О введении всеобщих выборов президента РСФСР» 70% его участников голосуют «за»;
12 июня 1991 г. – Ельцин избирается президентом РСФСР. При 70-процентной явке за него проголосовали 57,3% избирателей. Эту дату можно назвать «точкой востребованности» Ельцина.

За Ельцина проголосовали в ходе выборов 45 551 582 избирателя. Это ли не доказательство любви граждан России к своему новому лидеру? Тем более что ни о какой фальсификации результатов этих президентских выборов в пользу Ельцина сегодня говорить просто невозможно. Более того. Этот период новейшей истории нашей страны можно назвать «недолгим романом власти с народом». Новый лидер страны обратился к народу за поддержкой и получил власть из рук народа. Недолгий эгалитарный период в жизни страны завершился в декабре 1993 г. принятием Конституции. Но этот период является крайне важным для будущего России.

В начале ХХI века многие граждане России не любят вспоминать этот период всеобщей эйфории и всеобщей любви к Ельцину. Народ сам сотворил себе кумира. Граждане страны любили своего нового лидера. Противоположные утверждения – это переписывание истории. Не более того.

От элитарного вектора к эгалитарному

Персонально-ориентированные общественные ожидания, непосредственно связанные с Ельциным, можно условно поделить на негативные и позитивные. Новый лидер страны должен был «наказать виноватых», а также «решать, как жить дальше, – решать, советуясь напрямую с народом». Упрощенно концептуальный формат новых общественных ожиданий можно представить в следующем виде:

новый лидер страны должен разогнать ненавидимую народом номенклатуру;
новый лидер страны должен отобрать власть у КПСС;
новый лидер страны должен получить власть от народа.

Неявно сформулированные общественные ожидания, как это ни парадоксально, преобразуются в радикальные действия лидеров. Так, требование народа лишить КПСС власти привело к вполне определенным шагам со стороны генсека Горбачева. Необходимо отметить, что Горбачев чувствовал данный вектор формирования общественных ожиданий. Исторический факт: на том же III внеочередном Съезде народных депутатов СССР, на котором Горбачев был избран президентом СССР, были внесены поправки в Конституцию страны, отменявшие руководящую роль КПСС. Данный дрейф политического лидера страны в сторону новых общественных ожиданий закончился неудачей, в том числе из-за того, что попытка соответствия общественному ожиданию была предпринята в рамках элитарного вектора, свойственного персонально Горбачеву. Последующие действия Ельцина подтвердили, что общество требовало эгалитарного вектора в развитии страны, непосредственно связанного с прямым волеизъявлением народа. А запрет КПСС сразу после победы над ГКЧП – это реальный шаг Ельцина в рамках соответствия лидера страны общественным ожиданиям.

Элитарный вектор стал ослабевать после I Съезда народных депутатов СССР. Работа I Съезда с 25 мая 1989 г. было фактически первой технологической пиар-акцией в стране. До этого в истории СССР не было политических мероприятий, которые бы вызвали такой мощный интерес у граждан. Но съезд закончился, и в общественном сознании во все большей степени стало формироваться понимание того, что эта власть не сможет реально исполнить общественные ожидания граждан страны.

Разочарование в Ельцине

Формирование новых общественных ожиданий, связанных с Ельциным, проходило в рамках прямого диалога Ельцина с народом. Подтверждением этому были и его многочисленные выступления на митингах, и признание за народом права самому избирать своего лидера. Но уже президентские выборы 1996 г. четко обозначили очертания исчерпанности общественных ожиданий, персонально связанных с Ельциным. В первом туре за Ельцина проголосовали 26 665 495 граждан России, а избрание его на второй срок лишь подтверждало нежелание общества возвращаться в прошлое. «Шоковая терапия», «кровавый октябрь», «черный вторник» и чеченская война – вот слагаемые исчерпанности ожиданий, непосредственно связанных с Ельциным. Вот основные события в рамках шестилетнего цикла (1991–1997 гг.) исчерпания общественных ожиданий:

