Неладно Татьяна Вольтская svoboda.org

"Газонное дело" в Петербурге. От сломанных кустов до пропавшей аббревиатуры РФ

Кассационный суд в Петербурге отказался пересмотреть решение, согласно которому активист Денис Михайлов и Богдан Литвин должны выплатить 7 миллионов рублей за порчу газонов во время акции "Он нам не царь" 5 мая 2018 года.

Прокуратура утверждала, что участники несанкционированного митинга уничтожили газон, вытоптали цветы и поломали кусты в Александровском саду возле Адмиралтейства и в саду у Зимнего дворца. Первоначально сумму ущерба оценили почти в 11 миллионов рублей, но потом снизили до 7,36 миллиона.

Это не единственный случай в России, когда организаторов протестов привлекают к гражданской ответственности из-за ущерба и убытков, причиненных, как заявляют власти, несанкционированными акциями. В Москве после массовых демонстраций минувшим летом миллионные иски были выдвинуты против оппозиционных политиков и активистов – Алексея Навального, Ильи Яшина, Владимира Милова и других.

В отношении петербургского активиста Дениса Михайлова это уже третье дело, заведенное из-за одного митинга против инаугурации Путина: по одному делу он отсидел 25 суток ареста, по второму выплатил штраф 300 тысяч рублей. Все три дела Денис Михайлов считает политическими. Нынешнее заседание кассационного суда показалось ему странным:

– Сначала они мне отказали в рассмотрении жалобы, через 3 месяца все-таки назначили – чтобы я мог формально дойти до Верховного суда в Москве. Заседание было в очень маленьком зале, но там было три судьи. Никаких вопросов они мне толком не задавали. Прочитали вслух жалобу, спросили, кто согласен, кто нет – понятно, что прокуратура была не согласна, а ответчики – я и Богдан Литвин – были согласны. Очень быстро заседание прервалось из-за того, что судье кто-то позвонил, и она попросила всех покинуть зал. Потом суд возобновился, судьи удалились в совещательную комнату буквально на 2 минуты – и вынесли решение отказать в удовлетворении жалобы.

– А газоны на самом деле пострадали?

– Никаких фото и видеодоказательств нет. Нет никаких экспертиз, есть просто мнение сотрудников садово-паркового предприятия Петербурга, которое обслуживает все эти газоны и клумбы. Но ведь оно всецело зависит от городской администрации, она выделяет деньги на их существование, поэтому как она скажет, так и будет. Тут есть нюанс: по их оценке, ущерб был нанесен на миллион рублей, но все эти якобы уничтоженные растения находятся на территории Александровского сада, а это памятник федерального значения, поэтому всю сумму надо умножать где-то на 5, а где-то на 7. Но повторяю, нет ни одного зафиксированного факта, что кто-то выдирает цветы или ломает кустарники. Я считаю, что это дело в первую очередь политически мотивировано.

Такую же позицию занимает и второй ответчик по этому делу – координатор движения "Весна" Богдан Литвин. Он тоже замечает, что судебное заседание прошло на удивление быстро, тоже обращает внимание на странный перерыв из-за звонка судье и добавляет, что главная проблема была попасть в здание суда, называя российскую судебную систему крайне недружелюбной:

– Были большие очереди и "театр безопасности". Но главное, что суд просто отклонил жалобу Дениса Михайлова, фактически не рассматривая. Доверенности у сторон не проверяли, думаю, времени не хватило даже на то, чтобы внимательно прочесть позицию прокуратуры – листки с изложением этой позиции раздали прямо на заседании. Сегодня мы в очередной раз пытались доказать суду, что мы вообще не могли повлиять на ход акции – мы с Богданом в этот день даже не общались. А главное, что сумму в 7 миллионов рассчитывали не по закону "О зеленых насаждениях", а совсем по другому закону, который к этому делу не имеет никакого отношения. Но все доводы о несостоятельности иска были опять проигнорированы.

