Неладно Ирина Фигурина doctorpiter.ru

Поручение премьера Мишустина о закупке эффективных лекарств для детей проигнорировали все министерства

Намерение правительства облегчить процесс закупки оригинальных лекарственных препаратов для детей с онкозаболеваниями так и осталось лишь обещанием. Более чем три месяца профильные министерства решали проблему, но, как выяснил «Доктор Питер», так и не придумали ничего нового.

Напомним, накануне 15 февраля, Международного дня детей, больных раком, председатель правительства Михаил Мишустин провел совещание, на котором заявил следующее: «Есть ситуации, когда комплексное использование препаратов, включая зарубежные, дает лучшие результаты, позволяет сократить количество побочных явлений и, в конце концов, ведет к тому, что пациент быстрее выздоравливает. В этих случаях в приоритете, мы все понимаем, должна быть не страна происхождения лекарства, а эффект для пациента, особенно если пациент – маленький ребенок… Нам нужно очень внимательно относиться и к больным детям, и к их семьям. Им требуется наша поддержка. И все, что от нас зависит, в том числе обеспечение их необходимыми лекарствами, мы сделаем».

Этому заявлению премьера предшествовало письмо президенту, под которым подписались более 500 родителей из разных регионов, с просьбой оградить детскую онкологию от импортозамещения, а их детей — от дополнительных страданий. По их словам, повсеместная замена в схемах терапии оригинальных лекарств на российские аналоги уже скоро может привести к «чудовищной статистике».

Затем в Минздрав обратилось 142 детских онколога. Просьба была все та же — создать в России простой работающий механизм, чтобы больницы могли покупать детям с онкологическими заболеваниями оригинальные лекарства, проверенные и работающие.

Как рассказывала заведующая детским онкологическим отделением Городского онкоцентра в Песочном Маргарита Белогурова, в детской онкологии самые большие проблемы с закупкой 2-3 незарегистрированных в России препаратов, среди которых онкаспар и цитозар. Эти препараты проверены временем, но из-за дешевизны и приоритета отечественной фарме в госзакупках они уходят с российского рынка. По словам онкологов, уже сейчас в стране выросло число рецидивов лейкозов. Еще 3 года назад они случались в 4% случаев, сейчас уже в 15%.

Три с половиной месяца профильные министерства (Минздрав, Минпромторг, Минфин, ФАС и т. д) выполняли поручение Михаила Мишустина. И вот на днях закончилось общественное обсуждение проекта постановления правительства, призванное решить проблему с оригинальными препаратами. Оказалось, что онкологам вновь предлагается покупать лекарства, используя «неработающий механизм». И по-прежнему предлагается старая схема, по которой купить конкретный препарат для конкретного пациента можно только по решению медицинской комиссии, на которой надо доказать, что именно дженерик довёл человека до реанимации или вызвал серьезные осложнения. При этом купить лекарства сразу группе пациентов нельзя. Сейчас эта старая схема подаётся как новая, - видимо, в надежде, что все равно никто ничего не поймет.

- По-прежнему сейчас все закупки проводятся только по международному непатентованному наименованию, за исключением тех случаев, когда доказан вред, причиненный применением дженерика, и консилиум дает заключение о необходимости терапии оригинальным препаратом, - рассказала «Доктору Питеру» Елена Грачева, административный директор благотворительного фонда AdVitа. - Детские онкологи просили дать им инструмент для закупки оригинальных препаратов как базового сценария. Пока никакого решения не предложено. В проекте постановления правительства идет речь о создании реестра лекарственных средств, которые могут быть куплены по торговым наименованиям, но, во-первых, этого реестра не существует в природе и, судя по тому, что решение о его создании было в 2013 году, а воз и ныне там, ожидать этот реестр в ближайшее время не приходится, а во-вторых, он в любом случае не вместит все необходимые препараты.

Пациенты с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями по-прежнему страдают от федерального закона «третий лишний», который действует в России с 2015 года — он распространяется на госзакупки лекарств и медизделий. Принцип такой - если на госторги выходит два и более российских производителя закупаемого товара, иностранные компании не могут участвовать в таком аукционе. В результате большое количество импортных препаратов за последние три года ушло с российского рынка — в их числе базовые лекарства для лечения лейкозов. Поэтому премьер Мишустин поручил также всем профильным ведомствам придумать, как исключить детские онкологические препараты из действия закона «третий лишний». Российские детские онкологи понимая, что никто им этого закона не отменит, просто умоляли дать возможность покупать лекарства детям по торговому наименованию - конкретные препараты, прошедшие клинические исследования, с предсказуемым результатом и эффективностью.

- Фармпроизводители и некоторые пациентские сообщества предлагают другое решение: создать реестр не лекарств, а социально значимых и жизнеугрожающих заболеваний, для которых можно покупать лекарства по торговому наименованию, - говорит Елена Грачева. - Но тут будет та же проблема: все тяжелые заболевания совершенно точно не включат, и кто-то останется за бортом, как всегда с любыми списками. Общественные организации предлагают перевести закупки лекарств из ФЗ-44 в ФЗ-223 (это более мягкий закон закупках госкомпаний), и тогда у клиник появится реальный механизм покупать то, что нужно. Посмотрим, по какому сценарию будут развиваться события. Пока они развиваются никак. Поручение Мишустина просто проигнорировано.

Опубликовано: 05/06/2020

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}