январь 1992 г. – начало экономической реформы («шоковая терапия»);
апрель 1992 г. – провал попытки принять новую Конституцию России на Съезде народных депутатов РСФСР;
декабрь 1992 г. – уход в отставку правительства Егора Гайдара. Новым премьер-министром стал Виктор Черномырдин;
21 сентября – 4 октября 1993 г. – трагические события после выхода указа Ельцина «О поэтапной конституционной реформе и роспуске ВС РФ». Расстрел Белого дома;
12 декабря 1993 г. – принятие на референдуме Конституции РФ;
11 октября 1994 г. – «черный вторник». Обвальное падение рубля;
11 декабря 1994 г. – начало первой чеченской войны;
14 июня 1995 г. – чеченские боевики под руководством Ш.Басаева провели террористическую операцию в городе Буденновск;
3 июля 1996 г. – избрание Ельцина президентом России на второй срок.

В рамках шестилетного срока исчерпания персонально-ориентированных ожиданий, связанных с Ельциным, сложно точно назвать дату «точки абсолютной исчерпанности», или попросту «точку обрыдлости». Гипотетически – это лето 1997 года. Но уже март 1997 года можно считать за точку отсчета в формировании в стране новых персонально-ориентированных общественных ожиданий.

Ельцин ищет наследника

Главной особенностью нового цикла общественных ожиданий (1997–2000 гг.) необходимо признать публичный поиск нового лидера страны. Приход в правительство Черномырдина «молодых реформаторов» Анатолия Чубайса и Бориса Немцова – это начало политической игры Ельцина в «наследника». За этой игрой вырисовывалась четкая стратегия поиска концептуального формата, которому должен соответствовать новый лидер страны. Основные даты этого периода:

17 марта 1997 г. – в состав правительства Черномырдина вошли «молодые реформаторы» Чубайс и Немцов;
23 марта 1998 г. – Сергей Кириенко назначен премьер-министром РФ;
17 августа 1998 г. – отказ ведущих банков страны от выплат по ГКО (дефолт);
11 сентября 1998 г. – Евгений Примаков назначен премьер-министром РФ;
12 мая 1999 г. – Сергей Степашин назначен премьер-министром РФ;
9 августа 1999 г. – Владимир Путин назначен премьер-министром РФ.

Раздражающая общество «премьерская чехарда» фактически была не столько своеобразными «смотринами» кандидатов в президентское кресло, сколько реальным процессом зондирования общества на соответствие того или иного кандидата общественным ожиданиям. Знаковой, в этом аспекте, можно считать историческую публикацию в журнале «КоммерсантЪ – Власть» от 11 мая 1999 г. статьи «Четыре портрета Президента-2000». Новый лидер страны должен был обладать чертами «людей в погонах»: Штирлица, Жеглова, Дзержинского и Петра I. В рамках обыденного восприятия реальности до сих пор в общественном сознании имеют хождение умозаключения, что Кириенко был слишком молод, да и не справился с управлением огромной страной, а Примаков был слишком стар. Все это только подтверждает корректность концептуального подхода к данному вопросу.

Необходимо отметить, что публикация в журнале «КоммерсантЪ – Власть» от 11 мая 1999 г. лишь презентовала данные одного из многочисленных социологических исследований, призванных выявить невербальные персонально-ориентированные общественные ожидания. Путин по своим биографическим характеристикам в большей степени, чем Степашин и другие соискатели высшего поста в стране, подходил под концептуальный формат общественных ожиданий. Скорее всего именно это и предопределило выбор Ельцина.

