Мнение Джеймс Гольдгейер и Майкл Макфол ("The Weekly Standard", США) inosmi.ru

КАК НУЖНО ВЕСТИ ДЕЛА С ПУТИНЫМ

Джордж Буш-младший в полный голос, бесстрашно пообещал содействовать свободе во всем мире

Д. Буш

Номер за 28 февраля 2005 года. В своей второй инаугурационной речи Джордж Буш-младший (George W. Bush) в полный голос, бесстрашно пообещал содействовать свободе во всем мире. Однако не успел Буш сойти с трибуны, как "высокопоставленные сотрудники его администрации" начали выступать с разъяснениями, что речь президента не была сигналом о переменах в политике. К их хору присоединились телевизионные "говорящие головы" и газетные репортеры, доказывавшие, что эти слова ничего не значат. Президент, очевидно, просто совершал ничего не значивший ритуал, когда призывал к распространению свободы.

Сами по себе слова, правда, никогда не бывают достаточными. Для того чтобы его обещанию поверили, Буш теперь должен проводить в жизнь стратегию, которая позволит ему достичь его благородной цели. И все-таки слова имеют значение, особенно когда их произносит президент Соединенных Штатов Америки. Слова президента, когда их тщательно выбирают и последовательно повторяют, могут быть частью стратегии содействия свободе. Автократы всего мира прислушиваются и начинают нервничать. Демократы всего мира слушают и вдохновляются.

Слова становятся особенно значимыми, когда произносить их трудно. Первой серьезной проверкой приверженности Буша его доктрине свободы станет его встреча с российским президентом Владимиром Путиным в Братиславе, Словакия, 24 февраля. Призывать к продвижению свободы в день инаугурации - одно, а говорить то же самое Путину месяц спустя - совсем другое и куда более трудное дело.

В ходе своих предыдущих встреч Путин и Буш, кажется, не тратили особенно много времени на разговоры о свободе. Перед последней инаугурацией это упущение получило стратегическое оправдание, каким бы ущербным оно ни было. На всем протяжении первого срока Буша "реалисты" в его команде утверждали, что наиболее полезными для российско-американских отношений были такие времена, когда мы с дверей начинали себя сдерживать, чтобы не говорить о наших ценностях. Утверждалось далее, что наши отношения с Россией настолько важны для интересов нашей безопасности, что президенту Бушу следует избегать разговоров о свободе и демократии в ходе встреч со своим кремлевским коллегой и вместо этого фокусироваться на диалоге о глобальной войне с террором или о нераспространении оружия массового поражения (ОМП).

Этот аргумент был недальновидным и ошибочным. В конечном итоге - даже в среднесрочной перспективе - политика потворства диктаторам обязательно оборачивается против того, кто ее проводит. Только демократическая Россия будет надежным партнером как для отвечающих за внешнюю политику руководителей США, так и для американских бизнесменов. Только демократическая Россия сможет построить основанное на главенстве закона государство, способное вести борьбу против терроризма на российской земле и тем самым вносить свой вклад в глобальную войну с террором. Только демократическая Россия прекратит угрожать молодым демократическим обществам в соседних странах, Украине и Грузии.

Но теперь, после речи Буша, аргумент "реалистов" в пользу игнорирования отката Путина от демократических устоев во имя интересов национальной безопасности может только лишь подорвать доверие к Бушу. Буш ясно дал понять, что он планирует содействовать свободе в каждом уголке нашей планеты - разумеется, имея в виду также самую большую из всех стран.

Если Буш поедет в Братиславу и, появляясь с Путиным на публике, не повторит убеждений, высказанных в его инаугурационной речи, тогда его критики были правы, и авторитарные лидеры повсюду на земле смогут спать спокойно. Если президент США не позаботится о том, чтобы подтвердить свою приверженность свободе в момент, когда рядом с ним будет Путин, то тем самым Буш пошлет сигнал, что его слова ничего не значат.

Буш не может начинать эффективную кампанию за распространение свободы таким образом. В этой крайне важной первой с начала своего второго срока встрече с нетвердым демократом Буш обязан дать Путину понять, что он осознает и тревожится по поводу сползания России к автократии в последние несколько лет. Фактически, Россия является единственной в мире крупной державой, в которой наблюдалось существенное свертывание демократии во время первого срока президентства Буша. Возможно, нарастающий авторитаризм России является самой большой неудачей третьей волны демократизации, которая началась в Португалии в 1974 году. Президент, провозгласивший свою приверженность продвижению свободы, не может игнорировать эти факты. В Братиславе обязательно должна быть сказана правда.

Однако для того чтобы сделать тему демократии главным фокусом саммита в Словакии, Бушу вовсе не обязательно рвать отношения со своим другом Путиным или же переводить в низшую категорию другие аспекты американо-российских отношений. Если хотите, Бушу следовало бы освежить в памяти подход к Советскому Союзу Рональда Рейгана (Ronald Reagan) в период его второго срока и проводить двуединую стратегию, направленную одновременно на российское государство и на российское общество. Каким бы парадоксальным это ни показалось, более субстантивная повестка на межгосударственном уровне создала бы более подходящие условия для диалога Запада с российским обществом. Именно это и произошло в 1980-х годах, когда Рональд Рейган предложил советскому режиму серьезное сотрудничество в стратегической области, не переставая в то же время выступать в защиту демократических принципов Америки.

