Неладно Анастасия Михайлова theins.ru

Как украсть и спрятать миллиард: краткий путеводитель по выводу и обналичиванию денег из российского бюджета

Главный источник дохода российских элит, чиновников и силовиков — это бюджетные деньги. Весь секрет успеха — вывести их с госконтрактов в офшоры или обналичить и спрятать в России. Для этого работают десятки крупных обнальных площадок и банков с силовым прикрытием. На примере существующих уголовных дел The Insider рассказывает, как организованные группы из чиновников, жуликов и силовиков проворачивают эти схемы, начиная с махинаций с госзакупками и заканчивая покупкой вилл в Биаррице.

Обналичивание «серых» денег происходит в России ежегодно в невероятных масштабах. Каждый год Центробанк выявляет «сомнительных операций» на сумму около триллиона рублей (721 млрд рублей в 2019 году, 1,5 трлн рублей — в 2018, по данным ЦБ), и это только те сделки, которые отследил регулятор. Треть их них зафиксированы на крупных государственных стройках. Это подтверждают десятки дел о хищениях при строительстве космодрома Восточный и олимпийских объектов в Сочи, а также уголовное дело совладельцев группы «Сумма» — братьев Зиявутдина и Магомеда Магомедовых, которые строили объекты по госзаказам во всей стране — от аэропортов до железных дорог.

Но во всех этих громких делах нет механизмов вывода средств из бюджета. А дела самих обнальщиков, как правило, расследуются в отрыве от клиентов и госзаказов, которые они обслуживали. При этом редкий госконтракт обходится без вывода средств — наличные нужны для ухода от налогов и откатов, фиктивные сделки прикрывают вывод средств в офшоры, это подтверждают The Insider все те бывшие следователи МВД, с которыми удалось пообщаться.

Одна из самых крупных облав на обнальщиков была проведена в 2011 году оперативниками 2 службы ФСБ по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, которые искали незаконные схемы финансирования террористов. Тогда были мобилизированы несколько сотен оперативных работников МВД и групп спецназа. На прослушку были поставлено почти 100 телефонов. В итоге силовики нашли шесть обнальных площадок, цепочки от которых потянулись к крупным банкам.

Первый этап: украсть и обналичить
Для того чтобы украсть деньги, вам нужно сначала их получить, то есть выиграть госконтракт (общая сумма воровства на госзакупках составляет около 2 трлн в год, то есть примерно 10% федерального бюджета). Для этого вам нужна связка между коррумпированным чиновником и предпринимателем, реально или номинально владеющим какими-то компаниями. Далее у вас есть два варианта: самый простой — закупка «с единственным поставщиком», который вообще не подразумевает конкуренции. Такие контракты по идее должны заключаться только в редких случаях, когда государству нужен какой-то очень специфический товар или услуга, но на деле такие закупки — массовое явление, для этого надо лишь найти формальный предлог для отмены конкурса. Желательно при этом, чтобы закупщик имел тесные связи с чиновниками высокого ранга, скажем, если вы любовница Шойгу, с получением таких контрактов у вас точно не будет проблем. Еще лучше если вы — как Ротенберг или Ковальчук — знакомы лично с Путиным, занимаетесь и имеете для распила благообразный предлог — например, строительство храма Минобороны в цветах хаки, тогда у вас тоже не будет проблем с отсутствием конкурентов на госконтрактах. Второй вариант — это создание подставных компаний, для создания иллюзии конкуренции. Подобные схемы, например, широко практиковались в министерстве культуры времен Мединского. Чтобы участвовать в таких схемах, вам надо быть бывшим партнером министра по бизнесу и, разумеется, не забыть поделиться с ним.

Есть еще вариант закупки товара по явно завышенным ценам, чем занимается, например, Управление гражданского строительства в мэрии Москвы, но это приносит большие деньги только при закупках в больших масштабах — скажем, путинскому повару Пригожину завышенные цены на госконтрактах позволили финансировать фабрику троллей.