Чего ждали от Путина

Необходимо обратить внимание на то, что основные векторы в формировании персонально-ориентированных общественных ожиданий, связанных с Путиным, были непосредственно связаны с негативным образом действующего президента страны Ельцина. Новые общественные ожидания стали формироваться на неприятии обществом последствий дефолта 1998 г. и экономической нестабильности в целом, а также на безусловном неприятии кадровой чехарды на высших руководящих постах страны. Более того, очередная антитеррористическая операция в Чечне, начавшаяся 1 октября 1999 г., уже была продиктована необходимостью для Путина соответствовать новым общественным ожиданиям. Новые персонально-ориентированные ожидания укрупненно можно представить в следующем концептуальном формате:

новый лидер должен навести порядок в стране и обеспечить стабильность;
новый лидер страны должен вернуть уважение к России и решить «проблему Чечни»;
новый лидер страны должен быть государственником и патриотом.

Первые годы правления Путина продемонстрировали, что он практически полностью реализовал сложившиеся к 2000 г. общественные ожидания. В известной степени решена «проблема Чечни», и в результате уменьшилось травмирующее воздействие этого фактора на массовое сознание граждан России. В Чечне принята Конституция, дважды избирали президента республики. Что нужно еще для успокоения граждан страны?

Достигнута экономическая стабильность, воплощенная в отсутствии задержек в выплатах зарплат бюджетникам и пенсий пенсионерам, более того, постоянно осуществляются «инфляционные надбавки». Путину удалось вернуть уважение к слову «патриот» и возродить прежнее уважение к государству и государственности в целом. Создание федеральных округов было воспринято как интегрирующий страну шаг и попытка навести порядок в стране. И это, и многие другие прагматичные шаги Путина, безусловно, являлись практической реализацией лидером страны персонально-ориентированных общественных ожиданий. А это означает, что общество уже скоро приступит к поиску нового лидера страны и страна вступит в новый цикл формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий.

Разочарование неизбежно

Добровольная отставка Ельцина 31 декабря 1999 г. и избрание 26 марта 2000 г. президентом РФ Путина завершили трехлетний цикл формирования общественных ожиданий, связанных лично с Путиным, и дали старт новому, «путинскому» шестилетнему циклу (2000–2006 гг.) исчерпания общественных ожиданий. На первом этапе – полное соответствие Путина общественным ожиданиям. Но есть нечто, несколько отличающее Путина и от Горбачева, и от Ельцина. Любовь народа к Путину носила более долговременный характер, что нашло свое отражение в дискуссиях в экспертном сообществе о «феномене рейтинга Путина». Лидер страны предпринимал шаги, которые полностью поддерживаются обществом. В первую очередь это:

май 2000 г. – указ президента о создании федеральных округов, что послужило обществу сигналом о реальных шагах по сохранению российской государственности;
декабрь 2000 г. – принятие оптимальных решений о государственной символике и гимне страны, что полностью подтвердило ожидания общества, которое хотело видеть в Путине лидера, способного связать прошлое, настоящее и будущее страны и общества.

Первый президент России Ельцин сделал многое для того, чтобы власть воспринималась обществом как нечто агрессивно негативное. Путин в первый срок своего правления этот формат восприятия власти сломал. Означает ли это, что Путин опровергнет наличие шестилетних циклов исчерпанности персонально-ориентированных общественных ожиданий? Трагические события в Беслане, монетизация льгот, трансформация политической системы страны – все это в состоянии лишь ускорить или замедлить движение Путина к «точке абсолютной исчерпанности». Не более того. Надежды народа не бесконечны. В массовом сознании перестало укладываться, как высокие цены на нефть на мировом рынке и излишки денег в государственном бюджете могут совмещаться с лишением некоторых групп граждан заслуженных льгот. А это признак исчерпанности общественных ожиданий.

Президент США Ричард Никсон в свое время сказал знаменитую фразу: «Каким я останусь в истории США, в значительной степени зависит от тех, кто будет писать учебники истории США для школьников». Именно этим, скорее всего, и объясняется известное резкое высказывание президента Путина по поводу одного из учебников по истории России.