Коллизию с законами объясняет представлявший в суде интересы Богдана Литвина юрист Виктор Воробьев:

– В федеральном законе "Об охране окружающей среды" есть правила возмещения ущерба, нанесенного окружающей среде. Но как оценить ущерб от загрязнения озера Байкал – вроде в гражданско-правовой сфере это ущерба никому не наносит, ничего никому не сломали, не украли, тут ущерб в каком-то смысле даже не совсем материальный, это потеря неизмеримых природных ресурсов. Именно поэтому в законе говорится, что ущерб окружающей среде взыскивается по определенным таксовым методикам.

Проблема "газонного дела" в том, что ущерб, якобы причиненный газонам и цветникам Александровского сада и сада Зимнего дворца, посчитали по правилам закона "Об охране окружающей среды", хотя там никакая не окружающая среда, а вполне конкретные цветники и кусты, имеющие вполне конкретную стоимость в рамках госконтракта. Мы доподлинно знаем, сколько город потратил на закупку всех этих растений и на их восстановление – на самом деле нисколько, так как обслуживание и восстановление было уже заложено в госконтракте, и никакого нового контракта после митинга не заключалось. И это никакие не 7 миллионов, там совершенно другие деньги – на порядок меньше.

Кроме того, Виктор Воробьев не понимает, почему суд однозначно рассматривает как организаторов митинга "Он нам не царь" Богдана Литвина и Дениса Михайлова, который в 2018 году был координатором петербургского штаба Навального, но теперь таковым не является. На этом основании на них возлагают материальную ответственность за якобы испорченное городское имущество, заставляя их отвечать за действия третьих лиц.

Воробьев замечает, что если кто-то и вытаптывал зеленые насаждения, так это были сотрудники полиции и Нацгвардии – именно их тяжелое обмундирование причиняет наибольший вред газонам, если по ним ходить. Кроме того, Литвин был задержан в самом начале несогласованной акции и потом уже никак не мог на нее влиять. По словам юриста, Михайлова и Литвина признали организаторами акции лишь на основании сообщения, опубликованного за пару дней до акции Богданом Литвиным, – о том, что он на этот митинг пойдет: "по этой логике, если я иду, значит зову и других, а если зову других, значит, я организатор".

Михайлов и Литвин не ожидали, что суд удовлетворит их кассационную жалобу. Активисты намерены подать жалобу в Верховный суд. Правда, Михайлов не надеется, что там справедливость восторжествует – зато будут пройдены все российские судебные инстанции, а значит, соблюдены формальности, которые позволят обратиться в Европейский суд по правам человека. Юрист Виктор Воробьев считает, что в ЕСПЧ у этого дела хорошие перспективы.

Литвин и Михайлов говорят, что "газонное дело” положило начало абсурдным искам к московским оппозиционерам со стороны ресторанов, метрополитена и других организаций. По словам Дениса Михайлова, новая практика подавления свободы собраний напоминает белорусское законодательство: "Там сейчас, чтобы организовать митинг, надо сначала заплатить за работу сотрудников милиции". Именно поэтому, по мнению активиста, важно дойти до Европейского суда, чтобы в корне пресечь эту порочную практику.

Михайлов также прокомментировал отказ властей Петербурга согласовать марш памяти Бориса Немцова. В официальном письме, в частности, говорилось, что властям неясно, о "каких репрессиях, нарушениях прав свобод и свобод человека идет речь; где, кем и каким образом они осуществляются; что подразумевается под аббревиатурой РФ" – якобы "в действующем законодательстве и в Конституции Российской Федерации такой аббревиатуры не существует".

– В обосновании отказа они нам написали, что такой страны, как РФ, не существует, да и политических репрессий, против которых мы хотим выступить, тоже нет, а если есть, то назовите конкретно, вплоть до фамилий, и только после этого мы вам согласуем. Это издевательская позиция со стороны города. Там, где мы заявили шествие, конечно, во всех местах идет ремонт – то есть дают понять, что под любым предлогом не согласуют. Мы изначально заявляли о марше, и он должен пройти в центре города.

По словам Михайлова, возможно, будет предпринята последняя попытка согласовать марш, если она провалится, то скорее всего, активисты примут решение о выходе на несогласованную акцию.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}