Если вы уже знаете, как обеспечить себе госконтракт, то дальше вам понадобится сеть фирм-однодневок, фиктивные договоры с ними и банки, которые обеспечат транзакции денег или их обналичивание. А также кураторы от силовиков, потому что все это, разумеется, незаконно.

По такой простой схеме работали многие площадки, в том числе и одна из самых крупных, устроенная в «Мастер-банке». В 2011 году обнальщики ставили минимальную комиссию за свои услугу в 2,4% максимум, а дневной оборот средств мог достигать ни много ни мало миллиарда рублей.

Из уголовного дела «Мастер-банка», разговор в Skype 15 июля 2011 года с 15:56 до 16:20, перехваченный оперативниками 2 службы ФСБ:

alex_vim: Насколько я помню разговор звучал так, что вот крупные товарищи имеют ставку в 2,15% < комиссия за обналичивание денег — The Insider>

graf111222: Крупные товарищи имеют ставку от 2,25%. Мы договаривались о 2,15%. Сегодняшний рынок от 3%

alex_vim: Ну сейчас глупо спорить, значит за нами хвостик. Но все-таки хотелось в будущем 2,1% видеть

graf11122: У нас такой цены даже для оптовиков от 100 [млн] в день нет

alex_vim: Тогда вопрос, как народ, имея у вас площадку, умудряется торговать по 2,2% — 2,4%

graf11122: Потому что это наверняка один из 4 операторов, у которых цена по себестоимости банка 1,8%

alex_vim: Хочу быть оператором ))))))))))))

graf11122: Для этого сперва надо стать здесь вице-президентом

Человек с ником «Граф» — бывший вице-президент «Мастер-банка» Евгений Рогачов. Молодой, улыбчивый, энергичный, он перебрался в Москву из Воронежа и за шесть лет построил головокружительную карьеру топ-менеджера.

В 2011 году он руководил одной из четырех групп, занимавшихся обналичиванием денег в «Мастер-банке» — был оператором. В материалах уголовного дела есть десятки записей телефонных переговоров, на которых он советуется с неким куратором Алексеем и обсуждает, в каких банкоматах и какие суммы снимать. Эти записи до сих пор хранятся в деле. Следователи также предполагали, что Алексей сам имеет отношение к силовым структурам.

Банк работал по следующей схеме: деньги компаний-клиентов переводились на подставные счета индивидуальных предпринимателей. Их оформляли на сотрудников банка, а потом по их картам снимались деньги в специальных банкоматах, спрятанных в служебных помещениях офисов и подвалах «Мастер-банка».

За один день четыре группы операторов могли обналичить миллиард, а комиссия за снятие денег составляла всего 2,4% максимум. Среди клиентов следователи установили даже несколько ФГУПов, в том числе ФГУП «Московский городской центр арендного жилья». От этой компании был зафиксирован перевод на сумму «не менее 40 млн рублей». Как стало известно The Insider, следователям поступило указание точное количество всех клиентов не устанавливать.

Все уголовное дело закончилось небольшими сроками и амнистией для топ-менеджера банка Рогачева и его подчиненных. Глава банка Борис Булочник успел сбежать через черный ход, когда за ним приехали следователи и оперативники.

Всё включено: обнальная площадка с собственным подрядчиком

Выводить деньги с госконтрактов удобнее, если и контракты, и обнальные площадки с банками принадлежат одной и той же группе, у которой к тому же есть крепкое силовое прикрытие. Именно такая схема, судя по всему, была реализована в случае легендарного полковника МВД Дмитрия Захарченко и его подельников —  собственников компании «1520» (подрядчик РЖД) и руководства банка «Новое время».

Вечером 25 декабря 2015 года полковник Дмитрий Захарченко встретился со своим другом — бизнесменом Анатолием Пшегорницким в ресторане Village Kitchen. Мужчины ужинали и вели непринужденную беседу. Их разговор, как выяснилось позднее, записывали оперативники ФСБ на специально подставленную официантами тарелочку с аппаратурой. Захарченко задержали только спустя восемь месяцев. Оба — и Захарченко, и Пшегорничкий официально занимались энергетикой — Захарченко как фактический руководитель управления «Т» ГУЭБ и ПК (Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией), а Пшегорницкому в прошлом принадлежали компании-подрядчики Федеральной сетевой компании (ФСК ЕЭС). Но их разговор в тот вечер был вовсе не об энергетике — мужчины обсуждали, как изменилась расстановка сил в РЖД после ухода Владимира Якунина, который покинул эту должность за четыре месяца до этого.