Смена ожиданий

Простейшие вычисления показывают, что «точка абсолютной исчерпанности» путинского шестилетнего цикла придется на весну 2006 г. Не исключено, что именно понимание этой закономерности послужило основанием для того, что реформа местного самоуправления в России в рамках принятого Государственной Думой Закона «О местном самоуправлении» будет вводиться с января 2006 г. Именно это и ряд других фактов позволяют утверждать, что российская власть готова к организации новой «управляемой турбулентности» в рамках дальнейшей трансформации российского государства.

Формирование новых общественных ожиданий будет проходить в рамках все возрастающего понимания обществом того факта, что Россия уже живет в формате «наследуемого» президентства». Особо следует отметить, что сразу после всенародного избрания Ельцина президентом РСФСР новая властная элита взяла курс на последовательное и планомерное отстранение граждан от какого-либо влияния на общественно-политические процессы в стране. Следствием этой политики являются и постоянное падение явки граждан на выборы во все уровни власти, и неуклонный рост активнопротестного электората, выражающийся в сознательном голосовании против всех. А это индикатор непризнания значительными группами граждан страны сложившейся политической реальности. Элитарный, «горбачевский» вектор решения общественно-политических задач, тотально доминирующий в России начала XXI века, безусловно, вызовет к жизни новые эгалитарные ожидания, лежащие в плоскости справедливости и равенства.

Необходимо отметить, что общественно-политические процессы носят объективный характер и, как это ни покажется парадоксальным, не подвержены влиянию традиционных для информационной эпохи манипулятивных технологий. Более того, вектор манипулятивного воздействия на массовое сознание, обычно используемый лидерами страны, почти всегда направлен на демонстрацию соответствия лидера страны общественным ожиданиям, ранее сформированным и доминирующим в обществе, а также новым, нарождающимся ожиданиям. Так, действия Путина в формате истории с компанией «ЮКОС» лежат именно в плоскости нарождающихся ожиданий. Но объективный исторический процесс жесток, и «точка абсолютной исчерпанности» Путина неминуемо приближается к вполне определенному прогнозируемому периоду.

Попытки соответствовать

В конце 80-х – начале 90-х гг. Горбачев, осознавая новые нарождающиеся общественные ожидания, принимает решение о создании института президента в стране. Данное решение объяснялось тем, что большинство цивилизованных стран возглавляют президенты, а СССР – партийный лидер. Введение института президента и отмена 6-й статьи Конституции СССР реально ослабили влияние КПСС на общественно-политическую жизнь страны. А это полностью соответствовало новым, нарождающимся общественным ожиданиям. Ельцин в рамках тех же общественных ожиданий выходит 12 июля 1990 г. из КПСС, а затем, после поражения ГКЧП, полностью выводит эту политическую организацию из общественной жизни.

Осознавая другой, эгалитарный вектор общественных ожиданий, Ельцин добивается проведения в РСФСР 17 марта 1991 г. референдума по вопросу введения всеобщих выборов президента РСФСР. Граждане России поддержали его, и 12 июня 1991 г. Ельцин избирается президентом РСФСР. Более 45 млн. граждан, проголосовавших за Ельцина, – это высочайший уровень доверительной легитимности для нового лидера страны.

Шестилетний цикл исчерпанности персонально-ориентированных общественных ожиданий, связанных с Ельциным, подтверждает парадоксальную идею об истинной причине исчерпанности общественных ожиданий. КПСС как политической организации, безраздельно властвовавшей над страной, не стало. Наследница КПСС КПРФ – не более чем одна из партий, представленных в Государственной Думе. Эгалитарный вектор общественных ожиданий, требовавший непосредственного участия народа в общественно-политических процессах в стране, был реализован референдумом о введении поста президента РСФСР, первым всенародным избранием лидера страны (вотум доверия президенту РСФСР Ельцину) и референдумом по принятию Конституции РФ, проведенным в декабре 1993 г. Обращаем внимание на то, что всенародное голосование за Конституцию страны, несмотря на известные сомнения в истинности итогов данного референдума, также является выполнением лидером страны общественных ожиданий. Постоянно практикуемый Горбачевым элитарный апгрейд Конституции СССР крайне негативно воспринимался обществом. И, как это ни покажется парадоксальным, неизменность российской Конституции неразрывно связана с неприятием массовым сознанием уже подзабытых действий Горбачева.