Что может Буш предложить Путину? Логичным местом для новой важной инициативы является ядерная область, особенно ускорение демонтажа ядерных систем оружия. Договор, который установил бы правила подсчета боеголовок, определил бы сроки их демонтажа, предусмотрел бы процедуры проверки выполнения, сделал бы сокращения арсеналов перманентными и не разрешал бы складское хранение выводимых из боевого состава систем оружия (сегодняшняя практика, которую допускает подписанный в Москве в 2002 году Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений), показал бы не только россиянам, но и остальному миру, что Соединенные Штаты не шутят, когда говорят о нераспространении ОМП.

Второе, Бушу следует подтолкнуть Конгресс США к тому, чтобы тот еще до того, как Россия вступит во Всемирную торговую организацию (ВТО), перевел Россию в категорию, на которую не будет распространяться поправка Джексона-Вэника (Jackson-Vanik) к Закону о торговле от 1974 года. Хотя в России все еще остаются некоторые из проблем с правами человека, которые данная поправка стремилась исправить, ограничивая торговый статус Советского Союза, поправка Джексона-Вэника является анахронизмом, который сильно ассоциируется с советской эпохой и не помогает предотвращать новые посягательства на демократические нормы, но просто действует на нервы россиянам, как официальным лицам, так и отдельным гражданам. В то же время администрация США может поработать с лидерами Конгресса США, чтобы те выступили с законодательной инициативой, которая будет направлена на предотвращение новых нарушений прав человека в сегодняшней России, а также призвать Конгресс выделить новые ресурсы Фонду Джексона (Jackson Foundation), бесприбыльной организации, которая была создана на начальные инвестиции Конгресса, чтобы продвигать права человека и религиозные свободы в России.

Третье, Буш должен оказывать давление на Путина в тех областях, которые важны для Соединенных Штатов, включая российскую поддержку иранского ядерного проекта и российское вмешательство в дела Грузии и Молдавии.

Не существует никаких причин, почему бы Бушу, когда он решает с Путиным вопросы межгосударственных отношений, не сделать продвижение свободы внутри России центральной темой этого саммита. Если повестка этого саммита наполнена содержанием в других областях, будет легче внести в нее вопрос о демократии.

В ходе однодневной встречи Буш не сумеет убедить Путина прекратить войну в Чечне, перестать деспотично использовать закон в политических целях, пересмотреть решение о назначении ранее избиравшихся губернаторов или перестать преследовать руководителей гражданского общества. Но Буш должен начать объяснять Путину, почему он сам и другие демократические лидеры считают, что осуществляемые ныне в России политические перемены вредят демократии, то есть системе правления, которая построена не только на западных, но и на всемирных ценностях.

Помимо встречи в Братиславе, есть еще ряд шагов, которые может предпринять Буш, чтобы придать достоверности своему обещанию способствовать продвижению свободы в России:

- Буш мог бы выразить свое одобрение в связи с недавним прекращением огня, о котором объявил бывший президент Чечни Аслан Масхадов, и сделать все, что в его силах, чтобы укрепить позиции тех чеченцев, кто готов вести переговоры с Москвой о суверенном статусе Чечни, а также ослабить позиции тех участников джихада внутри Чечни, которых интересует только выполнение транснациональной программы Усамы бен Ладена (Osama bin Laden).

- Буш мог бы перестать требовать дальнейшего урезания фондов, которые предоставляются России в соответствии с Законом о поддержке свободы (Freedom Support Act). Сегодня многие американские организации содействия демократии имеют более крупные бюджеты для своей работы в Армении, чем в России. Соединенные Штаты не могут оставить на произвол судьбы активистов демократического движения в России сейчас, когда демократия там еще не окрепла. Когда Путин использует власть государства, чтобы затыкать рот или изолировать своих политических противников, Буш может выразить солидарность с теми, кто подвергается гонениям. К примеру, когда в мае следующего года Буш поедет в Москву, почему бы ему не провести публичную встречу с демократическими силами России в придачу к межгосударственным встречам?

- Буш мог бы использовать дипломатический вес Америки для укрепления Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Путин хочет уничтожить эту организацию, прежде всего потому, что ОБСЕ сыграла главенствующую роль в разоблачении электоральных мошенничеств в посткоммунистических государствах. Поскольку России предстоят критически важные выборы в 2007 и 2008 годах, крепкая ОБСЕ нужна еще больше, чем когда-либо.

- Буш мог бы призвать других лидеров созданного 4 года назад неправительственного форума "Сообщество демократий" (Community of Democracies) понизить статус России в этой организации. Россия сегодня не является демократической страной. Приглашать ее как добропорядочного члена на следующую встречу "Сообщества демократий" в Сантьяго, Чили, в мае этого года - значит подрывать легитимность этой организации.

- Даже если Путин и не станет его слушать в Братиславе или после, Буш мог бы откровенно говорить об эрозии демократии в России пусть только лишь ради того, чтобы не навредить российским демократам. В одном недавнем интервью Буш сказал: "Американский президент может высказываться ясно и при этом помнить, что некоторые поступки могут поддерживать тиранов и давать тиранам легитимность, которой они не заслуживают". В свой первый срок Буш говорил, что ему понравилось то, что он увидел, когда пристально вгляделся в душу Путина, и он хвалил российского президента за его демократическую ориентацию. Эти его замечания укрепили легитимность Путина и ослабили общее дело демократов в России и в остальном мире.

В совокупности изложенные выше шаги могут обеспечить Бушу в течение его второго срока - как и Рональду Рейгану в течение его второго срока - возможность выступать за то, во что он верует, в то же время не ослабляя связей с Россией в таких областях, как сокращение ядерного оружия, нераспространение ОМП или борьба с терроризмом. Чиновники среднего звена всегда видят возможность компромисса между продвижением демократии и стратегическим сотрудничеством. Буш имеет возможность добиваться того и другого сразу.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}