В стиле светской беседы Пшегорницкий рассказывал Захарченко, что, например, Аркадий Дворкович, который тогда стал председателем совета директоров РЖД, уговорил нового главу РЖД Олега Белозерова отдать несколько крупных проектов бизнесменам из группы «Сумма» — братьям Магомедовым (сейчас их обвиняют в том числе в распилах на проектах РЖД). А крупной компанией-подрядчиком «1520» сильно заинтересовался близкий друг Владимира Путина — бизнесмен Аркадий Ротенберг.

Пшегорницкий: Аркадий [Ротенберг] и Рябов пытаются какой-то крупняк. Они хотят «Пятнадцать двадцать» <Дмитрий Рябов — гендиректор компании Мосэнерго, принадлежащей Ротенбергам — The Insider>.

Захарченко: Что это такое?

Пшегорницкий: Это же ребята. Пятнадцать двадцать называются. Валера и Боря. Я не мог эту х… разгадать вообще, что это такое. А потом знаешь, что выяснилось? Это тысяча пятьсот двадцать — ширина колеи нашей. Стандарт.

Захарченко: Они что хотят у них забрать?

Пшегорницкий: Они хотят у них забрать, и хотят туда поставить своего человека на закупки.

Нет ничего удивительного в том, что Захарченко не знакомо название компании «1520», но он сразу же понимает, кто такие «ребята Валера и Боря» — Валерий Маркелов и Борис Ушерович, короли обнального рынка. Подрядную организацию «1520» они основали в 2014 году вместе с сыном советника Якунина Андрея Крапивина — Алексеем Крапивиным-младшим. Но на самом деле подрядами РЖД они занялись намного раньше и давно были знакомы с Захарченко.

Под контролем их группы — Крапивина, Ушеровича и Маркелова — были банки, обнальные площадки, подрядные компании и целая сеть из сотен фирм однодневок и реальных компаний, которые выполняли заказы. Это подтверждается данными базы СПАРК, а также материалами трех уголовных дел — дел Захарченко, Маркелова и Ушеровича (бизнесменов обвиняют в даче взяток Захарченко) и дела против руководства банка «Новое время» (через который выводились деньги).

Понять, как была устроена схема по выводу средств, следователям помог бывший партнер Маркелова и ко — банкир Герман Горбунцов, который сейчас сам находится в бегах из-за обвинений в мошенничестве. Именно он передал следователям свой ноутбук со всеми проводками и детальные пояснения. Он рассказал, что махинаторы использовали банковскую программу, отслеживающую движение денег по банкам, подконтрольный группе — в том числе Столичному торговому банку, Инкредбанку и банку «Новое время» (показания Горбунцова есть в распоряжении редакции). Эта система располагалась на удаленном сервере, а участники группы называли ее «Портал» — так ее теперь называют и следователи по делу банка «Новое время».

В системе отслеживались также переводы денег для зашифрованных получателей — например, следователи нашли в ней пользователя с никами «Захар Хитрый» и «Партнер». Оба аккаунта были привязаны к одному номеру телефона, которым, по версии обвинения, пользовался Захарченко, рассказывает источник The Insider, близкий к расследованию уголовного дела Захарченко. Согласно выпискам, в разные периоды ему переводилось по €150 тысяч в месяц. Это подтверждает и Горбунцов. Теперь именно эти переводы следователи и считают взятками.

Горбунцов в своих показаниях называет Крапивина, Ушеровича и Маркелова группой КУМ, он утверждает, что еще с 2004 года они начали расставлять своих людей на разные позиции в РЖД и брать под контроль предприятия. И действительно, по Реестру видно, что Маркелов, Ушерович и Крапивин-младший входили, например, в совет директоров Мценского литейного завода, который получил контракты на производство креплений для шпал, а также Крапивин-младший и Маркелов через совет директоров контролировали крупных подрядчиков «Росжелдолпроект» и «Бамстромеханизацию». Все трое были совладельцами Интерпрогрессбанка.