Горбачев и Путин: исторические параллели

В экспертном сообществе, как это ни покажется парадоксальным, чаще всего Путин сравнивается не с кем иным, а с первым и последним президентом СССР Горбачевым. Необходимо отметить, что после пяти лет правления Путин как действующий президент страны уже не соизмеряется ни с Петром Первым, ни с Георгием Жуковым, ни с другими символьно-знаковыми персонами из известной публикации в журнале «КоммерсантЪ – Власть». А для взаимного позиционирования Путина с Горбачевым индикативных операторов более чем достаточно.

В рамках обыденного сознания и Горбачев и Путин – это лидеры катастрофического типа. Сразу оговоримся, что не сами лидеры страны вызывали те или катастрофы. Более того, они искренне желали процветания и гражданам страны, и государству. Но из истории страны выбросить трагические страницы практически невозможно. При Горбачеве произошла ядерная трагедия в Чернобыле, чудовищное землетрясение в Армении. Погромы, падение самолетов, железнодорожные аварии, вооруженные конфликты (Карабах), «парад суверенитетов» следовали одни за другими, что в значительной степени отразилось и на самом образе Горбачева. «Послужной список» Путина не менее впечатляющ. Это гибель подлодки «Курск», трагедия на Дубровке, «Трансвааль», взрывы в московском метро, падение самолетов, горевшая телебашня «Останкино», сгоревший в день президентских выборов 2004 г. Манеж и ужасная трагедия с детьми в Беслане. Но есть и другие, не менее важные исторические параллели между Горбачевым и Путиным.

Как уже отмечалось ранее, и Горбачев и Путин пытались соответствовать новым, нарождающимся общественным ожиданиям. Горбачев в 1990 г., выполняя своеобразный «заказ общества», ввел институт президента в стране и отменил 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС. Путин в 2003 г., осознавая новые, нарождающиеся общественные ожидания, отправляет на скамью подсудимых олигарха Михаила Ходорковского (историческая параллель с Юрием Чурбановым). Это действие можно расценивать как попытку Путина соответствовать новым «антиолигархическим ожиданиям» и как своеобразное «послание» обществу о «равенстве всех граждан страны перед законом». Но не только это роднит действующего президента России с президентом СССР.

Горбачев, объективно воспринимая опасность и для себя лично, и для страны со стороны старой коммунистической номенклатуры, опирался в борьбе с КПСС на силу государства. Путин, осознавая реальную или иллюзорную опасность, исходящую от олигархов, также опирается в борьбе с олигархами на силу государства. Это наглядно проявляется в «деле ЮКОСа» в формате не связанных, но скоординированных действий налоговых органов, суда и государственных структур, осуществивших продажу на аукционе «Юганскнефтегаза».

Кроме опоры на силу государства, необходимо выделить еще один важнейший фактор: концентрацию в руках лидера страны всей полноты власти. «Послебесланские инициативы» президента Путина достаточно подробно проанализированы в экспертном сообществе в аспекте усиления власти института президента и лично Путина. А аналогичные действия Горбачева, особенно в период 1988–1991 гг., как-то остались вне зоны внимания российских аналитиков.

И главное, что роднит Путина с Горбачевым, – это необходимость определяться с «наследником». Безусловно, шаги Горбачева в ходе первых российских президентских выборов и его поддержка Вадима Бакатина не совсем вписываются в политическую технологию «наследуемого» президентства, но отдельные совпадения позволяют рассматривать действия всевластного Горбачева в 1991 г. в рамках политической технологии «наследуемого» президентства.

