Мнение Светлана САНШИНА

Жажда имиджа наоборот?

Уход менеджера среднего звена - даже самого высокопрофессионального - событие, как правило, редко становящееся предметом широкого обсуждения. Оно и понятно: перипетии судьбы и карьеры менеджеров такого уровня, обычно, не попадают даже в топы форумов и блогов.

ООО

Но иногда увольнение или переход в другую фирму руководителя или заместителя руководителя департамента крупной фирмы может иметь если не значимое, то, как минимум, знаковое значение. Причем - не только и не столько для самого менеджера, сколько для покидаемой им фирмы, стратегии, направления ее дальнейшего развития.

Именно к такого рода переходам относится, на наш взгляд, уход (увольнение? бегство?) из ООО «Лудинг» заместителя директора департамента маркетинговых коммуникаций Левона Оганджаняна.

Для непосвященных: ООО "ЛУДИНГ" - одно из крупнейших в России специализированных торговых предприятий по продаже алкогольной и безалкогольной продукции, работающее на этом рынке уже свыше 16 лет. Сам Л.Оганджанян, проработавший до того и в Правительстве Москвы (тогда, кстати, мы и познакомились), и на Первом канале (между прочим - в Аналитической дирекции, где, по слухам, был далеко не последней фигурой), имевший (имеющий?) когда-то отношение к ряду не менее любопытных и непростых организаций, категорически (если не сказать - в резкой форме) отказался прокомментировать свое скоропалительное решение спешно, после двух продуктивных лет работы, уже с первого декабря, покинуть головной офис одного из флагманов российского алкогольного рынка, усердно потчующего население заморскими спиртными напитками (изрядную долю которых составляют напитки нижней ценовой категории в так называемых «тетрапаках» - литровых прямоугольных бумажных емкостях, наподобие тех, в которых до недавнего времени продавали только молоко).

Правда, по поводу скоропалительности решения есть и другая версия: по уверению достаточно надежных источников из самого «Лудинга», заместитель директора департамента маркетинговых коммуникаций (теперь уже бывший) написал заявление об увольнении по собственному желанию еще в начале ноября, т.е. - почти за месяц до того. Впрочем, эти уверения не дают ответа на главный вопрос - почему?

Чтобы найти ответ, попытаемся проанализировать и сопоставить все имеющиеся факты, детали и предположения.

Не секрет, что собственники, поставив на позицию директора департамента «своего» человека, заместителем зачастую назначают профессионала (как собственно говоря, и было в данном случае). В результате директор - в силу своей должности - постоянно вмешивается в оперативное управление департаментом, нарушая баланс полномочий и ответственности, отменяя или пересматривая решения своего заместителя, давая прямые указания другим сотрудникам. Если все происходит в русле согласованного плана, то заместитель может такую ситуацию обратить себе во благо, дав понять подчиненным, что это результат совместно выработанной позиции. Если же подобное вмешательство директора нарушает нормальный ход оперативного управления, то авторитет заместителя подрывается. Что, в конечном итоге, может привести к банальному «хлопанью дверью».

Директор департамента и его заместитель могли оказаться заложниками противоречий между собственниками. Несомненно, что отсутствие единства мнений между учредителями, противоречия в целях и, соответственно, неясность и расплывчатость задач, ставящихся перед подразделением, могут привести к сложностям в работе и управлении и, как следствие, к разочарованиям и неудовлетворенности у менеджеров. Причем, чем выше профессионализм топ-менеджера, тем глубже разочарование. Если директор был рекомендован одним из учредителей, а затем взаимоотношения между учредителями ухудшились, то и директор, и его заместитель могли оказаться жертвами конфликта между учредителями (по имеющейся у нас информации директор департамента уволился в начале ноября, т.е. - дней на 20-25 раньше своего зама).

Учредители могли поставить перед руководителями департамента (а непосредственным и главным исполнителем являлся там заместитель) заведомо невыполнимые задачи или задачи, выполнение которых могло привести к серьезной потенциальной ответственности, ответственности не только административной, но и уголовной. Такое бывает: учредители не всегда осознают, что подставляют своих работников, особенно если в прошлом по тем или иным причинам (другие законы, слабый госконтроль и т. п.) подобные действия сходили с рук. С учетом несомненного в профессиональной среде авторитета Оганджаняна, как человека неподкупного и порядочного, это обстоятельство тоже могло быть одной из причин добровольного ухода.

Руководство фирмы могло нарушить договоренности о вознаграждении за работу, если эти договоренности (например, в части каких-то дополнительных выплат) не были закреплены письменно. Или же, с учетом кризиса, но - вопреки договоренностям, оно уменьшило саму сумму вознаграждения.

Люди, создавшие бизнес с нуля и добившиеся заметных успехов, привлекая наемных профи в качестве топ-менеджеров, порой далеко не сразу понимают и далеко не всегда осознают, какие функции они готовы передать приглашенному специалисту. Тем самым такое могло породить неоправданные ожидания на креативный либерализм. В результате могли возникнуть противоречия между ожиданиями сторон и взглядами на дальнейшее развитие и продвижение.

Вкупе же все перечисленное могло быть причиной (поводом?) ухода (увольнения? бегства?) Л.Оганджаняна.

В чем же, спросите, знаковость происшедшего? Поясним. Бывший заместитель директора департамента - вопреки вышесказанному - умудрился за два года так высоко поднять планку всего, что касалось маркетинговых коммуникаций, что в алкогольном бизнес-сообществе стали говорить о новом имидже компании, которая, кажется, смогла решиться (может точнее - которая попыталась?) совершить за два года качественный скачок из когорты просто удачливых поставщиков разномастного алкоголя в тесный круг элитных поставщиков. Уважаемые издания стали предлагать бесплатно (или за символические деньги) разместить у себя не только интервью с руководителями компании, но даже и рекламу продукции (что, согласитесь, само по себе уникально). Столичные радиостанции редко какое мероприятие стали проводить без «Лудинга». Отечественный бомонд с удивлением обнаружил новые стильные напитки, ранее не сильно жалуемые в гламурном сообществе... Все это - и не только мы придерживаемся такого мнения - свершилось благодаря и при непосредственном участии Левона Шагеновича, тонкого стратега и управленца, сибарита и эстета, поклонника изящных, креативных и всегда оригинальных решений. И добивавшегося всего скорее вопреки, нежели содействию руководства, к которому – оставаясь оппозиционным до дерзости - был вхож, окружения, для которого, в большинстве, так и остался из-за своей утонченной интеллигентности чуждым элементом, и обстоятельств, которые почти никогда не складывались благоприятно.

Что может означать его уход? Что компания снова откатится к лиге просто удачливых поставщиков (в т.ч. и - напитков нижней ценовой категории в так называемых «тетрапаках»)? Что возобновится сомнительной целесообразности спонсорство непонятной итоговой эффективности вечеринок, и будет все это пафосно зваться звучным заморским словом ПиаР? Что одним из самых важных рекламных «вершин» вновь будет считаться солидный щит на улице Рябиновой с начертанным на нем гордым именем «Лудинг» и предупреждающей надписью о вреде чрезмерного употребления алкоголя?.. Кстати, вы где-нибудь в столице видели (на улице!) еще хоть один рекламный щит с названием кого-нибудь из конкурентов «Лудинга» - «Русьимпорта», например, «Симпла» или «Сварога»? Нет? Может, они не так заботятся о своем имидже? Или попросту не такого имиджа жаждут?

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}