Но главным среди «партнеров» был Крапивин-старший, который напрямую взаимодействовал с руководством РЖД — с Якуниным.

«Что касается Крапивина, то он отвечал за глобальное взаимодействие с РЖД и за лоббирование перед руководством каких-либо нужных группе КУМ решений» — следует из объяснений Горбунцова.

Сейчас Маркелов находится в СИЗО, Ушерович в бегах, Крапивин-старший скончался. По утверждению источника The Insider, знакомого с ситуацией в РЖД, Крапивин-младший стал работать на Ротенбергов. А компания «1520» в 2018 году возглавила рейтинг Forbes «Короли госзаказа» с цифрой в 218 млрд рублей. Владимира Якунина убрали из РЖД, теперь он среди прочего по поручению Кремля занимается финансированием прокремлевских организаций в Европе.

Следователи также объявили в розыск и руководителей банка «Новое время» — именно этот банк во всех материалах дела проходит как основной в обнальной цепочке. Но пока все обвинения предъявлены только рядовым сотрудникам — например, близкой подруге Захарченко Людмиле Тучковой, которая работала там оператором. А объем выведенных денег за 7 лет работы этой площадки (с 2011 по 2018 год — когда была отозвана лицензия) правоохранители оценивают всего в 5,4 млрд рублей. «Это маленький банк, через него не могло идти много денег, он бы сразу сгорел», — упомянул в разговоре с The Insider Горбунцов.

В материалах дела Захарченко есть протокол осмотра денег, найденных в квартире его сестры — 8,5 млрд рублей в разной валюте. Согласно этому документу (есть в распоряжении редакции), только одна пачка с сотней тысяч долларов была в упаковке банка «Новое время». Но зато $13,6 млн лежали в упаковках Центра ипотеки не Бауманской — подразделения банка Московское ипотечное агентство, где на должности вице-президента работал отец Захарченко — Виктор Захарченко-старший.

Кроме полковника Захарченко наличные дома хранил бывший губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин — у него нашли 1 млрд рублей, а также экс-сотрудник управления «К» ФСБ Кирилл Черкалин (12 млрд рублей). При обыске небольшая заначка была найдена и у бывшего главы Федеральный таможенной службы Андрея Бельянинова ($400 тысяч и €300 тысяч).

Второй этап: вывод зарубеж

Важный элемент во всех обнальных цепочках — это вывод денег зарубеж. Главные инструменты — фиктивные договоры купли-продажи и чуть более сложные схемы с невозвратными банковскими займами.

Самая распространенная схема — вывод денег якобы за оплату товара или услуг. Например, бывший министр открытого правительства Михаил Абызов оказался в заключении из-за того, что формально вывел в офшор свои собственные 4 млрд рублей, оплатив ими покупку четырех энергокомпаний (следователи считают, что купленный актив стоил в 20 раз меньше, правда в чем состоит преступление — неясно, ведь актив он купил сам у себя).

Для вывода средств понадобится офшорная компания и счет в зарубежном банке. Так, например, пытался спрятать деньги в Швейцарии все тот же скандально известный полковник Захарченко. Провернуть махинацию ему помог упомянутый выше банкир Горбунцов, об этом он сейчас рассказывает в своих показаниях следователям. Горбунцов решил открыть счет для Захарченко в Швейцарском банке, но проблема была в том, что швейцарцы открывали счета для иностранцев только после рекомендаций действующих клиентов банка (коим являлся Горбунцов), при этом сам счет предоставлялся офшорной компании, в которой иностранец должен был быть руководителем. Тогда Горбунцов арендовал самолет для отца полковника Захарченко — Виктора Захарченко-старшего, вылетел с ним в Швейцарию и там переоформил на него одну из своих офшорных компаний, куда сразу же были переведены $800 тысяч.