Пятый год Путина

Гипотетически можно предположить, что 2005 год – это не только год активного движения Путина к «точке абсолютной исчерпанности», но и первый год в трехлетнем цикле персонально-ориентированных общественных ожиданий нового лидера России (2005–2008 гг.). Как отмечалось выше, на первом этапе трехлетнего цикла общественные ожидания носят персонально не связанный характер. В упрощенной форме новые, нарождающиеся, персонально не связанные общественные ожидания должны отвечать на «исторические» вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?». Причем необходимо отметить, что скорее всего доминирующим фактором, способным оказать максимальное влияние на общественно-политическую жизнь в стране, будет ответ на первый вопрос. И лишь когда массовое сознание интуитивно найдет ответы на эти вопросы, только тогда начнется поиск личности, способной реализовать новые, нарождающиеся, персонально не связанные общественные ожидания.

Для того чтобы попытаться понять, каковы будут новые персонально-ориентированные ожидания, необходимо четко выделить то негативное, что идентифицируется с Путиным как лидером страны. В России с декабря 1993 г. доминирует элитарный вектор в решении общественно-политических проблем. Эгалитарный «роман с народом» длился недолго, с марта 1991-го по декабрь 1993 г. После принятия Конституции все общественно-политические процессы в стране проходят без какого-либо учета мнения граждан страны. Выборы постепенно превратились в примитивный и жестко управляемый механизм формальной легитимизации власти. Именно в рамках элитарного вектора существует потенциальная опасность внесения изменений в Конституцию страны не через всенародный референдум, а через апгрейд Конституции посредством использования Государственной Думы и обладающего практически нулевым уровнем доверительной легитимности Совета Федерации.

Сегодня сложно говорить о том, какие именно эгалитарные тенденции могут быть востребованы, казалось бы, апатичным российским обществом. Но надежды людей на лучшую жизнь трансформируются и в ожидание наказания виновных, и в ожидание востребованности самого народа. А лидеров, способных дать обществу позитивные импульсы, среди действующих политических активистов в медийном ареале России не наблюдается. А вот политиков, желающих ответить на вопрос «кто виноват?» и тем самым «оседлать» негативный вектор общественных ожиданий, более чем достаточно.

Российская Федерация за годы со дня принятия Конституции прошла путь от однопартийной системы к однопартийной системе. Полное доминирование партии «Единая Россия» в Государственной Думе наглядно демонстрирует один из важнейших по отношению к Путину негативных аспектов. В ближайшее время он будет полностью идентифицироваться в общественном сознании исключительно в рамках горбачевского элитарного вектора развития страны. А это означает, что модель «наследуемого» президентства переходит в разряд политических технологий с высоким уровнем риска. Технология «наследуемого» президентства уже состоялась в России в 1999–2000 гг., и в ближайшие три года эта технология будет лишь искать адекватные формы самореализации.

В рамках ретроспективного взгляда необходимо отметить, что пятый год правления был удачным для первого президента России Ельцина. Он был переизбран на второй срок, несмотря на известные трудности этого процесса. Пятый год правления был более чем удачным и для Горбачева. Он был избран Съездом народных депутатов СССР президентом страны, был удостоен Нобелевской премии мира, и мало что предвещало его грядущую политическую катастрофу, как и реальную дезинтеграцию страны. Пятый год правления Путина нельзя назвать удачным, по крайней мере для России. Не исключено, что многие российские эксперты отнесут трансформацию политической системы страны после трагических событий в Беслане к разряду личных удач президента Путина. Но ретроспективный взгляд не позволяет присоединиться к данной точке зрения.

