Мнение «Газета.Ru» gazeta.ru

СТРАХ ПЕРЕД БУДУЩИМ

«Оранжевый синдром» поразил не только российскую оппозицию, но в еще большей степени – путинскую политическую элиту. И это гораздо опаснее.

Страх перед будущим

Два события дня, случайно совпавшие по времени, обнажают центральные проблемы текущей российской политики. В Кремле наконец-то определились со схемой слияния «Роснефти» и «Газпрома». А в Думе возбужденно заговорили о намерениях новой украинской власти пересмотреть некоторые итоги кучмовской приватизации.

Финальная схема «раздачи слонов» после экспроприации «Юганскнефтегаза» – поистине соломоново решение.

Смысл ее в том, что «Роснефть» все же достанется кремлевской «газпромовской» группе Миллера-Медведева, а группа Сечина-Богданчикова получит в качестве компенсации в свое управление юкосовский актив. Не очень понятно, конечно, что теперь делать с тем шлейфом долгов «Роснефти», запрятанных в кривых и до сих пор не легализованных вексельных схемах с собственными дочками и дисконтной продажей будущей нефти Китаю. Получается, что $9,6 млрд долга по оплате «Юганска» для Сечина повиснут теперь на «Газпроме». Но это детали. В целом, «афера года» путинской администрации победоносно завершена.

И на этом фоне слова главы комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками «единоросса» Андрея Кокошина, прозвучавшие на пленарном заседании Думы, приобретают особое звучание. Парламентарий заявил, что его комитет намерен инициировать принятие специального заявления в связи с планами по пересмотру итогов приватизации на Украине. И дальше произнес фразу, которая является квинтэссенцией страхов путинского режима перед конституционной сменой президента в 2008 году: «На Украине ситуация так называемой реприватизации выглядит скорее как политическая кампания, направленная против экономической базы оппозиции, чем как юридически мотивированные действия».

Более антипутинскую речь даже трудно придумать. Опрокидывая ситуацию на Россию, нетрудно увидеть, что российская власть делает ровно то же самое, против чего намерена бороться на Украине.

Депутат Кокошин фактически имеет в виду, что «Юганскнефтегаз», отнятый властью у ЮКОСа в качестве «экономической базы» российской оппозиции, которую намеревался возглавить Ходорковский, и отданный чиновнику кремлевской администрации Игорю Сечину, та же самая «Криворожсталь». Причем, и в прошлом, и – что еще более важно – в будущем. И теперь, когда «Криворожсталь» отнимают у зятя Кучмы Виктора Пинчука, депутат Кокошин практически открытым текстом призывает российскую Думу выстраивать линии политической обороны.

Спрашивается, впрочем, откуда и как взялась эта самая «экономическая база оппозиции» на Украине? Это, в сущности, экономическая база власти, а не оппозиции. И взялась эта база от раздачи режимом Кучмы украинских предприятий своим родственникам и приближенным, которые стали оппозицией всего-то пару месяцев назад, лишь после провалившейся попытки фальсификации президентских выборов.

Безусловно, если новая украинская власть не избежит искушения охоты на ведьм и начнет проводить массовую неправовую деприватизацию активов бывшей власти, передавая эти активы людям, преданным власти нынешней, без законных оснований и прозрачных процедур, это будет приговором «оранжевой» революции. Но только не путинским активистам выносить этот приговор. И не российской Думе.

Казалось бы, зачем «единороссу» Кокошину вытаскивать на поверхность этот вопрос?

Пересмотр прав собственности и ее силовое перераспределение в свою пользу являются одним из стержневых механизмов путинской внутренней политики. И неприятные аналогии здесь очевидны. Украинскую власть ругают за то, чем Кремль уже давно занимается.

В свою очередь, российская Дума ведь не принимала никаких заявлений по разгрому ЮКОСа, хотя дело происходило в ее собственной стране, а не в зарубежье, пусть даже ближнем. А уж открыто поддерживать специальными постановлениями оппозицию в чужой стране, в то время как в твоей собственной эта оппозиция при помощи точно таких же механизмов вытесняется из легального политического поля, особенно нелепо и опасно.

Заявление вполне умеренного и интеллигентного политика, каким является г-н Кокошин, демонстрирует ту повышенную чувствительность и даже болезненность, с которой воспринимаются в путинской элите события на Украине. И есть все основания считать, что по мере приближения сроков решения «проблемы-2008», т.е. истечения законных путинских президентских полномочий, эта истерика будет лишь нарастать.

Как и чем, какими политическими или силовыми механизмами защитить отнятое сегодня, чтобы оно не оказалось вновь отнятым завтра?

Хотя главный урок, заключающийся в том, что именно неправовые попытки удержать власть и собственность приводят к ее – власти и собственности – радикальному переделу после смены режима, путинское окружение усвоит едва ли.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}