Еще одна схема вывода средств — подставные судебные иски. Самый знаменитый пример — знаменитый Молдавский ландромат. Молдавские судьи рассматривали иски офшорных фирм (подставные) к российским компаниям на огромные суммы и выдавали судебные приказы на их взыскания. Эти бумаги и становились основанием перевода денег, которые, как правило, проходили через Moldindconbank. Так выводились средства на миллиарды долларов. Использовали их и упомянутые выше подрядчики РЖД.

Третьей схемой, которую также часто использовали российские банкиры, была выдача займов из банков иностранным фирмам-однодневкам. Так, по версии следствия, работал бывший глава Инвестбанка Сергея Менделеев. Сейчас он находится под домашним арестом по делу о хищениях в Инвестбанке как минимум 3,2 млрд рублей, которые ушли по фиктивным займам.

Перебросить активы в другую точку планеты можно и вовсе без банковских операций, использовав криптовалюту или систему посредников, существующих еще со времен Средневековья — хавалу.

Серые переводы — хавала и криптовалюта

На больших столичных торговых рынках, которые до сих пор остаются главными поставщиками наличных денег для обнальщиков, до сих пор действует средневековая услуга «хавала». Без документов и расписок деньги отдаются специальному «брокеру» в Москве, через короткое время их можно получить, например, на рынке в Китае, назвав только пароль. Фактически сами средства не пересекают границу, а система работает в виде взаимозачетов.

В тех же целях используют и криптовалюту. Бывший баскетболист ЦСКА Денис Полохин построил на этом сервисе свой бизнес — «корпорацию Беркут». Ее нельзя найти ни в одном реестре компаний, зато теперь у Полохина офис на 44 этаже башни «Меркурий» в Москва-сити. Формально «Беркут» — благотварительная организация, на деле — обменник криптовалюты.

Большая плазма, которая висит на стене в его офисе, в онлайн режиме показывает график с курсом биткойнов и активностью пользователей на разных биржах. За время беседы с корреспондентом он открывает и закрывает небольшую сделку: перекидывает несколько биткойнов из одного кошелька в другой, в это время ему приходят деньги на банковскую карту.

«Все кошельки в системах и на биржах прозрачны. Путь биткойнов можно отследить. Но установить владельцев намного сложнее», — рассказывает Полохин. Маленькие суммы можно продавать через биржу, но с большими деньгами лучше идти в обменники. Тут относительная анонимность — личности продавцов и покупателей знают только посредники. Он показывает видео, на котором мужчины в костюмах высыпают пачки с деньгами на пол, чтобы начать пересчет. Деньги можно поменять на биткойны в Москве, а потом продать биткойны через аналогичный обменник в любой точке мира сразу же после закрытия сделки, говорит Полохин, — хороший вариант для переброски средств через границу.

Где «Беркут» берет наличные, откуда у обменника собственные средства и сколько Полохину и ему фирме принадлежит биткойнов — тайна. Но денег столько, что можно было бы тягаться с членами списка Forbes, говорит Полохин.

Переводом электронных денег сразу в офшоры занимался и Александр Винник, которого американские власти подозревают в отмывании денег на российской бирже BTC-e и требуют его экстрадиции. По данным издания РБК, работая на сервисе WMExpress, Винник предлагал услуги по переброске денег в офшоры. Его биржа BTC-e также могла конвертировать средства через платежные системы компании Mayzus Financial Services и отправлять их в офшоры.

Одна из проблем биткойнов — это нестабильный курс и отсутствие крупных сумм на биржах. За один день курс может упасть или вырасти на тысячу долларов. Только в течение апреля 2020 года курс падал до $6,3 тысячи и поднимался до $8,8 тысячи.

Третий этап: вилла на море

Для того чтобы выведенными деньгами как-то пользоваться, надо их легализовать в принимающей стране. На выведенные деньги можно купить, скажем, дом на Средиземном побережье, но чтобы это сделать, надо объяснить местным властям происхождение средств. Их можно представить как "займы" от офшорных компаний, но еще лучше — как доходы от некоего производства.