«Наследуемое» президентство и «оранжевая революция»

Прогнозы в общественно-политической сфере условно можно поделить на два типа: прогнозы, основанные на доступе к инсайдерской информации, и прогнозы, сформированные на основе выявленных закономерностей. Прогноз событий в России на 2007–2008 гг. может строиться в формате отслеживания воздействия политической технологии «наследуемого» президентства и планируемой в Москве «оранжевой революции», с учетом закономерностей выявленных в циклах персонально-ориентированных общественных ожиданий. Главная проблема, которая будет стоять перед Путиным в аспекте выбора «наследника», – это требование полного соответствия последнего новым, нарождающимся в стране персонально-ориентированным общественным ожиданиям. И в случае неудачного выбора «наследника» (формат «Горбачев – Бакатин») политическая нестабильность в России гарантирована на несколько лет вперед.

Упрощенно, в рамках прямых аналогий с известными политическими фигурами, новым персонально-ориентированным общественным ожиданиям может соответствовать «Ельцин № 2», олицетворяющий эгалитарный вектор для дальнейшего развития страны (ожидания в формате «оранжевой революции» в Москве), «Путин № 2», олицетворяющий элитарный горбачевский вектор в развитии страны (ожидания в формате «наследуемого» президентства). В планы идеологов будущей «оранжевой революции», безусловно, будет входить расчет на то, что выбор Путина – это «Бакатин № 2» или «российский Янукович». В рамках трех данных векторов можно прогнозировать, что новый лидер страны может возглавить Россию либо в рамках конфликта с действующей властью, как это осуществил в конце 80-х – начале 90-х гг. Ельцин, либо в результате «наследования» кресла президента, как это было реализовано в отношении Путина.

Необходимо отметить, что любой «дрейф» Путина в сторону новых, нарождающихся общественных ожиданий не приведет к безусловной успешной реализации в 2008 г. политической технологии «наследуемого» президентства. Действующий президент может начать кампании по борьбе с коррупцией или по борьбе за большую социальную справедливость, но шансы его «наследника» стать президентом России от этого не вырастут. Еще раз подчеркиваем, что исчерпанность персонально-ориентированных общественных ожиданий связана не с непосредственной деятельностью лидера страны и тем более не с теми обещаниями, которые он формально давал гражданам страны.

На сегодняшний день является очевидным, что новые персонально-ориентированные общественные ожидания находятся в формате эгалитарного вектора, требующего непосредственного участия граждан страны в решении как проблем, стоящих перед обществом и страной в целом, так и проблем своего собственного выживания. Именно в этом формате будут вынуждены вести поиск альтернатив «наследнику» и идеологи будущей «оранжевой революции» в Москве, и не попавшие в Государственную Думу «демократы».

События на Украине наглядно продемонстрировали, как опасно для действующей власти вести «двойную игру», когда два основных кандидата в президенты как бы «равноудалены» от действующего главы государства. В формате, когда и «наследник» президента, стартующий с позиции премьер-министра, и «единственная реальная альтернатива» в той или иной степени обязаны своей карьерой Леониду Кучме (Владимиру Путину). Для идеологов будущей «оранжевой революции» в Москве действующая власть в России скорее всего не более чем группа лиц, приватизировавших брэнд «государство». Расклад политических сил к 2008 г. будет диаметрально противоположным в случае, если «единственной реальной альтернативой» «наследнику» станет, например, Михаил Ходорковский или если «народным лидером» объединенной оппозиции и грядущей «оранжевой революции» станет бывший спецпредставитель Путина по Калининграду Дмитрий Рогозин.

Если «наследником» Путина будет назначен министр обороны Сергей Иванов, у которого, безусловно, в отличие от бывшего украинского премьер-министра Виктора Януковича, нет «темных пятен» в биографии, то его несоответствие нарождающимся общественным ожиданиям кратно увеличит шансы «оранжистов». И предсказать итог президентских выборов-2008 будет очень трудно. Сложность задачи, стоящей перед Путиным в аспекте выбора «наследника», объясняется тем, что его преемник должен не только максимально соответствовать новым персонально-ориентированным общественным ожиданиям, но и полностью зависеть после своего избрания от управляющей референтной группы в стране, возглавляемой действующим президентом.

Парадокс российской реальности заключается и в том, что первая «волна» социологических исследований в стране, посвященных президентским выборам 2008 г., выявила, что наибольшие шансы на успешное участие в своеобразном кастинге в «наследники» Путина есть у «политиков без биографий». Известность политика является непреодолимым препятствием для попадания в статус «наследника». Этот парадокс можно объяснить тем, что известность политика не оставляет простора для «творчества масс» в формате самостоятельного сотворения нового кумира. Из данного парадокса российской реальности можно сделать два вывода. Наиболее известные на сегодняшний день в стране политики если и будут участвовать в будущих президентских выборах, то лишь в качестве статистов. А реальный «наследник» Путина может обладать на сегодняшний день уровнем узнаваемости в России, не превышающим 2%.

Среднесрочные риски России

Требуется осветить еще один вопрос, который является крайне важным для понимания общественно-политических процессов, происходящих в России, в формате трехлетних и шестилетних циклов персонально-ориентированных общественных ожиданий. Многообразие фактов новейшей истории страны позволяет нам объективно исследовать две фазы власти: репродуктивную и контррепродуктивную. В данном аспекте наша страна значительно отличается от развитых демократических стран. Например, с точки зрения американских республиканцев власть в США сейчас находится в репродуктивной фазе, так как Дж.Бушу удалось в 2004 г. переизбраться на второй президентский срок. Но переход власти в США к демократам, безусловно, оставил бы власть в стране в репродуктивной фазе. Контррепродуктивной власть в США стала бы лишь с точки зрения республиканцев.

В России переход власти от Ельцина к Путину и переизбрание Путина на второй президентский срок – это сохранение репродуктивной фазы для действующей власти, а переход власти от Горбачева к Ельцину – это контррепродуктивная фаза для той, советской власти. Так возможен ли в России в ближайшие годы переход власти в контррепродуктивную фазу? Этот вопрос уже сегодня не выглядит преждевременным по той простой причине, что переход власти в контррепродуктивную фазу в 1991 г. означал для нашей страны прежде всего дезинтеграцию. Об опасности дезинтеграции страны неоднократно заявлял после трагических событий в Беслане действующий президент Путин. Данная проблема не может находиться вне фокуса внимания экспертного сообщества.

Приведенные выше исторические параллели между Горбачевым и Путиным демонстрируют наличие ряда системообразующих факторов, необходимых для перехода власти в России в контррепродуктивную фазу. Более того, тщательное изучение особенностей перехода власти в стране в контррепродуктивную фазу в 1917 и 1991 гг. позволяет говорить о высокой вероятности создания большинства необходимых условий в России для перехода власти в контррепродуктивную фазу уже в 2008 г. Несмотря на то что вероятность этого перехода на сегодняшний день нельзя оценивать выше 20%, необходимо признать, что 80% всех необходимых условий для дезинтеграции страны создает сама нынешняя действующая власть. Причем «силовое» избрание в 2008 г. президентом России «наследника» Путина не решает ни одну из проблем как действующей в стране власти, так и граждан страны. Это лишь отодвинет все проблемы на четырехлетний президентский срок в случае радикального несоответствия нового президента страны сформировавшимся в России новым персонально-ориентированным ожиданиям. Риск дезинтеграции – это среднесрочный риск России.

Парадокс общественно-политической ситуации, сложившейся в России к «20-летию реформ», заключается в том, что те радикальные перемены, которые произошли в нашей стране с 1985 г., вполне соизмеримы с переменами, характеризующими полувековые, «кондратьевские» циклы. Не исключено, что мы с вами будем наблюдать в 2008–2012 гг. наложение среднесрочных циклов общественных ожиданий и «кондратьевских» циклов. Среднесрочные 9-летние циклы России, включающие в себя 3-летние циклы формирования персонально-ориентированных общественных ожиданий и 6-летние циклы исчерпания этих ожиданий, позволяют выстраивать прогнозные модели, что переводит общественно-политическую ситуацию в России в достаточно предсказуемую плоскость.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}