Так, например, «Измайловская« ОПГ выводила средства под видом металлургического бизнеса. В середине 2000-х годов задержали легендарного Шакро Молодой (Захар Калашов), на тот момент имевшего тесные связи с измайловскими. Он скупал недвижимость на доходы от игорного бизнеса. Расследование его дела привело испанских прокуроров к миллиардерам Искандеру Махмудову (также тесно связанному с «Измайловской» ОПГ) и Олегу Дерипаске. По версии следствия, они занимались отмыванием денег через дочернюю компанию УГМК (Уральская горно-металлургическая компания) — Vera Metallurgica. Эта фирма по официальным документам якобы занималась обработкой металла для российских компаний и отправляла продукцию в Россию через Молдавию. Этот путь насторожил правоохранителей, в итоге они нашли нестыковки в отчетах о поставках товаров на несколько миллионов долларов.

Тамбовские же выводили деньги под видом консалтинговых услуг и под видом кредитов от офшорных компаний. В 2008 году испанские власти задержали Геннадия Петрова, лидера «Тамбовской» ОПГ. По их данным, Петров был совладельцем банка «Россия», известного также как «банк друзей Путина», куда в 2014 году президент страны Владимир Путин попросил перевести свой зарплатный счет. Вместе с Петровым по делу проходили почти два десятка человек, в том числе известный питерский коллекционер Илья Трабер и депутат Госдумы Владислав Резник. А в материалах дела в прослушках обвиняемых фигурировали имена главы СКР Александра Бастрыкина, глава СЭБ ФСБ Сергей Королев (он же Болтай-Нога) и многих других.

В Испании эта группа, по версии местных властей, отмывала деньги через покупку недвижимости по завышенным ценам и оформляла несуществующие займы от офшорных компаний, а также переводила деньги под видом оплаты консалтинговых услуг. В октябре 2018 года суд в Испании оправдал Резника, Петров и Трабер по-прежнему находятся в розыске. Еще в 2012 году испанские власти дали согласие на выезд Петрова в Россию «на лечение», но обратно к испанским прокурорам он, как можно было ожидать, так и не вернулся, продолжая жить в Петербурге в доме на Каменном острове, где его соседями были сразу несколько друзей Путина из кооператива «Озеро».

«Солнцевская» ОПГ легализовывала средства через производство минеральной воды и футбольный клуб. В 2017 году все в той же Испании по подозрению в отмывании денег арестовали Александра Гринберга, на тот момент владельца футбольного клуба «Марбелья», и Арнольда Спиваковского (Тамма), авторитета «Солнцевской» ОПГ и замдиректора гостиничного центра «Пекин», а также еще 9 человек. Для этого, по версии следствия, фигуранты дела использовали легальный бизнес по производству бутилированной воды Aguas Sierra de Mijas, гольф-клуб Dama de Noche и футбольный клуб «Марбелья». Интересно, что название воды можно трактовать и как «вода с горы Михась», и как «вода Михася» (Михась — прозвище одного из лидеров «Солнцевской» ОПГ). Гринберг и Спиваковской провели под арестом всего полгода. По возвращению в Россию Спиваковский неожиданно умер. Расследование коррупционного дела продолжается до сих пор.

После серии уголовных дел и расследований в Испании если российские клиенты и приобретают недвижимость, то стараются как минимум покупать ее через структуру офшоров. Из-за ряда уголовных дел в Кишеневе не используется сейчас и молдавский ландромат. Сокращаются возможности использования банков для обналичивания средств, в 2013 году сгорели и были лишены лицензии 447 банков — в том числе за обнальную деятельность. А комиссия за обналичивание денег выросла с 2,4% в 2011 году до 15–20% в 2019 году.

Однако на практике просто сменились игроки и схемы. Если в сентябре 2016 года 8,5 млрд рублей наличными были найдены в квартире родственников полковника МВД, то в апреле 2019 — в полтора раза большая сумма — 12 млрд рублей было обнаружено в нескольких квартирах полковника ФСБ Кирилла Черкалина, начальника банковского отдела управления «К» ФСБ.

Опубликовано: 29.05.2020

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}